ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я поспешил туда, не хватало еще, чтобы они его грохнули «при попытке к бегству».

— Есть! — один боец задрал руку вверх, там была граната Ф-1, в народе «лимонка», разнесла бы все к чертовой матери.

— Правильно ты говорил, что надо «любопытных» посмотреть. — Калина вышел из дома, за ним шли старик со старухой, что-то говоря, пытались сунуть Калине бумажки, наверное, деньги.

— Слышь, они тебе деньги предлагают! — я усмехнулся.

— Ну так и задержи их за пособничество бандитскому элементу и за попытку дачи взятки. — Андрей усмехнулся. — Поднимите этого орла! -уже к бойцам обратился он.

— Хорош! Красавец! Саша, посмотри!

Это был мужчина лет тридцати, лицо было перепачкано в грязи. Волосы черные, с легкой проседью, борода — тоже черная с проседью — росла почти до самых глаз с паутиной морщин, под курткой видно, что левое плечо было как бы больше правого.

— Снимите куртку, и вообще разденьте его.

Бойцы сноровисто собрали с него одежду. При каждом движении задержанный морщился от боли.

На левом плече у него была наложена повязка, на правом отчетливо был виден след от постоянного ношения оружия, на указательном пальце правой руки — мозоль от спускового крючка. Нательного белья, трусов на мужчине не было. Лодыжка правой ноги у него опухла, видимо повредил при прыжке с чердака.

Ваххабиты не носили трусов и нательного белья, это, мол, против Корана.

— Ты кто? Говори, сука! — Калина вплотную приблизился к задержанному. — Где твои друзья? Говори!

Задержанный молчал, в глазах читался страх, он побледнел. Калина коротким ударом дал ему поддых, тот пошатнулся, но бойцы крепко его держали и даже не дали согнуться.

— Слышь, Саня, дай мне эту красаву на полчаса, он мне все расскажет!

— Нет, не дам, -отрезал я. — Под твою личную ответственность пусть доставят его сборный пункт, а там мы уже сами помотаем ему кишки. — И уже обращаясь к задержанному: — Долго будем вынимать кишки, и мотать на руку, — я показал, как я буду это делать.

Задержанный, не скрывая страха, смотрел на меня.

— Ну, а мы с тобой осмотрим еще пару домов.

— Минус, Враг! Взять этого зайца бородатого и доставить на МТС. Живого, способного говорить! Понятно? Иначе домой сами инвалидами поедете. Понятно? Не слышу?

— Так точно, товарищ капитан. Понятно, — нестройно ответили два бойца с экзотическими кличками.

— И чтобы одна нога здесь, другая там. Не болтать ни с кем, гранату отдайте там тоже, пусть полюбуются. Есть что в доме? — это он уже кричал к бойцам, что возились во дворе.

— Чисто. Нет ничего.

— Все проверили?

— Все.

— Ну, тогда уходим. Работы много. Ну, а ты, дед, считай, что повезло. Будем считать, что денег я не видел, а этот черт, — он кивнул в сторону задержанного, которого уже грузили в БТР, — залез к тебе на чердак без твоего ведома. В доме твои фото висят, с фронта. Воевал?

— Да. — Дед кивнул головой. — Гвардии сержант.

— Ну вот, гвардии сержант, не надо с падалью общаться. Не марай себя. Пошли!

Когда отошли от дома, дед стоял и смотрел нам вслед. Ненавидел он нас или просто смотрел — некогда было разбираться, но было видно, что слова разведчика запали в душу фронтовика.

— Я на фотографии посмотрел, у него две нашивки за тяжелые ранения и две — за легкие. Медаль «За Отвагу», две «Славы». Боевой дед. — Калина покачал головой.

— М-да, такие награды просто так не дают.

— Ладно. С какого начинать?

— Думаю, Андрей, что теперь надо с противоположной стороны от первого дома.

Тут раздался шум двигателя. Показалась «Волга». Бойцы остановили машину.

— Кому не спится в ночь глухую? — задал под нос детскую загадку Андрей.

— По какому праву! Я буду жаловаться в прокуратуру! Я — помощник местного муллы! Уберите руки! Куда вы меня тащите! Я не выйду из машины! Позовите старшего! — донеслось со стороны машины.

— Ну, я старший. — Андрей подошел и как глыба навис над машиной.

Рядом с ним встали бойцы, стволы направлены на водителя, готовые размолотить его при малейшем подозрении.

