ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Погоди, погоди, ты-то все знаешь, а я пока не понял: что со «Спартаком»?

— Если бы что было, я бы с этого и начал. То есть идея была ясная: угробить цвет команды. Но у меня с новыми технологиями в отделе сейчас совсем хорошо. Полное финансирование, все новинки, начальство не скупится. Прошли времена, когда деньги на сверхнакрученные туалеты для дач нашим генералам находились, а на наши акции технику выдавали устаревшую.

— Ну, короче, Склифосовский...

— Если короче, там был мой сотрудник. И при нем, как у всех моих на матчах «Спартака», был ноутбук с «наворотами». Парень мой просчитал ситуацию, обстановкой-то он владел, и понял, что это не случайная авария с управлением, а явный теракт и значит — в самолете работает автопилот с конкретной установкой. Он и дал электронным кишочкам самолета другую.

— То есть, в считанные минуты перепрограммировал полет? Ну, даже у нас этого еще нет... — удивился Зрелов.

— А на безопасность скупиться не надо. Знаешь такую поговорку: «всe лучшее — детям». Так и у нас. При новом Президенте перестали стесняться того, что на безопасность нужно тратить большие деньги. Потому что скупой, как известно, дважды платит. Словом, рухнул самолет в воду...

— В какую воду?

— Так там, у самого стадиона, река Лососинка протекает. Раньше та чаша, в которой стадион был устроен, была руслом полноводной реки. Сейчас река поуже и пожиже, но как раз хватило, чтобы самолет в нее рухнул, не задев стоявших на пригорке многоэтажных домов, и тем более промахнувшись мимо стадиона. Кстати, стадион там тоже «Спартак» называется. Хорошо упал.

— В смысле?

— Много «кишочек» электронных для следствия осталось неповрежденными, не сгоревшими, поскольку взрыва практически не было. А было полное крушение...

— Полное крушение планов Барончика?

— Не кажи «гоп», пока не перепрыгнешь, друже. Он мужик хитрожопый: извернется, а напакостит.

— Ты проверял, нельзя на него поднажать по официальным каналам?

— Нет, чисто работает. А подозрения к делу не подошьешь.

— А припугнуть, что ли, по криминальным?

— Он очень богатенький, этот Барончик. У него, как обернешься, — все куплены. Если бы ты знал, какие меры предосторожности я принимаю во избежание утечек информации! — посетовал Патрикеев.

— Даже у вас?! — не поверил Зрелов.

— И в МВД, и в ФСБ, и у нас, не говоря уж об Администрации Президента, Госдуме, министерствах, связанных с ним бизнесом... Доверяю только своим. Вот и со «Спартаком» сейчас постоянно ездит мой сотрудник, капитан Василий Глущенко. Он и атлет, в случае чего, и стреляет, как Рембо, но и умница, компьютерщик навороченный. Так что я уже ему в охрану двух своих парней придал. Такая вот цепочка: он охраняет «Спартак», а они — его. Такое время, компьютерное, тут ножом и пистолетом всего не добьешься.

— И это ты говоришь президенту компьютерного холдинга «Диалог»?!.

Посмеялись.

— Да, в Петрозаводске этот приезд «Спартака» надолго запомнят.

— Так хорошо играли?

— Нет, просто после падения самолета в речку много рыбы оглушенной всплыло. Так окрестные жители с корзинами и ведрами ходили, сачками вылавливали. В Петрозаводске зарплату нерегулярно платят. Хорошо, хоть так Москва периферии помогла. Кстати о помощи: ты вышел на фанов спартаковских? Провел встречу с их «старшиной»?

— Да, обговорили, как избежать повторения ситуации в Гданьске. Думаю, спартаковские болельщики теперь пособраннее будут, поответственнее. Раньше они в лучшем случае были персонажами мелких криминальных драм — драки с фанами других команд, сопротивление милиции, задержания, акты вандализма. А тут вдруг оказались втянуты в крупное международное преступление, стали если не героями, то персонажами такого крутого триллера, какого и по телевизору не видели.

Принесли лососину в сметанном соусе. Грех было не выпить под нее, закусив соленым грибочком. Что друзья и сделали.

— Скажи, пожалуйста, если угодно, как официальное лицо официальному лицу, как полковник Генпрокуратуры президенту Клуба «Спартак», что там в Питере? Есть продвижение? — спросил Зрелов.

