ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мы главное успели. А теперь все пойдет быстро. Вылетят в срок. Билеты есть. Физические кондиции отличные. Психологически, конечно, это не могло не сказаться на команде, но...

— Но теперь они даже злее будут, — подытожил Костя Вилков.

— А ты еще здесь? — деланно удивился Аверьянов. — Марш в лабораторию. И помни, от твоей скорости зависит спортивный престиж России. Одна нога здесь, другая там.

Костя, вдвойне счастливый от того, что «Спартак» вне подозрений и что сейчас будет повод переговорить с новой лаборанткой, умчался.

— А ты, Митя, — заметил сурово Аверьянов Колычеву, — бросай курить. Видишь, как легко найти курящего преступника.

ГЛАВА 4

В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

— Ты бросай курить, Михал Николаич, — усмехнулся Кардашов, слушая кашель начальника одного из управлений ФСБ Кожеватова. — Знаешь сам, как легко найти преступника по окурку.

— Так то преступника, — наконец прокашлялся Кожеватов. — Это, во-первых, а во-вторых, мы давненько не встречались, я за это время курить бросить раза три пытался. И с третьей попытки удалось.

— А чего кашляешь?

— Так какого-то можжевелового духа ты там на камни подбросил, — нюхать его приятственно, а горло дерет.

— Да, парок у нас тут знатный. А ты не хотел в наш пансионат «Истра» ехать.

— Так не ради пару, поверил, что АТС-1 прослушивается, у нас тоже есть основания этот факт иметь в виду. Хотя ребята из ФАПСИ все проверяли по несколько раз — линии, колодцы... Может, все-таки жучков понаставили?

— У нас теперь есть новая аппаратура, — каждый день с утра все кабинеты, где обсуждаются оперативные вопросы, проверяем на прослушку. Нет, полагаю, все-таки международный криминал заплатил большие деньги, допускаю даже, что ради такого дела скооперировались и нашли возможность прослушивать АТС-1.

— Ну, мы-то тоже, как сам понимаешь, не лаптем щи хлебаем, — тоже исключаем «жучков» и «клопов» в своих кабинетах.

— А предателей? Исключаешь?

— От этого ни мы, ни вы не застрахованы. Ты давай к делу, не первый год знаем друг друга, доверяем.

— Добро. Тогда слушай меня внимательно.

— А может, в джакузи перейдем, тут уж больно парок крепкий?

— Зато здесь уж точно гарантия, что «жучка» нет. Итак, несколько лет назад, задолго до всей этой криминальной истории вокруг «Спартака», когда и речи не было, что когда-нибудь он начнет выступать в коммерческом турнире «ЕвроТОТО» и даже будет реально угрожать лучшим клубам Европы, случилась со «Спартаком» странная история.

Собственно, «Спартак» в этой истории был как бы с боку припеку. Он хорошо играл во внутреннем первенстве и наверняка выигрывал чемпионат России. И вдруг на рынки многих городов страны выбросили большие партии различных спортивных изделий — клюшек, вообще хоккейного обмундирования, баскетбольных мячей и кроссовок, футбольных мячей, бутсов, спортивной формы и прочее с эмблематикой «Спартака».

— Да сейчас многие команды, чтобы поддержать клуб материально, занимаются коммерцией.

— Да, и в самом факте не было ничего криминального. Но проверила эту продукцию вначале торговая инспекция, — оказалось очень далеко от ГОСТА, крайне низкое качество. Это в одной партии, в одном городе. Проверили уже с приглашением сотрудников милиции, с санкции прокуратуры все склады и торговые точки фирм, торгующих этим снаряжением. Все подтвердилось — продукция идет из одного источника, не соответствует ГОСТам. Проверили документы — дела ведет некий холдинг «Спартак». И даже среди учредителей — президент клуба «Спартак» П. Зрелов и «коч» «Спартака» футбольного О. Романцев. Но тут уж прокуратура повнимательнее вгрызлась в это дело — все подделка.

— Товар поддельный?

— И товар и документы. Подключили налоговую инспекцию, оказалось, и по их части преступлений вагон и маленькая тележка. Подключили Таможенный комитет, чтоб узнать, откуда ноги растут.

— И откуда ж они росли?

— Ноги были в одной соседней азиатской стране, там была создана целая сеть предприятий, производящих спортивное снаряжение, оборудование, одежду с эмблематикой «Спартака», как правило, нелегально или за взятки на таможне это все переправлялось в Россию и здесь продавалось с нарушением правил торговли.

