ЛитМир - Электронная Библиотека

Мила была довольна. Всё шло, как по маслу. Эта дурочка среди декораций роскошного клуба была похожа на Золушку. Может быть, хоть сейчас Павлик обратит внимание на то, что она ему не пара? Это и так очевидно: дурында даже не сделала причёску, не накрасилась, нацепила дурацкий тёмный свитер и синие брюки. А ведь любая женщина должна знать, что брюнеткам стоит надевать одежду светлых или ярких цветов, чтобы волосы не сливались с ней, а, наоборот, красиво оттеняли её. И что для ночного клуба нужно обязательно накрасить глаза и губы, чтобы не потерять лицо, и полить себя духами. И вести себя более расслабленно, даже небрежно.

Эта же дурочка вся сжалась, напряглась, и выглядит, как дикая коза, попавшая в стаю домашних животных. Мила взглянула на Жанну и чуть не рассмеялась.

Собственно, в этом и состоял её план — показать Павлику, что Жанна — человек не его круга, что она ему не подходит. Что её никогда не примут его друзья. Что, в конце концов, она не умеет вести себя так, как подобает девушке, на которую обратил внимание такой человек, как Павел.

— Что это за замарашка? — довольно громко спросила знакомая Милы, и та ей мысленно поаплодировала.

Павлик явно слышал эту фразу, и опустил глаза. Ему должно было стать стыдно за Жанну — именно этого добивалась Мила. Павел больше не будет никуда выводить эту девицу, и навсегда поселит её в той квартире. А потом и вовсе перестанет приходить к ней, она ему надоест. Миле доставляло истинное удовольствие видеть, как стесняется Жанна, как она чувствует здесь себя серой мышкой.

Мила это предвидела, и похвалила себя за предусмотрительность. Если бы она предложила Павлику и его спутнице провести вечер в обычном ресторане, всё было бы не так. Жанна была бы, как всегда, на высоте. Эта девка никогда не теряла головы. Но Мила нутром чувствовала, что ресторан не годится. Что Жанна наверняка была там и раньше. А вот шикарный, модный ночной клуб, в котором тусуются знаменитости, которые, к тому же, знакомы с Милой — это совсем другое.

Этой атмосферой надо было проникнуться, чтобы понять её, а с первого раза ни у кого это не получится. К тому же Жанна выглядела действительно замарашкой. Может быть, если её постоянно водить по клубам, она и привыкнет, и станет здесь своей, но сейчас она выглядит не лучшим образом, и это сказывается на её имидже. И Павел это видит, он же не слепой! А пока Жанна будет привыкать к атмосфере богемы, он её уже бросит!

Нет, как хорошо, что Мила прикинулась подругой влюблённой пары, и предложила им свою роль наперсницы и помощницы!

Мила намеренно не рассказала Резнику о том, что его сын, вопреки отцовским запретам, встречается с Жанной. Потому что Резник нашёл бы способ утихомирить сыночка и реально обездвижить его. Они не смогли бы встречаться с Жанной, но опытная Мила знала, что запретный плод сладок. Павел рвался бы к ней всей душой, и Мила так и осталась бы не у дел. Нет, этот вариант, с Резником, отпадает. Она всегда успеет ему рассказать, если что. Но лучше всего она должна доказать Павлу, что это не любовь — с его стороны, во всяком случае. Что Жанна — это только увлечение, и ему уже давно пора закончиться.

И что подходящая для него партия — это она, Милочка. Что она ради него рисковала своей жизнью — если бы старый азер что-то заподозрил бы, Миле не оставалось ни одного шанса, чтобы спастись. Но Павел об этом не знал. Резник — старший не сказал сыну — по просьбе Милы, о её роли в убийстве Малика. Мила подстраховалась, ведь, чем больше народу будет знать об этом, тем больше шансов, что ей отомстят. Так что она предпочитала помалкивать, и с интересом взирала на Жанну. Интересно, что бы сделала эта дикарка, если бы Мила рассказала ей, что это она заманила её отца в ловушку?

Шахид был вне себя. С тех самых пор, как сбежала Жанна, он был зол на весь свет. Успокаивал его только тот факт, что теперь он добился того, чего желал всю жизнь. Теперь он — вместо Малика, он занял трон брата. Теперь он — вместо аллаха в этой общине.

