ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Про GOOGLE
Дом на перекрестке (сборник)
В предвкушении себя. От имиджа к стилю
Фагоцит. Покой нам только снится
История доктора Дулиттла
В могиле не опасен суд молвы
Знаменитый Каталог «Уокер&Даун»
Дочь двух миров. Испытание
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
A
A

— Да он жив, — вдруг воскликнул один из медбратьев. — Пульс едва прощупывается!

— Давай быстрее, — воскликнул второй.

Они быстро понесли носилки по направлению к машине. Гул в голове Ирины вдруг исчез. Она вдруг с ясностью поняла, что делать дальше. Быстро сообщила милиционерам, в какой больнице она лежит, и побежала за носилками. Саша жив? Саша жив!!! И, если он смог выжить с дыркой в голове, значит, обязательно поправится!

Ира села в машине рядом с носилками и взяла холодную руку мужа в свои руки. Ей казалось, что ему очень холодно, и она пыталась согреть его…

Мила задумчиво рисовала непонятно что на бумаге. Она не умела рисовать, но иногда ей почему-то хотелось схватить карандаш и что-нибудь начёркать на листке.

Она расслаблялась таким образом. Вот и сейчас Мила думала, а рука выводила непонятно что.

Мила обратила внимание, что чаще всего в её абстрактном рисунке встречаются круги. Это напоминало обручальные кольца. Надо же, как действует подсознание! Она думает о предстоящей свадьбе, и рука рисует обручальные кольца!

Мила уже свыклась с мыслью о предстоящем замужестве, и не чувствовала особой радости, когда думала об этом. Мало того, её охватило какое-то удивительное спокойствие и уверенность, что теперь в её жизни всё будет хорошо и стабильно. Правда, раньше Мила не любила этого слова — стабильность и признавала его только по отношению к своему материальному положению. Но пришла пора остепениться. Может быть, они даже заведут детей… Мила хихикнула, представив себя с коляской во дворе этого дома. И тут же отмахнулась от этой мысли. Иметь ребёнка ей не хотелось. Зачем это кричащее, изматывающее создание? Как сказал Мягков в фильме «Служебный роман», дети — это обуза.

А Мила теперь будет жить в своё удовольствие. Объездит весь свет, будет развлекаться, а если захочет — вернётся к сольной карьере. Если честно, Мила уже стала забывать о том, что когда-то мечтала выйти замуж за Павла только затем, чтобы записать новый альбом. Вернее, чтобы позаимствовать у его отца кучу денег на запись этого альбома. Потому что, хоть её отец и отец Павлика друзья, но Резник ни за что не стал бы одалживать ей такую сумму. Тем более что выпуск нового альбома — это всегда риск, даже для суперзвёзд. А Мила далеко не звезда, и никогда ею не была. Так, певичка среднего пошиба… Теперь же она считала, что пора привыкать к новому званию миссис Резник, и везти светский образ жизни, не затрудняя себя мыслями о финансах. Мила добилась того, что отныне её финансовое положение весьма и весьма стабильно. К тому же она может заниматься благотворительностью, как Любовь Андреевна! Да у неё и времени — то свободного почти нет! Недавно Милу пригласили для фотосессии в один толстый женский журнал. А на днях её попросили об интервью в « Модном журнале». Она будет рассказывать о том, каково это — стать невестой одного из самых завидных женихов России. Кроме того, теперь ни одна вечеринка и модная тусовка, ни один светский приём не обходится без неё! Мила просто завалена приглашениями! Но, по иронии судьбы, как раз сейчас ей вовсе не хочется посещать все эти злачные места. Она устала от одних и тех же людей и одних и тех же разговоров. Надо же, а ведь ещё полгода назад она билась на смерть как раз из-за этих тусовок…

Она вновь взглянула на кольца, которые нарисовала. Ей вспомнился разговор с дядей, который утверждал, что где-то живёт женщина, способная изменить жизнь человека с помощью украшений. Конечно, в это верилось довольно смутно, но Кравчук был не единственным, который рассказывал Миле чудесные истории об этой даме.

И ей вдруг пришла в голову мысль: а что, если заказать у этой тётки обручальные кольца? Пусть она подберёт камни для Милы и Павлика. Пусть сделает так, чтобы он полюбил её, и любил всю жизнь. И чтобы ни за что не передумал жениться, а тем более, когда-нибудь развестись, и оставить Милу с носом!

