ЛитМир - Электронная Библиотека

В квартире царил полумрак, наверное, Валерик дремлет под телевизор. Она сама недавно купила ему тарелку НТВ+. Так что теперь телевизор у парня работает круглосуточно.

— Валерик, — пропела Мила, — это я, просыпайся!

Она вошла в спальню, и действительно в тусклом свете светящегося экрана увидела лежащую на огромной кровати фигуру. Услышав голос подруги, парень вскочил:

— Это ты? Почему не позвонила?

— У меня есть ключи, зачем же звонить в дверь? — удивилась Мила.

— Да нет, — досадливо отмахнулся он, — почему ты не позвонила по телефону, не предупредила?

— Я заехала к тебе спонтанно, — пояснила певица и приблизилась к нему. — Моё солнышко, я так соскучилась…

Она обняла его и приготовилась было поцеловать, как вдруг краем глаза уловила лёгкое движение на кровати. Она резко отодвинулась от парня. Сразу же стало понятным недовольство Валерия.

Мила щёлкнула выключателем и повернулась к неверному возлюбленному.

— Ну ты и козёл! Тебе меня было мало, завёл себе потаскушку? А кто будет оплачивать твои счета, Казанова?

— Да уж как-нибудь разберёмся, — раздалось с кровати хрипловатое меццо — сопрано.

Мила, не поверив своим ушам, подошла поближе. Уставившись на шикарную блондинку, вольготно раскинувшуюся на чёрных шёлковых простынях, купленных Милой в прошлом месяце, теперь она не могла поверить своим глазам.

— Мама! — воскликнула она. — Это ты?!

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Вот это — Харродс? — Жанна была разочарована.

Она столько читала о знаменитом, крупнейшем и самом дорогом магазине Европы, что представляла его себе совсем иначе. А этот шестиэтажный комплекс, выполненный в неоклассическом стиле с элементами раннего модерна, отделанный красной терракотовой плиткой, не внушил ей тех особых чувств, которые, по её мнению, должен был бы вызывать.

— И подумать только, — продолжала она, — что этот магазин — собственность Аль Файеда!

— Видишь башенку с куполом? — подхватил Павел. — За ней прячется вертолётная площадка, на которую прилетает вертолёт Аль Файеда рано утром. Все жители окрестных домов постоянно жалуются на шум.

— Заплатил бы им, — пожала плечами девушка, — и дело с концом!

— Если бы он платил всем желающим, — возразил Павел, — то вряд ли стал бы одним из самых богатых людей в мире!

Он с удовольствием разглядывал свою новую знакомую. Она была похожа на принцессу из восточных сказок: длинные чёрные шёлковистые волосы были небрежно переброшены на одно плечо, тонкий профиль с горбинкой на носу горделиво сидел на тонкой, изящной шее, а глаза — миндалевидные, чуть раскосые, иссиня-чёрные, как спелые смородины, с интересом взирали на мир. Павел мгновенно увлёкся этой Шахерезадой, в тот самый момент, как только её увидел. А теперь, по прошествию двух дней с момента знакомства, был просто покорён ею.

Несмотря на кажущуюся хрупкость, в этой юной девушке чувствовалась сила. В ней был стержень, тот самый, которого не имел Павел. И это было для него внове — хрупкая, и одновременно сильная девушка. Он никогда не встречал таких, в его мире все девушки были слабые и женственные, или казались таковыми. Так уж было принято: мужчина должен быть сильным, женщина — слабой. А Жанна не боялась показаться сильной и уверенной, она была естественной. Именно на это клюнул Павел. Очарованный, он помог им с бабушкой подобрать гостиницу.

Камилла Аскеровна рвалась в «Хилтон», но этот отель, что в Грин Парке, что в Гайд парке, оказались четырёхзвёздочными, что показалось Камилле Аскеровне недостойным. Перед поездкой она много читала об Англии, и выяснила, что в четырёх звёздах может не быть ванны. Так что старушка сочла Гросвенор Хауз Меридиен более приемлемым вариантом. Так что вся компания, включая Павла, поселилась в элегантном здании на Парк Лейн.

По правде сказать, Павлу срочно требовалось вернуться в Кембридж, но он не мог заставить себя оторваться от Жанны. Может быть, ему удастся уговорить её съездить вместе с ним, в конце концов, это не так далеко, не более двух часов езды!

