ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прямо передо мной возник Дженус, который тут же начал на меня вдохновенно орать. Слов, да и звуков, я не слышал, но вот по его бешенному лицу и широко открывающемуся рту сразу понял, что меня наш господь Бог совсем не благословляет. Скорее наоборот. Впрочем, мне было совершенно всё равно, пусть хоть кипятком писает. Я хотел (желал, жаждал, стремился, нужное подчеркнуть) оказаться рядом с сидящей девушкой, если судить по её внешности, хотел оказаться рядом с зеленоглазой ведьмой. К моему удивлению, Дженус почти сразу исчез, причем с самым расстроенным видом. Покачав головой и махнув в мою сторону рукой, он просто растаял в воздухе. Весь его вид говорил, что больше иметь дел с этим дураком он больше не желает (то есть со мной). Естественно, на такое отношение к моей персоне я не мог не обратить внимания, даже перестал бежать, остановился. Девушка, увидев что я встал как вкопанный, поднялась на ноги и опять поманила меня к себе, указывая то на себя, то на скатерть с едой. Причем ощущения спокойствия для меня почти полностью развелось. Стал ощущать скорее некую раздражительность, ожидание, злобу. Желание двигаться к девушке пропало начисто. Сразу же за этим вспомнилась Солина, её красота…которая ни в какое сравнение ни шла с красотой стоящей передо мной девушки, последняя безоговорочно проигрывала едва ли не по всем пунктам. Спрашивается, чего я к ней, как баран на бойню, бежал? В след за этим вспомнилось всё, что произошло до этого момента, мгновенно появилась пара сопутствующих мыслишек. Если я там умер или умираю, то сейчас передо мной…как бы в подтверждение моим мыслям лицо девушки исказила злоба. В чувствах сорвав венок с головы, она кинула его на землю, после чего стала стремительно меняться. Волосы из черных и пушистых стали белыми и уложенными, глаза стали абсолютно серого цвета. На лице появились следы настоящего макияжа, одежда тоже претерпела изменение. Теперь на ней было одето кроваво-красное платье с двумя большими вырезами по бокам и, скорее всего, с немаленьким на спине, но это уже было простое предположение. Девушка щелкнула пальцами, и скатерть с находящейся на ней жратвой канула в неизвестность. Потом она посмотрела на меня, в глаза. И, хоть нас вроде разделяло просто чудовищно огромное расстояние, я видел её столь же отчётливо, как если бы она стояла в шаге от меня. Поэтому я мог с уверенностью сказать, что она было жутка зла на меня, от неё исходила просто опаляющая ненависть, она жаждала моей крови. Всё так же продолжая смотреть мне в глаза, она менее чем недвусмысленно провела по горлу ногтем с явными следами маникюра. Всегда отличался дебильной реакцией на различные ситуации. Вместо страха или каких либо других чувств, которые были просто обязаны появится, мной овладело любопытство. Спрашивается, чего я такого сделал этой особе, что она меня так сильно ненавидела? Причем из-за своего любопытства я подмечал абсолютно ненужные в данной ситуации для меня детали, но тем не менее я их всё же подмечал.

- Идиот!!! - рявкнул 'кто-то' мне в ухо, да так что я едва окончательно не скончался.

После того как я моментально отпрыгнул в сторону и, развернувшись, увидел Дженуса уже рявкнул сам:

- Придурок!!!

Хлоп! От оплеухи, прилетевшей откуда-то сбоку, меня едва не вырубил.

- Сволочь!!! - прозвучало вслед за этим.

Вновь отпрыгнув и развернувшись, на этот раз уставился прямо на девушку в красном.

- Дура!!! - рявкнул я.

- Убью тварь - буквально прорычала она.

- Он не только сволочь, он ещё и редкостный идиот - деликатно высказался Дженус, но, увидев дьявольский огонёк в глазах девушки, добавил: - Но убивать его всё же не надо, ещё успеется.

- А может это с вами что-то не так, а? - потирая рукой щёку, произнёс я. - Один гад, шантажист и просто урод редкостный, другая истеричка.

- Это кто здесь истеричка?!! - двинувшись в мою сторону, сквозь стиснутые зубы спросила девушка.

- А ещё и дура - отступая, невозмутимо добавил я. - Иначе бы не задавала такие глупые вопросы.

- Хранись малец! - кинулась она на меня, но тут же была перехвачена Дженусом.

