ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это было очень неожиданно и резко. Как выпад кобры. Все вздрогнули. «Беседа» с разведчиками для бандитов могла закончиться плачевно.

Мы ушли.

— Ну что, предводитель? Готов? Эх, хорошо на улице! — я вздохнул грудью свежий, морозный воздух.

Потянулся так, что хрустнули суставы. После прокуренного, а курили все присутствующие, маленького кунга казалось, что не дышал, а пил этот воздух.

— Готов частично. — Сережа тоже жадно вдыхал воздух. — Если пойдет не по плану, то извини!

— А за что извинять-то? Там бандиты. Один из них в федеральном розыске. Второй — убийца. Его пособник. Дом, где они укрываются — тоже хорош. Сознательно укрывают террористов. Так что это пусть они извиняются. У тебя какие-то сомнения? Давай я пойду, — я посмотрел на Каргатова.

Нет у него сомнений.

— Да я не о том! — он отмахнулся. — Просто будет жалко, если информация уйдет. Вот это обидно. Маленькая ниточка. Тоненькая. И чтобы ее не оборвать, надо много сделать. Разведчики могут напортачить. За товарища поторопиться отомстить. Э, что гадать! Будет ночь — посмотрим. Идем. Мне надо поужинать.

На войне надо есть всегда, когда есть возможность. Почему? А кто знает, когда придется еще раз поесть. Поэтому и сало ценится не просто как продукт питания, а как залежи килокалорий. Это дома народ борется с лишним весом, а на войне лишних калорий не бывает.

И еще относительно еды. Пока ехали домой, я вспомнил своего деда-соседа по даче. Он рассказывал, что когда воевал в финскую, попали они в «котел». Маленький такой «котел». Окружение полное. На пятачке в два на четыре километра батальон был отсечен от основных сил. Зима лютая. И финны долбят из артиллерии. И кушать нечего. Съели всех лошадей, собак. Все, что можно, то и съели. Зима, холод, финны, артиллерия и днем и ночью. Начали варить и есть кожаные ремни, сапоги. До людоедства дело не доходило, и слава богу. Но дед и его товарищи переодевались в форму финских военных и приходили на пункт питания финнов. Так было несколько раз. Голод толкает на безрассудные поступки. И мой сосед выжил. Он хотел есть, рисковал ради выживания и выжил, он даже приносил часть еды своим более робким товарищам. А многие, кто не решался на безумие — поход с котелком к противнику, умерли от голода или сошли с ума.

Поэтому на войне надо есть. Есть при любой возможности. Неизвестно, когда еще раз придется покушать. Эх, дед-дед! Сейчас-то я тебя понимаю и восхищаюсь твоим мужеством. А тогда, на даче, я просто посмеялся над твоей сообразительностью. Чтобы понять человека, порой надо попасть в схожую ситуацию. Не представляю себе, чтобы я пошел за едой, переодевшись в форму чеченских боевиков. Безумие. Но на что я способен, чтобы выжить? Посмотрим.

Когда уезжал в первую командировку, то матушка дала мне церковные ленты с какими-то письменами. Не знаю, помогают они или нет, но, уезжая во второй раз, я взял их с собой, и периодически трогал их и нательный крест. Это стало уже привычкой. Молитв не знаю, но, скажем так, примета, помощи просил.

Вот и сейчас тоже…

Мы добрались до отдела. Сережа пошел готовится к мероприятию, я — к начальнику.

Шеф выглядел не лучшим образом. Казалось, он постарел. Оторвался от бумаг.

— Ну, что? Поговорили? -растер он красные от напряжения глаза.

— Поговорили. Удачно зашли. Там и главный разведчик был. Командир роты.

— А, Калина. Как бы не напорол чего сгоряча.

— Вроде пообещал. В том числе и поговорить со своими бойцами.

— Может, надо было со своими «спецами»? — внимательно посмотрел на меня начальник.

— Для этого надо согласовывать вопрос с Москвой. А за это время война закончится, — я примерно знал, сколько дней уйдет на это.

— Да, ты прав. — Устал шеф, устал. — Тут вот расшифровки пришли.

Он пододвинул ко мне стопку бумаг.

— Времени нет читать. Вкратце, что там?

— Расшифровка бумаг, что несли арабы, которых пограничники грохнули. Плюс перехват и расшифровка спутниковых телефонов.

— Что нового?

— Мы были правы, Шейх замышляет большое дело.

— Надо же ему как-то возвращаться, а то ведь сколько отсутствовал. — Я закурил.