— Мы так и будем стоять перед входом в магазин? — Жанна скорчила недовольную рожицу.

Павел опомнился и галантно уступил ей дорогу в «Харродс».

— А знаешь, как звучит его девиз? — заторопился он. — «Всем, каждому, и абсолютно всё!»

— И за очень большие деньги, — добавила Жанна.

Павел расхохотался. Он уже знал, что не захочет расстаться с этой девушкой ни здесь, в Лондоне, ни в Москве, куда они тоже вернутся вместе. Как ему повезло, что эта красавица живёт в Москве, а не в другом российском городе!

Жанна тревожно поглядывала на бабушку. Та с упоением разглядывала вещи, ахая при взгляде на ценники. В принципе, Жанна не была большой любительницей шопинга, и в «Харродс» согласилась пойти только из-за Камиллы Аскеровны. Конечно, бабуля и сама бы прочесала все триста тридцать отделов универмага, но Жанна боялась неприятностей. Вернее, опасалась. Перед этим всё утро она вправляла мозги шустрой родственнице и рассказывала о правилах поведения в подобных местах. В конце концов пожилая женщина рассерженно воскликнула:

— Яйца курицу не учат! Чего ты кудахчешь с утра пораньше, словно я в первый раз в жизни иду в магазин?!

— Ну, смотри, — пригрозила внучка, и бабушка отвернулась, словно не поняла, о чём идёт речь.

Теперь же Камилла Аскеровна копошилась среди вешалок с одеждой и бормотала:

— Ах, какая жалость, что здесь нет Тофика! Даже не знаю, подойдут ли ему эти джинсы, он такой модник! Жанна, как ты думаешь, мне купить Малику вон ту толстовочку?

Жанна разъясняла Павлику, кто есть кто в её огромной семье, и он честно пытался запомнить, что Малик Гусейнов — это отец Жанны, Тофик и Рафат — её двоюродные братья, сыновья её дяди с неприятным для русского человека именем Шахид. А Шахид, стало быть, родной брат Малика, и сын Камиллы Аскеровны, так же как и сам Малик.

Но, как ни силился Павлик, азербайджанские имена тут же повылетали из его головы. К тому же по большому счёту его мало интересовали родственники этой восточной красавицы. Главное — что у неё самой привычное для уха русского имя.

— А что ты делал в аэропорту? — вдруг спросила Жанна. — Ну, когда мы встретились? Я тебя в самолёте не видела!

— А я прилетел не из Москвы, — признался Павлик, — а из Парижа. Обожаю Францию! Всегда, когда выдаётся свободная минута, летаю туда. Хочешь, как-нибудь побываем там вместе? — вырвалось у него.

— Посмотрим, — лаконично ответила Жанна.

Она не была любительницей загадывать на будущее. Девушка, несмотря на инфантильную внешность, крепко стояла на ногах, и была реалисткой.

Внезапно какой-то шум привлёк их внимание. В отделе женской одежды, на расстоянии десятка метров от них, гневалась Камилла Аскеровна, топая по викторианской напольной плитке.

— Да как вы можете? — кричала она. — Я подам на вас в суд! Слово не воробей, вылетит — не поймаешь! Извинения не приму!

— Что случилось? — Жанна и Павел поспешили на помощь к пожилой мадам.

Продавец, хорошенькая молодая девушка, быстро защебетала на английском. Павел изумлённо выслушал и повернулся к Жанне:

— Она говорит, что твоя бабушка…ммм… забыла заплатить за покупку!

Жанна покраснела и кинула на бабулю испепеляющий взгляд, под которым женщина съёжилась и, кажется, даже уменьшилась в размерах.

— Я же тебя предупреждала, — вырвалось у девушки. — Всё, мы едем домой! Бороться с тобой бесполезно!

— Жанночка, — залебезила Камилла Аскеровна, — только не говори Малику!

Она стащила с головы ярко — рыжий парик, в котором была похожа на Красную шапочку, и умоляюще уставилась на внучку. Павлик едва сдерживал смех. Ай да бабушка, ай да Камилла Аскеровна! Теперь ему стал понятен смысл нравоучений и жёстких взглядов, которыми Жанна постоянно одаривала бабулю. Оказывается, пожилая дама нечиста на руку! Впрочем, на обычную воровку она не похожа…

Павлу вдруг захотелось помочь ей. Он обратился к продавцам.

4
{"b":"19887","o":1}