- Флема, успокойся.

- Я спокойна! - продолжая вырываться из 'объятий' Дженуса, крикнула она. - Я просто само спокойствие, вот только дай я убью этого сопляка.

- Но-но! - почти искренне возмутился я. - У самой молоко на губах не обсохло…или это не молоко? Случаем не секретарша нашего Господа Бога?

- Флема - убийственно спокойно сказал Дженус, разжимая свои объятья, таким образом даруя девушке-истеричке свободу. - Забудь что я сказал. Можешь убить его.

- С удовольствием! - отозвалась она, её глаза как-то подозрительно и опасно блестели, хотелось бы верить, что из-за наворачивающихся на глаза слёз, но я был уверен, что это не так. Опустив руки вдоль тела, она сделала движение пальцами, после чего в каждой из её ладоней появились сгустки тьмы.

- За все те пятнадцать раз, что ты уходил от меня - сказала она, кинув в мою сторону первый сгусток тьмы, от которого я с лёгкостью увернулся.

- Пятнадцать? Врёшь! Я помню…ммм…только семь…восемь…да, только восемь.

- А сколько раз ты был на волосок? - спросила она, кинув второй сгусток. Я уж было возликовал, что она хоть чуть-чуть 'остыла', но её ладони вновь заполнились тьмой.

- А я почем знаю?! Много!

- Вот именно! - прошипела она, кидая третий сгусток, который едва не попал в меня.

К моему удивлению, окружающее нас пространство изменилось. Мы были на ристалище, если ещё точнее, то на точной копии Колизея, Дженус же, развалившись в кресле Цезаря, хрустел попкорном. Причем, с пространством здесь происходила всё та же фигня, что и в предыдущей локации. Он вроде сидел очень далеко, но я его видел и слышал так, будто он находился в паре метров от меня. Хорошо, что хоть этот же закон не распространялся на истеричку, а то и не знаю чем бы мне это грозило кроме примитивной смерти.

- Слушай, я что один такой?!! - раздраженно вопросил я.

- Да!!! - рявкнула она, кидая сразу два сгустка.

- Врёшь!

- Нет!

- Врёшь!!!

- Нет!!!

- Истеричка!

- Ррр…

- Хе-хе…

Видимо, доконал окончательно. Уж больно яростно и метко она стала метать сгустки, еле успевал увертываться.

- Сколько раз я уже открывала тебе путь, тратила своё время, ждала, и ты каждый раз срывался, уходил, возвращался обратно в мир живых. Как я хотела, чтобы ты умер и мне не надо было тратить времени на такое никчемное создание, как ты. Ты вне судьбы, твой путь неизвестен, и это меня бесит больше всего. Когда же ты сдохнешь?!!

- Вне судьбы? - удивленно вопросил я.

- Ты не знаешь?!! - совершенно искренне опешила она, причем настолько, что сгустки тьмы в её ладонях бесследно исчезли.

- Не знаю о чем? - потом кое-чего понял и, повернувшись к 'Цезарю', никого не увидел. Подлый шантажист просто сбежал.

- Так он тебе ничего не сказал? - Флема удивленно смотрела на кресло, на котором недавно восседал Дженус.

Я повернувшись к ней, изобразил на лице самый искренней интерес (точнее, замаскировал настоящее чувство под будто бы настоящее).

- Раз он не сказал, то и я не скажу.

- А может… - начал я, но был мгновенно перебит.

- Нет.

- И всё-таки я…

- Сказала нет, значит, нет. И вообще, раз ты опять не сдох, вали-ка ты в мир живых. Пока я не довела этот процесс до конца.

- Какой процесс?

Она в ответ показала очередной сгусток тьмы в ладони.

- Понял. Не дурак.

Больше ничего не было сказано. В одно мгновение я оказался в 'мире живых'…лучше бы я сдох. Болело уже не только плечо, но и всё тело, чудо, что организм смог остановить кровотечение, иначе бы я обратно уже не вернулся. Преодолевая боль во всём теле и особенно в плече, я устремился вверх. Воздуха в легких уже давно не было. Наверное, чувства утопающего, которого в последний момент спасли передать просто невозможно. Долгожданный глоток воздуха опьянял лучше всякого изысканного вина. От облегчения, что живой, едва не теряешь сознания и в то же время слишком потрясен, чтобы нормально соображать.

68
{"b":"19891","o":1}