— Арабы предлагают ему найти в Грозном контейнеры с радиоактивными изотопами — примерные координаты указываются, и изготовить так называемую «грязную» бомбу.

— Это уже было. В конце прошлого года москвичи нашли эти капсулы и предотвратили попытку. Закордонные «вовчики» не унимаются. Считают, что здесь залежи радиоактивных капсул, -хмыкнул я.

— А ну как эти гады соберут здесь эту бомбочку, да отвезут к тебе в Красноярск, что ты после этого скажешь?

— Ладно, убедил. Что дальше?

— Тут же приложен циркуляр.

— «Поднять, усилить, укрепить, проинструктировать. И под персональную ответственность»? — я махнул рукой. — Это мы уже проходили.

— Внедрять своих людей в органы власти, силовые структуры, а также — идти в агенты органов госбезопасности и органов МВД.

— Они уже это выполнили. — Я выпустил струю дыма. — Местный РОВД, наверное, на две трети состоит из внедренных бандитов. Про агентуру я тоже пока промолчу. «Засланцев» полно, чувствую, что очередь выстроилась. Посмотрим утром, что получится из этого роя.

— Так, а вот дальше ты уже не знаешь. Первое — устраивать акции, дискредитирующие федеральные силы. Дается несколько готовых рецептов. Камуфлировать мины под детские игрушки и подбрасывать детям.

— Вот бляди! — я поперхнулся дымом.

— Дальше. Вот интересный пункт. Переодевшись в форму федеральных войск, устраивать налеты на мирные деревни, органы власти, подразделений МВД, сформированных из местного населения, школы, больницы. Как тебе это?

— Охренеть можно! — я потер лоб. — Не дураки там сидят.

— Добавить?

— А много еще?

— Это только присказка, сказка будет впереди. Расшифровка телефонных переговоров, — он выдержал паузу.

— Ладно, говори, — не выдержал я.

— Закордонные друзья-товарищи сообщают, что как только сойдет снег, Шейху доставят оружие, денег.

— Много денег?

— Много. Больше двух миллионов долларов. Это только на его банду. А сколько их по Чечне?

— Много, — я кивнул.

— А пока Шейху предлагается активизировать акции по уничтожению живой силы противника. Привлекать в свои ряды больше боевиков. И самое главное — оттягивать из Грозного на себя федеральные силы. Ну-ка, прояви свои аналитические способности. Что это значит?

— Одно из двух. Либо они планируют очень большую акцию в Грозном, либо здесь. Мы же раньше говорили, что замышляют эти гады большую пакость. К гадалке не ходи! Только не говори, что прилагается циркуляр, — опередил я его.

— Не знаю, какой ты опер, но начальником работать уже можешь — циркуляры рассылать, — усмехнулся шеф. — Ладно, иди, готовься! Дай бог, чтобы все получилось!

Я перекрестился.

Каргатов

Я пришел к себе и начал внимательно, наверное, уже в тридцатый раз изучать карту. По памяти делал на ней пометки. Здесь обрушен дом, он перегородил обзор. Но секрет выставить можно. Я закрывал глаза и шел вокруг дома. Здесь и здесь надо поставить людей! Надо сделать все очень и очень негромко. Тихо не получится. Тридцать человек ночью вряд ли в деревне смогут тихо войти в дом. А надо! У террористов есть оружие, и если не удастся без шума и пыли войти в тайник, то неизбежен бой. Чем он закончится? Трупами. Мы, конечно, отчитаемся, что ликвидированы два боевика, найдено столько-то оружия, радиостанция и прочая дребедень. Но никакой информации не будет. Ни по Старым Атагам, ни по Новым.

Около двадцати двух часов ко мне пришел командир разведчиков. Калина был собран, скуп на слова, внешне спокоен.

Позвали Ступникова. Еще раз обсудили детали. Их было слишком много. Можно было и понаблюдать за домом, но мы были в цейтноте. Нет времени. Сроки поджимали. Не будет командование Ставки переносить сроки зачистки Старых Атагов. Время, время, время! Оно спрессовалось для нас.

25
{"b":"19885","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аэрофобия 7А
Остров перевертышей. Рождение Мары
Тайные виды на гору Фудзи
Зачем убили Джона Кеннеди. Правда, которую важно знать
Не бойся быть ближе
Профессиональный некромант. Мэтр на охоте
Древняя штучка
Солдат
Мастер своего дела. Семь практик высокой продуктивности