— Должен тебя огорчить, — покачал головой Егор. — Неприязнь Барончика к футбольному «Спартаку» распространилась на весь клуб «Спартак». Тут и естественное раздражение: команда упрямо, несмотря ни на какие провокации, несмотря на гигантские деньги, уже потраченные на борьбу с ней Барончиком, продолжает побеждать в Кубке. Но есть тут, думаю, и расчет: создавая помехи твоему клубу, пытаясь заморозить строительство крупных спортивных сооружений клуба, начатое тобой, сфальсифицировать уголовные дела против строителей, используя для этого коррумпированных сотрудников правоохранительных органов, Барончик добивается, ты уж извини, не твоей головной боли. Метит-то в конечном счете он все равно в футбольный «Спартак». То есть, стреляя в академика Зрелова, он метит в «коча» Романцева. Кстати, что нового насчет угроз лично тебе?

— Было два странных звонка по сотовому. И не засечешь, кто и откуда. Это сразу после того, как пытались затопить мою стройку теннисного корта.

— Банька, в которой ты меня парил, уцелела?

— Да все уцелело! Конечно, убытки, потерянные нервные клетки. Но все восстановил.

— Тебе ведь звонили с предложением прекратить какую бы то ни было поддержку «Спартаку»?

— Было и это. Так смешно: у «Спартака» столько болельщиков, разве ж всех запугаешь? Отстали.

— Сами бы не отстали. Я поручил Одинцовской райпрокуратуре возбудить уголовное дело по факту угроз, и они обычным путем вышли на заказчика и исполнителей. А дальше дело уже мои парни раскручивали. Виктора Егоровича Потапова ты у меня встречал, высокий такой, белобрысый, майор. Все мечтал подполковника получить. Проследил всю цепочку от Одинцова до Парижа — и получил искомый чин. Награда нашла героя. И тебе спокойнее.

— Дорого нам эта операция дается, — покрутил головой Зрелов, — у меня потерянные нервные клетки, у тебя незажившая, так полагаю, гематома на ребрах от выстрелов снайпера в Прикамске. Хорошо еще, что у тебя бронежилет Командир был.

— А у тебя нервы — как стальной комок... И все-таки, пусть гематомы будут у Исы, а кошмары снятся впечатлительному Барончику. Так будет справедливее.

— Но выпьем мы не за это. А за победу «Спартака» в Кубке «ЕвроТОТО», — Зрелов оглянулся. — Официант, можно вас на минуточку? Вот, будете свидетелем: мы пьем за победу «Спартака» в Кубке «ЕвроТОТО»! Подтвердите потом, что мы предсказали ему победу.

— "Спартак" — чемпион. Это ясно, — согласился невозмутимый кельнер. — Но свидетелем не буду. Они долго не живут...

ГЛАВА 3

ОХОТНИК ЗА «НОЧНЫМИ БАБОЧКАМИ»

Когда впервые в окрестностях спартаковской базы в Тарасовке нашли труп молодой женщины, дело было возбуждено райпрокуратурой. Женщина была изнасилована, по мнению судмедэксперта, несколькими мужчинами, после чего ей было нанесено двадцать восемь колото-резаных ран острыми предметами — ножами или заточками. Исследовав место вокруг оврага, в котором был обнаружен труп молодой женщины, следственная группа однозначно пришла к выводу, что изнасилование и убийство произошли не здесь.

Возможно, весь ход дальнейшего расследования, а в какой-то степени и этого сюжета пошел бы по иному пути, если бы не журналисты.

Молодой следователь райпрокуратуры не смог избежать соблазна славой, когда корреспонденты известных центральных газет стали осаждать его с просьбами об интервью. И хотя он знал о рекомендации нового Генерального: быть крайне деликатными с интервью о не законченных расследованиях, желание мелькнуть на телеэкранах пересилило осторожность.

— Преступление, по всей видимости, совершено группой молодых людей, — стараясь повернуться к камерам в фас, а не в профиль, поскольку, по мнению жены, профиль у него был слабоват, рассказывал молодой следователь; при этом ко всем четырем камерам четырех каналов сразу фасом повернуться не удавалось, следователь явно нервничал. — Тот факт, что женщина была перед смертью неоднократно изнасилована, причем есть предположение, что каждый из насильников сделал это по меньшей мере дважды, говорит о том, что это молодые, спортивные ребята.

96
{"b":"19882","o":1}