Певица повеселела. Действительно, ей давно не мешало развеяться, так почему бы не съездить в этот Зажопинск, где живёт эта народная умелица!

Тофик удручённо слонялся по коридору больницы. Он уже знал, что отец попал в аварию, и что находится в очень тяжёлом положении. Его жизнь — на волоске. И он, Тофик, отцу помочь ничем не может. Больница, в которой делают операцию Шахиду, самая лучшая. Старший брат Тофика, Рафат, собрал возле отца лучших московских светил, осыпав их деньгами. Отец должен выжить, и да спасёт его аллах!

Тофик даже помолился за отца. Если вдруг он умрёт, что станет с Семьёй? И так после смерти Малика на них сваливаются одни неприятности!

Кто станет у руля, кто будет держать в руках бразды правления, если Шахид окажется на том свете?

Тофик загрустил. Ему не хватало Настеньки, которая после отказа от дальнейшего сотрудничества с Семьёй перестала встречаться и с ним. Самое странное, что раньше он терпеть её не мог. Всё ждал, когда же наконец можно будет бросить эту пухлую хохлушку с её высказываниями типа « паста „Чумак“ — наипомидорнейша томатна паста» или « купи мне крим, а то шкира усыхае». Волосы она называла волосьями, а его самого, Тофика, — Сонечкой.

Когда он впервые услыхал это слово от Насти, то разозлился.

— Зачем ты называешь меня женским именем? — вспыхнул он тогда.

— Женским? — удивилась Настя. — Та ни, это же значит, солнышко. Сонечко, а не Сонечка!

И всё равно Тофик запретил ей так себя называть. И заговаривать о сале в ресторанах. Правда, справедливости ради надо сказать, что Настя так вела себя в первые два месяца после их знакомства. А потом у неё почти исчез украинский акцент, она стала лучше выглядеть, и научилась более-менее правильно разговаривать. А уж как хороша она была в постели!

Тофик даже почувствовал приятное возбуждение. Ему не хватало Настеньки, хотя он и злился на неё частенько, и ссорились они, и ему даже было неловко за её поведение перед друзьями. Правда, в постели они мирились. Но Тофик самодовольно считал, что он найдёт такую же горячую штучку, только не украинку, а москвичку. Чтобы можно было её вывести в свет, и чтобы перед друзьями не было стыдно. Он постоянно ныл и капал на нервы отцу.

И даже не ожидал, что Настя сама прекратит отношения с ним.

Сначала он почувствовал удивление и что-то сродни облегчению. Но очень скоро понял, что скучает по ней. Настя была забавной, очень хитрой, но ему не было с ней скучно. Она всегда умела поднять ему настроение.

После того, как они расстались, Тофик даже шутить перестал. Ходил унылый и задумчивый. Родственники даже испугались, что он заболел.

А он не заболел, а просто соскучился. Неужели он влюбился? Да нет, просто привык! И вообще, хватит думать о Насте, пора подумать об отце. Он сейчас находится в операционной, а Тофик блуждает по коридору больницы, и ждёт чуда. А Рафат на чудо не надеется, поэтому и вызвал всех именитых врачей.

Тофик с тоской поднял глаза к потолку и подумал, что у него уже нет сил находиться в таком напряжении. Скорее бы уже что-то выяснилось! Скорее бы кто-то из врачей вышел из операционной, устало снимая перчатки, и заявил, что опасность миновала, и Шахид будет жить…

Ирина тупо смотрела в стену. Там висела картина европейского художника — мариниста, на которой был изображён большой красивый корабль, горделиво несущий своё громоздкое тело по спокойным волнам.

К живописи Ира была равнодушна, но Саша очень любил картины, и покупал их с удовольствием. Она не протестовала: какая разница, что будет висеть на стенах — картины или какие-нибудь дурацкие настенные тарелки.

Но сейчас дело было совсем в другом: час назад снова приходили люди из милиции. Они задали Ире кучу странных вопросов о Саше, записали адрес и телефон её родителей, и уже под конец сообщили, что нож, который был обнаружен под креслом, был отправлен на экспертизу. Выяснилось, что именно им была убита Верочка. Рану полностью идентифицировали, а на ноже нашли капли крови, идентичные Верочкиной.

29
{"b":"19889","o":1}