ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И что? — невольно заинтересовалась Мила.

— Ничего, — пожала плечами Света. — Камень раскололся, понятное дело. Зато на охраннике — ни царапины!

— Украшение жаль, — пробормотала Мила, и незаметно для себя съела ложку салата, который намеревалась вывалить на голову повара.

— Ты что? — Света покрутила пальцем у виска. — Он бы погиб мгновенно! А так — какой — то камень, подумаешь! Он себе ещё сотню таких закажет!

Мила восхитилась. Надо же, какая реклама у той провинциалки! Наверное, деньги лопатой гребёт! И всё из-за какой — то случайности. Ведь амулет не висел же у него на сердце, это просто невозможно! Прикрывая своим крупным туловищем Борзаковского, охранник просто наклонился влево, и амулет прикрыл сердце. Он и вправду счастливчик!

Мила поймала его жадный взгляд, бесстыдно шарящий по ней, и почувствовала приятное возбуждение. От этого детины веяло животной страстью, неутолённостью чувств. Тем самым, чего ей так не хватало в жизни. Секс с Павликом был, скорее, односторонний: Мила трудилась сама, часто ни получая удовольствия, ни доставляя его и партнёру. Павел лежал с открытыми глазами и безвольно глядел в потолок.

Надо же, тётёшкаясь с будущим мужем, Мила совсем забыла о себе, о своих потребностях.

Она попрощалась со Светкой и, накинув шубу из шиншиллы на одно плечо, прошла мимо охранника, замершего с вилкой, не донесённой ко рту. Мила окинула его призывным взглядом и, покачивая бёдрами, вышла из ресторана. Не торопясь щёлкнула брелоком, и направилась к своей машине. Павел отдал ей свой новенький серебристый «порш» с затемнёнными стёклами, который и смотрелся эффектнее, и технически была оснащен гораздо лучше старушки «ауди», на которой Мила ездила уже много лет.

Она уселась на заднее сидение и приготовилась ждать. Не успела она аккуратно убрать шубу на переднее сидение, как дверца открылась, и в салон протиснулось крупное тело охранника. Не говоря ни слова, он сразу же задрал шерстяную юбку и стащил с девушки колготки.

Всё повторялось с точностью до мелочей, как в тот раз. За исключением разве что того, что сегодня Мила была трезва. Ах да, ещё машина была другая… Отдаваясь страсти, Мила ещё успела цинично подумать, что спортивный «порш» не слишком — то подходит для здоровяка охранника…

Шахид не мог поверить собственным глазам. Если бы он не привык к столице и жизни в ней, не оброс русскими традициями и привычками, то непременно бы начал молиться.

Перед ним стоял Мальчик собственной персоной и усмехался, глядя прямо на него.

— А ты кого ожидал здесь увидеть? — вопросил он. — Пушкина, что ли?

— При чём тут Пушкин, — пробормотал сбитый с толку Шахид.

— Ну, присаживайся, — хозяйским жестом предложил Мальчик. — Ты мой гость, а Коран велит принимать гостя хорошо. Покормить его, напоить, спать уложить…

— В печь засунуть, — некстати вспомнил русские сказки Шахид.

Его жена читала детям, когда они были маленьким, сказки про Бабу — ягу, которая сначала кормила — поила, отправляла в баньку своего гостя, а потом съедала его. Не хотела, видимо, давиться грязным гостем.

Мальчик засмеялся. Но его глаза жёстко смотрели на незваного гостя.

Шахид прямо кожей почувствовал опасность, которая исходила от мальчишки. У него мурашки побежали по коже, хотя он был одет в тёплую дублёнку, специально подготовился, взял её заранее, хотя обычно ездил в машине, и не брал с собой верхней одежды.

И как это раньше он не ставил щенка ни во что? Как это раньше он даже не замечал Мальчика, считая его сопляком. Прав был Малик, остерегаясь этого недоноска. Сто раз прав! Шахид посмеивался над братом, считая, что у того не все дома, раз он осторожно относится к этому сопливому мальчишке. Но получилось, что Малик прав, а он, Шахид — не прав. Значит, он и вправду убил его брата?

— Не Мальчик ты, шакал ты, — вырвалось у него. — Ты Малика убил?

— Я, — согласился Мальчик и широко осклабился. — Твой брат скотиной был, всю жизнь мне испортил. Отца моего убил. Я отомстил.