— Покиньте автомобиль, документы предъявите, машину к досмотру. — Голос зверский у Андрея.

— По какому праву? — мужик вылезал из машины, опасливо косясь на автоматы.

— По праву зачистки. Документы!

— Я — помощник муллы! — с пафосом и гордостью сказал он.

— Документы! — снова потребовал Андрей, в голосе уже клокотал гнев.

— На! — помощник муллы демонстративно бросил к ногам капитана бумажник.

Документы упали в грязь. Я уже напрягся, чтобы оттаскивать Калину. Нам еще не хватало скандала со священнослужителем.

Калина лениво, носком облепленного грязью ботинка поелозил по документам. Ему даже удалось перевернуть несколько целлулоидных страничек: в них были вставлены водительские права, документы на машину, еще какие-то справки. Калина тщательно измазал их грязью.

— Документы в порядке. Можете забрать их. -Калины был готов взорваться.

Помощнику муллы ничего не оставалось делать, как поднять свой бумажник, держа его двумя пальцами.

— В машине чисто! — отрапортовали бойцы.

Чисто, конечно, было в смысле того, что не обнаружено там оружия или еще чего запрещенного. Но бойцы, глядя на конфликт командира с водителем, постарались перепачкать грязью весь салон. Один залез в багажник и, делая вид, что он там что-то ищет, просто вытер внутри ноги. Все пристойно.

— Где ваше командование? — спросил Калину помощник муллы.

— В деревне. Вы покатайтесь, вас к нему отведут, — разведчик уже потерял к нему всякий интерес.

— А где именно? — он настаивал.

— Аллах знает, где находится мой командир, он отведет вас к нему. Спросите у него напрямую, — смиренно, явно издеваясь, сказал Андрей и повернулся к нему спиной.

Захлопнулась дверь машины, и помощник муллы уехал.

— Попортит он нам крови! — Калина плюнул под ноги и закурил.

— Да и хрен с ним! — я махнул рукой. — Давай дома быстро осмотрим, а потом уже по второму адресу поедем.

— Давай.

Бойцы быстро проверили два дома, но ничего не нашли.

На соседней улице раздалась стрельба.

— Радист, быстро узнай, в чем дело! Помощь нужна? — заорал Калина.

— Нет. Не нужна. Предводители местных пришли. Митинг устраивают, — доложил радист через минуту. — Работаем по плану. Приказ командира.

— Ох, уж мне эти старейшины! — покачал я головой.

— Ну, что дальше двинули? — Внезапная автоматная очередь стеганула по нервам.

— Давай, двинем, а то, чувствую, они сейчас вышлют группы баб и ребятишек, чтобы те блокировали все. Они только и умеют, что баб натравить, а потом сделать несколько выстрелов через их головы.

— Они еще горазды своим же женщинам в спины пострелять, а затем списывают все на федералов. Проходили мы это уже. — Я махнул рукой. — Еще Ясир Арафат сказал, что самое страшное и грозное оружие — это рожающая женщина.

— Ну да, мы — русские, вымираем, а они плодятся. Скоро куда не плюнь, так в террориста или боевика попадешь. Куда пойдем?

— А пойдем мы с тобой, — я достал карту, и назвал адрес, — и будем мы с тобой внимательны.

— Шейх там сидит?

— Не думаю, но адресок у нас был и ранее, только вот на духовской карте, что в столе нашли, стоит булавочный накол на этом домике. Может и база, а может и мина. Так что бойцам скажи, чтобы поаккуратнее заходили. Там, может, и пару центнеров взрывчатки заложено. Как ухнет, так костей не соберем. Пошли?

— Пошли! — Андрей внимательно посмотрел на карту. — Радист, сообщи коробочке координаты, и не говори открытым текстом. Дай, я сам.

Андрей взял гарнитуру.

— Семидесятый? Как слышишь меня? Я тоже нормально. Значит так, там, где нас оставил, проедешь два квартала на север, а потом полквартала на восток, а там уже нас увидишь. Понял? Повтори. Все правильно. Нет, адрес и квадрат я тебе сказать не могу. Духи эфир сканируют. Усек? Все, давай, быстро груз скидывай, и к нам дуйте. Вперед, мальчики! — это уже к тем бойцам, что были с нами. По дороге проводил инструктаж. — Веревку взяли?

58
{"b":"19885","o":1}