ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как только был закончен первый лист, я взял и начал его читать. Интересно, очень даже интересно.

По его словам выходило, что в Старых Атагах Шейх не только вел переговоры с арабами, а уже произошло объединение. Об этом ушло донесение в штаб-квартиру «Братья-мусульмане», где нашло горячую поддержку и одобрение. А значит, скоро пойдет целевое финансирование. И готовится не что-нибудь мелкое, а захват Чечен-Аула. Для этого с боевиками, которые в Новых Атагах, Чечен-Ауле, Шали, ведутся переговоры о перегруппировке сил и средств под единое командование Шейха. Общая численность предположительно пятьсот-семьсот человек. Наступление — через месяц.

Базируется сам Шейх по такому-то адресу. Но это не точно. У него три дома. В одном доме точно живет араб-боевик. Местный мулла поддерживает бандитов и призывает всех жителей села вступать на тропу борьбы с нами. Значит, поддержки духовенства мы лишены. А старейшины? Эти ничего не решают. Но в случае конфликта, как всегда, будут защищать бандитов. Типа, да, мы ссоримся, но это наши, чеченские разборки, и русским здесь делать нечего.

Потом я взял с него подписку о сотрудничестве. Юридической силы она не имеет абсолютно никакой. Но психологическое влияние имеет огромное. Плюс страховка на тот случай, если юноша попытается крутить задом, пытаясь меня обмануть. Вспомнились слова из песенки: «Тетя Соня, не крутите задом! Это неприлично, вам говорят!» Нет, у меня определенно ассоциативное мышление. На каждое событие, фразу у меня сразу всплывает какой-то афоризм или строчка из песни, кинофильма.

Я объяснил «Махмуду», как мы с ним будем связываться. Способы обычной связи, способы экстренной связи.

Я отпустил его, а потом опросил еще двоих милиционеров. Я был на взводе, мне хотелось вербовать еще, получить информацию. Но не получилось. Они были крестьянами. А может, меня просто обманули?

Каргатов

Мне достался рядовой милиционер. Я сделал себе кофе, влил туда вместо привычной ложки коньяка целую стопку водки. То же самое сделал и для Ступникова. Подумал и влил для Саши еще стопку. Он огромный, чтобы согреться и не спать ему нужна доза побольше.

Вошел милиционер.

На вид лет сорок или около того. Рост немногим более ста семидесяти пяти. Черные с проседью волосы уложены назад. Видно, что человек тщательно причесывается, следит за своей внешностью. Лицо интеллигентное. Высокий лоб, небольшие залысины. Брови черные, широкие, густые — «домиком». Нос прямой, в профиль напоминает клюв хищной птицы. Уши большие, сломанные неоднократно. Не уши, а пельмени. Борец? Носогубная складка не выражена. Рот большой. Губы мясистые. Подбородок тяжелый. Шея накачанная. Плечи мощные, покатые. Точно борец. Руки большие, на кистях множество мелких шрамов. Ногти короткие, обломанные.

Впечатление от него было двояким. С одной стороны, было видно, что человек интеллигентный или старается им казаться. С другой стороны — обломанные или обгрызанные ногти.

Из других комнат раздавались крики — это мои коллеги кричали на опрашиваемых. Но они не действовали на моего собеседника. Он сидел спокойный и невозмутимый, как индеец. Криком его не возьмешь. Матерый мужик. А почему все еще рядовой милиционер?

Не люблю суеты, не люблю шума и моментальных решений. Здесь нужна кропотливая длительная работа. Убитого солдата жаль, может и этот демон, который сидит напротив, тоже причастен к его гибели.

А почему собственно «демон»? Спокоен и равнодушен. Я бы дергался, а у этого нервная система как у самурая.

— Как вас зовут? — начал я.

— А это имеет какое-то значение? — ответил вопросом на вопрос. Пытается меня «расшатать», вывести из равновесия?

— Надо же как-то общаться. Как вас называть?

— Иса. — Подумал и добавил: — Иса Гадуев. Автобиографию надо рассказывать?

— А есть что-то интересное? — Теперь я его вывожу из состояния душевного равновесия.

— Не знаю, — он пожал плечами. — Вы же можете взять личное дело, и там найдете, что я и в первую кампанию и во вторую воевал против вас.

Он смотрел спокойно, проверял мою реакцию на его слова.

Я справился с волнением.

— Ну и как — понравилось? — Я закурил, пытаясь скрыть свое волнение.

Ступников наверняка уже «потрошил» бы его. Не получится у меня — отдам Сашке.