Но оказалось, что власть не только сладка и упоительна, но и опасна. Что это сложно — управлять такой прорвой народа, что это почти невозможно — контролировать все процессы. Шахид всё больше и больше убеждался, что ему необходим человек, который варился в этом соку, который сможет быстро наладить работу в организации, и вернуть Семье былой ритм. Кроме Малика, этим человеком была Жанна. Теперь Шахид стал лучше понимать брата, утверждавшего, что только Жанна справится с управлением их огромной семьёй, потому что всё это происходило у неё на глазах с ранней юности. Она всё время была рядом с отцом, она была правой рукой Малика, и должна знать, что к чему. А Шахид отвечал за подконтрольные рынки, за угон автомобилей и за похищение людей. У него была своя область, о других он и понятия не имел.

Поэтому Шахид растерялся. Он все силы отдавал на войну с Резником, а ведь была ещё тьма-тьмущая дел, требующих его указаний. Дел ежедневных, обыденных. Вот, мелочь, к примеру: на одной из подконтрольных семье территорий появились беспредельщики. Они требуют свою долю за то, что курьеры Семьи продают в ночном клубе наркотики. А Рафаэль, который отвечает за наркопоток, и Юнус, который следит за внутренней безопасностью и манипулирует связями с чиновниками, даже пальцем не пошевелили, чтобы помочь ему. Так же поступил и Камал . Они, видимо, решили взять его измором. Каждому из них хотелось занять место Шахида, и никто не собирался ему помогать. Мало того, Шахид видел, что казна теперь пополняется в два раза меньше, чем при жизни Малика. Это значило, что Рафаэль, Камал и Юнус вместо того, чтобы помогать ему и удерживать позиции Семьи, разворовывают казну и набивают собственный карман. Ну понятно, они хотят показать Семье, что Шахид ничего не смыслит в управлении, и что общине нужен новый лидер. Власть — это кость. А приближённые — собаки, дерущиеся из-за неё…

Шахид приказал убить тех негодяев — беспредельщиков, но в результате трупами оказались несколько бойцов Семьи. Вот слово дурацкое, какой такой Семьи? Это всё бредни Малика — это он решил называть общину Семьёй, прямо дон Корлеоне какой-то.

Хотя, если смотреть правде в глаза, при жизни Малика община и в самом деле была семьёй. И как так ему это всё удавалось?

«Эх, тяжела ты, шапка Мономаха», — вспомнил Шахид где-то прочитанное выражение, и застонал от ярости.

Власть — то, к чему он всегда стремился, лекарство, должное залечить раны, нанесённые его самолюбию при жизни брата, стала раздражать его. Он стал бояться стука в дверь, селекторной связи с секретаршей. Он стал бояться новых проблем, которые почему-то не решались сами собой, а накапливались день ото дня. И всё это должен был решать он. И как только Малик всё это успевал? Как он мог так мудро и долго править толпой народа, которую ласково называл семьёй? Шахид, к примеру, не чувствовал ничего по отношению к своим землякам и даже родственникам. И лишь Малику удалось сплотить азербайджанцев вокруг себя, замкнуть на себе. У Шахида это не получалось.

Ему срочно требовался помощник. Но кто? Рафат? Он совсем не стратег и даже не тактик. Поэтому Шахид сменил на посту Вагифа, поставив собственного сына. Пусть отдохнёт!

Тофик? Он даже не может справиться с девкой из дома Резников! Та дрянь потребовала купить машину, и теперь придётся подогнать ей тачку! Конечно, Шахид и не думал покупать её — ещё чего не хватало! Тем более когда в общине есть люди, занимающиеся угоном! Но всё равно, Тофик не может противостоять этой девке, так что нечего и мечтать о том, что он справится с управлением организацией! А привлекать других Шахид не хотел. Он боялся, что всем станет известно, что лидер из него никудышный, и что он не способен сам принимать важные решения. Он просто поставит под вопрос свой престиж, уронит своё достоинство, и все это поймут, и перестанут ему подчиняться. И, кто знает, может быть, найдётся кто-то другой, кто захочет стать на его место?

40
{"b":"19887","o":1}