— Э, — махнул рукой Шахид, — ты не знаешь, не можешь судить. А взял на себя такую ответственность. Аллах должен был решить, как быть с Маликом.

— Да хватит мне зубы заговаривать, — разозлился Мальчик. — Ты в аллаха не веришь, зачем так говоришь! Я всё знаю, всё помню. Все молились, а ты — нет…

— Аллах в душе каждого из нас, — скромно и смиренно произнёс Шахид, хотя внутри у него всё кипело от злости.

Мальчик уселся в кресло напротив Шахида и усмехнулся.

— Если аллах такой мудрый, почему он разрешил твоему брату убить моего отца и оставить меня сиротой? — добавил он через секунду.

Шахид собирался назидательно произнести, что, значит, так было надо. Но не стал. Он и сам не верил в то, что бог покарает убийцу. Карать мог только человек. Но по воле аллаха. Значит, Малик убил отца мальчишки? Шахид предполагал что — то подобное, иначе зачем бы Малику так остерегаться Мальчика? Растить его, обучать, но держать на расстоянии?

— Слушай, Мальчик…

— Я не Мальчик, — хищно покачал головой хозяин. — Меня зовут Асланбек. Асланбек Цагароев. Запомнил? Давай, повтори!

— Асланбек Цагароев, — послушно повторил Шахид, сообразив, что в документах на дом было именно это имя, и тут же опомнился. — Мне не важно, как тебя зовут. Важно — что ты здесь делаешь. Хотел уйти из Семьи — почему не попрощался?

— Слушай, хватит глупости говорить, — отмахнулся Мальчик, то есть Асланбек. — Ты зачем здесь? Искал меня?

Шахиду пришлось рассказать, что после смерти Жанны наследником Малика стал он сам. И он нашёл в документах Малика копию договора на этот дом. Вот и решил проверить…

— Значит, он узнал, что я купил этот дом, — усмехнулся Мальчик. — Подстраховался, шакал… Думал, что всё знает про меня! Оказалось, нет. И что теперь?

Шахид сделал вид, будто не понимает, о чём речь. Хотя на самом деле ему было ясно, что Мальчик не отпустит его живым. Это опасно. Шахид вернётся в Семью и расскажет всем, что Мальчик и правда убил Малика. И спокойная жизнь Асланбека кончится. Ему тогда не жить! Или придётся бежать отсюда, бросать дом, обосновываться на новом месте. Зачем столько сложностей, если можно всего лишь избавиться от неугодного гостя?

Над жизнью Шахида нависла прямая угроза. Он это почувствовал остро. Мальчик был крайне опасен. В любую секунду он мог броситься на Шахида, и одним движением забрать у него жизнь. Мальчик — настоящее орудие для убийства. Он отлично стреляет, великолепно владеет ножом, даже стрелу из лука может пустить точно в цель. Да что там, наверняка у него отработан удар, при котором человек мгновенно теряет сознание, ведь Мальчик — профессиональный боксёр. У него острый взгляд и звериное чутьё.

После его удара с человеком можно делать всё, что угодно. Надо было действовать.

Шахид очень медленно, как можно более незаметно, постарался подвинуть правую руку к пистолету, спрятанному за поясом. И поблагодарил аллаха за то, что тот надоумил его взять с собой пистолет. Шахид редко стрелял, но передёрнуть затвор умел. Он, конечно, не попадёт с десяти шагов в глаз белке, но с такого расстояния в Мальчика — запросто.

Только бы тот не успел выстрелить первым. Хотя, кажется, мальчишка не собирается стрелять, тем более что и пистолета в его руке нет.

Значит, надо сделать вид, что расслабился, и заговорить ему зубы.

— Ну и где обещанная еда — питьё? — шуткой сказал Шахид.

— Обойдёшься, — отрезал Мальчик. — Что делать с тобой будем?

— А что ты предлагаешь? — вкрадчиво спросил Шахид, стараясь, чтобы Мальчик не заметил его страха, продолжая продвигать руку по направлению к рукоятке пистолета, спрятанного под дублёнкой.

Ирина задумчиво рассматривала потолок. Она ещё не совсем оправилась после родов, и постоянно спала. Её тревожило, что Саша не появлялся уже второй день. Хотя, когда узнал, что у него родилась дочь, обрадовался. Ирину волновало, как он отнесётся к тому, что она родила дочь, хотя все мужчины обычно предпочитают сыновей.

26
{"b":"19889","o":1}