— То есть?

— То есть налогов не платили, деньги конвертировали, перебрасывали в офшорные зоны, и там прибыль фирм оседала в банках. Всей операцией руководила прокуратура, но мы давали, естественно, поручения и МВД, налоговой инспекции и полиции, и вам. Все с нашими поручениями справлялись, что особенно приятно, учитывая, что в ходе расследования были вскрыты факты взяточничества, халатности, разгильдяйства в их конторе.

— А мы там в каком качестве задействованы?

— Во всех делах фальшивой фирмы «Спартак» участвовали и иностранцы, граждане некоей азиатской страны организовали производство и поставки в Россию низкокачественной продукции, а граждане двух европейских стран помогали в конвертации и переброске денег через отделения их банков в России в банки офшорных зон.

— Кто у нас этим делом занимался?

— Подполковник Феклистов Иван Сидорович.

— Так, помню. За срыв сроков выполнения вашего поручения ему было поставлено на вид. Помню, помню... Странная была история. В остальном очень квалифицированный специалист. Причем старательный, даже угодливый, не только в срок задание выполнит, но и спешит отчитаться как можно скорее. Карьерист. Но я-то считаю, что в хорошем плане все офицеры должны быть карьеристами. Ну, да я не о том. Помню. Да... А тут — задержки сроков. Это направление я тогда не курировал, но курирование кадрами было за мной. И помню, я даже вызывал его. Есть у меня такое правило — наказывают сотрудника или поощряют, я люблю с ним лично встретиться и пояснить — за что, чтоб не было обид, недоговоренности.

— И как же он тебе объяснил свою нерасторопность?

— Вначале пытался свалить все на объективные обстоятельства. А потом вдруг спрашивает: «А вы-то сами, товарищ генерал, за какую команду болеете?»

— А ты что ответил?

— Правду, естественно: как болел за «Динамо», так и болею.

— А он?

— Он и говорит: «Вот видите, вы, как и я, за „Динамо“ болеете, что ж мы с вами будем нашим постоянным соперникам подыгрывать?» Я ему говорю: «Ты соображаешь, что говоришь? Где суп, а где мухи? Одно дело, за кого болеть, другое — служба, да и мы ж с тобой, когда спартаковцы за сборную страны играют, тоже за них болеем. Как ты мог? Так ты, значит, потому и волынил с этим делом, что спартаковцам хотел насолить?»

— Повинился?

— Какое там. Упрямо так на своем стоял. Говорит: «Еще неизвестно, может, на этой низкопробной продукции и Клуб „Спартак“ наживался».

— Ну, это-то полная ерунда. Мы все проверили. Вообще «Спартак» — ни Клуб, ни команды, ни одна из коммерческих структур, официально сотрудничающих с Фондом «Спартак», не имели никакого отношения к этой банальной уголовщине.

— Так и я ему сказал. Ну, выволочку как дисциплинированный офицер принял, но в убеждении остался прежнем. Однако за волокиту получил замечание, а за дурость мышления у нас сразу не наказывают.

— А жаль... Это мы оба по преступникам знаем, — если не наказали за первое преступление, он обязательно на второе пойдет. Главное, как мы говорим, не суровость наказания, а его неотвратимость.

— Что на Феклистова имеешь?

— Имею, друже, имею. На этот раз дело, пожалуй, более серьезное и наказывать его придется суровее. Хотя, опять же, допускаю, и на этот раз им руководила не корысть или преступный умысел, а все та же глупость болельщика... Опять твой Феклистов попытался насолить «Спартаку».

— Давай подробности.

— Ты знаешь, что в ряде случаев мы даем поручения ФСБ, особенно если дела как-то связаны с иностранными фирмами, гражданами других стран.

Вот две недели назад, после матча «Спартака» на первенство России, после выхода со стадиона группа молодых людей, одетая в одежду со спартаковской эмблематикой, устроила драку с болельщиками команды противника. В ходе драки ряд молодых людей получили гематомы, перебитые носы, даже колото-резаные раны, не представляющие угрозы для жизни. И в суматохе был тяжело ранен сотрудник одной из зарубежных фирм, гражданин этой страны. Через два часа в больнице он от полученного ножевого ранения скончался.

99
{"b":"19882","o":1}