ЛитМир - Электронная Библиотека

Мила вспомнила, что недавно она гуляла по торговому центру на Манежной площади и видела там отличные ювелирные изделия. Павлик не жадный, выложит и пару десятков тысяч баксов за обручальное колечко с бриллиантом. Он, мягкий, тонкий и деликатный, не станет ограничивать общение жены, и не будет протестовать, если она будет веселиться по клубам со своей компанией заядлых тусовщиков. Павлик не будет скаредничать, и выделять ей мизерную сумму на недельные расходы, как это делает её отец. Если сказать по правде, сумма вовсе не была мизерной, но это для обычной женщины. Певица же отнюдь не считала себя обычной.

Мила повеселела. Она больше не казалась себе усталой, морщинистой девушкой неопределённого возраста. Она была красавицей, яркой, умной и дальновидной. И эта её дальновидность подсказывала ей, что на сей раз Мила приняла верное решение. Она выйдет замуж за Павлика! Только надо не забыть известить его об этом…

— Толик, милый, пора спать, — Любовь Андреевна заглянула в кабинет мужа.

Тот нехотя оторвался от ноутбука и покосился на дверь. Приход жены означает, что работа на сегодня закончена. Так повелось с самого начала их супружеской жизни, а стаж, слава Богу, почти тридцать лет. И Анатолий Максимович не видел смысла менять этот раз и навсегда установленный порядок. Хотя, признаться, порою его так и подмывало схитрить: к примеру, когда Люба уснёт, он может потихонечку встать, надеть халат и на цыпочках прошествовать в кабинет.

От этого шага его удерживало только одно: возможная расплата. Он знал, что Люба не будет кричать, она в жизни не повысила голос ни на него, ни на сына. Она вообще ничего не скажет, только заплачет. Тихо, без надрыва и показухи, так, чтобы он не увидел. Но он будет знать, что она плачет. И это рвёт ему сердце гораздо сильнее, нежели бы она кричала и ругалась и стучала кулаком по столу.

Анатолий Максимович вздохнул, потянулся и, наконец, поднялся из-за стола. Работа осталась незаконченной, значит, завтра предстоит встать пораньше. Ведь с самого утра — важное совещание по слиянию двух крупных нефтяных компаний. Пока что совещание предварительное, но всё равно следует хорошенько к нему подготовиться.

Анатолий Максимович Резник, руководитель нефтяной компании «Терра — нефть», был скромен до неприличия. Так уж повелось с самого его детства, и продолжалось до сих пор. А, так как в следующем году ему должно было стукнуть пятьдесят, то, следовательно, нечего было и предполагать, что в жизни Резника что-то изменится.

Жена это поняла уже давно, и смирилась. Хотя поначалу и противилась: ей было непонятно, как, имея миллионы долларов на счетах, не пользоваться теми благами, которые даёт богатство? Или пользоваться так, чтобы об этом никто не знал? Но, прожив почти тридцать лет с этим человеком, она настолько впитала в себя его образ жизни, что с некоторых пор подобные мысли попросту не приходили ей в голову. Она уже много лет не спрашивала мужа, отчего он работает по ночам, почему вынужден принимать антидепрессанты и добавки, способствующие появлению жизненной энергии. Отчего ему не отдыхается на островах, куда она обожала летать вместе с мужем? Отчего он если и уезжает из России, то только по делам, как, к примеру, в конце марта, когда он улетел в Вену на международную конференцию «Нефть и безопасность»? Он даже не взял с собой жену, хотя она обожает этот чудный город с его волшебной атмосферой сказки и вкуснейшими кондитерскими пирожными! Чего стоит один фирменный торт «Захер»!

Отчего, имея столько денег, он всё работает и работает, словно робот, в то время как может позволить себе вообще не работать ни дня, плюнуть на всё, уехать в приличную, цивилизованную страну с хорошим климатом и жить там припеваючи.

Любовь Андреевна уже давно не задавала таких вопросов ни мужу, ни себе. Она приняла его образ жизни вместе с ним, и была удовлетворена той жизнью, которую они вели. Она постаралась понять мужа, и была за это вознаграждена удивительной атмосферой, царящей в семье. Только благодаря её стараниям муж не изменял ей с молоденькими девочками, как это делает большинство состоявшихся мужчин среднего возраста. Только благодаря этой атмосфере сын напрочь отказался учиться за границей, чтобы не расставаться с родителями, предпочтя МГУ Йеллю, Гарварду, Оксфорду и Кембриджу. Впрочем, всё-таки в Кембридж Павлик попал — на курсы совершенствования английского.