— Как может понравиться война. В 1993 году я уехал в Россию, мы покупали угнанные машины. Когда ехали через Москву, там был этот штурм вашего Белого дома — Верховного совета. Там повоевал под руководством Хасбулатова. В здании много было чеченцев. Мы хорошо постреляли, но силы были неравны. Потом нас выпустили по системе канализации.

— Как выпустили? — не понял я.

— Очень просто. Договорились с милиционерами, которые штурмовали здание, ночью передали им деньги, рассказали, где стоят машины, отдали ключи от них, они нас и выпустили.

— Дальше!

— Приехал домой. Оказывается, кто-то посчитал, что меня убили в Москве, и разграбил мою квартиру в Аргуне. Родителей убили. Похоронили без меня. Семьи у меня не было. Я поклялся, что отыщу, кто это сделал.

— Нашел?

— Узнал, но не отомстил, — он вздохнул, очень искренне.

Это было первое проявление эмоций, ему было жалко, что не отомстил.

— Убили без тебя?

— Нет. Был такой полк, сформированный из бывших заключенных.

— Одним из командиров которого был Шейх, — подсказал я.

— Шейх, — подтвердил Иса.

— Неужели сам Шейх забирался в квартиры и убивал людей? Птица высокого полета, не мог же он так низко опуститься?

— Нет. Это сделали его подручные. Но у Шейха и тогдашней верхушки Чечни был один пунктик — они собирали старинное оружие. У моего отца был старинный меч. Долго рассказывать не буду, все равно историю Кавказа не знаете, знали бы — не полезли бы к нам. Так вот. Меч состоит из двух лезвий. Они гибкие, если ударить по человеку, то человек разрубается на несколько частей. Плюс ко всему этот меч можно носить на поясе как ремень. Выкован был в Дагестане в 1778 году. У многих он побывал. Потом перешел в нашу семью. Переходил от отца к старшему сыну. Когда была депортация, то мой дед спрятал его, потом рассказал моему отцу, и по возвращении из Казахстана мы отыскали его. Еще при Советах к нам приходили, предлагали большие деньги за него. Мы всегда отказывали. Нас не трогали, мы из старинного рода. Среди окружающих всегда авторитетом пользовались. Только от всего этого рода остался один я. Много кто хочет к нам примазаться, но все это низкородные плебеи, — Иса опять говорил абсолютно спокойно. — И вот когда прошел слух, что меня убили в Москве, пришли посланцы от Шейха и предложили продать меч. Отец отказал, после этого убили… — он вздохнул, — и его и мать. Меч передали Шейху, тот — Дудаеву. Показывали как-то, как он махал им.

— Так ведь Шейх, может, и не знает, как завладели этим редким оружием? Поэтому мстить надо не Шейху, а исполнителям, — у меня забрезжила одна идея.

— Шейх только поначалу не знал. Но республика у нас маленькая, ему передали, как это было, а попутно передали мою просьбу отдать мне этих трех негодяев.

— А он?

— Он сказал — на все воля Аллаха.

— Иншалла! — вставил я.

— Читали Коран? — удивился он.

— Читал. А вы?

— Нет. Не верю я ни в бога, ни в черта, ни в Аллаха, ни в Будду. Я верю в человека, в себя. Шейх сказал, что своих людей он покарает сам. И ничего не сделал. Я сам их нашел и убил. Не сразу. Одного убил здесь, в Чечне, второго — во время штурма Грозного вашими войсками, в январе 1995 года. Третьего — чуть позже.

— Как же вы стали боевиком? С вашей родословной, — не удержался я от «шпильки», — вы должны быть минимум бригадным генералом.

— Я старался держаться от всего этого. Я не воровал сам. Я покупал краденые машины, перегонял в Чечню. Но сам не воровал. Не вступал ни в какую банду.

— Кто вы по образованию? Кем работали до войны?

— Нефтяник я. Отец мой тоже нефтяник. Был нефтяником, — поправился Гадуев. — Когда пришел Дудаев, то образованные люди не нужны стали. Пришли те, кто знает Коран, и сказали, что теперь они образованные — а мы, интеллигенция — прах. Бараны! — Снова проявление эмоций. — Я старался не конфликтовать с ними. Я — потомок древнего рода — не должен опускаться до них. Просто отошел в сторону. Я всегда стараюсь держаться в стороне от интриг, политики. Это не достойно настоящих мужчин. Все это возня плебеев.

13
{"b":"19885","o":1}