Язык Павел Резник знает отлично, у него здесь были лучшие преподаватели и репетиторы, но всё-же Любовь Андреевна смогла убедить его закончить и курсы. Сказать по правде, она просто надеялась, что, посетив Англию и проведя там год, Павлик будет очарован, и останется в этой милой чопорной цивилизованной стране с её традиционными пятичасовыми чаями и другими традициями, которых англичане строго придерживались. Но её чаяния не оправдались: Павел стремился домой. Конечно, сердце матери исполнено радости от предстоящего возвращения единственного сыночка, и всё-же она была бы спокойна, если бы Павлик жил в другой стране.

Россия — дикая, населённая невоспитанными людьми, стремящимися получить мгновенную наживу, опасна для детей богатых родителей. Любовь Андреевна и сама давно бы переехала куда-нибудь, но муж категорически против. Он — патриот…

Наблюдая, как муж неуклюже укладывается в постель, женщина с грустной улыбкой подумала, что это слово — патриот — в последние годы стало носить негативный оттенок. Кто может остаться патриотом в стране, в которой безумствуют террористы, в которой погибают ни в чём не повинные люди, в стране, которая не может много лет решить проблему с Чечнёй в то время как чеченцы приезжают в Москву, строят рестораны и богатеют за счёт русских. А потом на эти деньги покупают оружие и воюют против наших мальчиков?!

Если бы Анатолий Максимович узнал, о чём думает жена, то безумно бы удивился. Он всегда считал её разумной и спокойной женщиной, не стремящейся к каким-либо высотам или несбыточным желаниям. Люба не была мечтательницей — никогда в жизни! Но на данный момент Резнику было не до жены. Он переживал за собственное детище — свою компанию. Если всё пройдёт удачно, то уже осенью «Терра — нефть» исчезнет, а вместо неё появится « ТерраСик» — крупнейший нефтяной холдинг страны.

К слиянию «Терра — нефть» и нефтехимической компании « Сикбур» он готовился давно, но до конца так и не верил, что его планы осуществятся. И вот, поди ж ты, практически всё на мази. Осталось ещё два — три штриха, и дело можно назвать завершённым. А ведь именно «Сикбур» совсем недавно получил лицензию на разработку очень крупного месторождения! Единственное, что смущало Резника — это название новой, полученной в результате слияния, компании. «ТерраСик» — как-то несолидно, по-детски. Напоминает слова «терраса» и «карасик». Но делать нечего — почему-то акционеры «Сикбура» поставили такое название во главе угла. Уже засыпая, Анатолий Максимович подумал, что, в конце концов, не название определяет работу холдинга, а активы. А активы были, прямо скажем, очень даже ничего…

Мила припарковала свою «ауди» у дома Валерия. Она не предупредила его о приезде, но, в конце концов, имеет же она право на отдых! А сейчас ей, как никогда, требовалась релаксация. Ей хотелось пожаловаться на менеджеров клуба, в котором она выступала в последнее время, на постоянную усталость и вообще, на всю свою паршивую жизнь. Конечно, она понимала, что Валерик не слишком подходил на роль слушателя. Но уж, во всяком случае, он мог бы её утешить — по-мужски. А это то, чего ей так хотелось сегодня.

Мила щёлкнула сигнализацией, и вошла в подъезд. Привычно кивнула консьержке, вошла в лифт и поднялась на двенадцатый этаж. Сначала хотела позвонить в дверь, потому что копаться в сумочке, и искать ключи было лень, но потом она передумала, решив устроить любовнику сюрприз.

Мила вошла в холл, повесила кожаный пиджачок от Дольче и Габбаны на вешалку, и крикнула:

— Зайчик, ты где?

3
{"b":"19887","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
11/22/63
Лед. Чистильщик
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Страсть Клеопатры
Это по-настоящему
Наука побеждать (сборник)
Случай в Семипалатинске
Жертвы
В объятиях самки богомола