ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Черная завязала в узелок золотые ногаты[25], взяла в руки аркан. Минуту стояла, не решаясь двинуться с места. Потом быстро подошла к окошку, прислушалась и стала медленно спускать аркан, напряженно глядя вниз, в темноту… Что ждет ее там, за окном?.. Сплошной мрак и бездна. Страшная пропасть, на дне которой, знала она, притаились гранитные плиты черниговских мастеров. Упади на них – и трупом ляжешь под стеной терема. Но княжна поборола страх. Крепко ухватилась за канат и осторожно начала спускаться вниз…

IX. НАКАЗАНИЕ ЗА СТРАХ

Появление хозар в Чернигове взволновало не только князя и его дочь. Амбалу тоже не спалось. До самого рассвета не смыкал он глаз. Не служба князю тяготила его. Встреча с чаушиаром не давала покоя. Что делать? Как быть? Прятаться? Не показываться на глаза? Ведь чаушиар, увидя его в княжьем тереме, уставился пронзительным взглядом. Узнал или только удивился такому поразительному сходству? Может, в самом деле лишь удивился? Там, в Итиле, все уверены, что Амбала нет давно на свете, что он… Дурак я набитый! Не мог объявиться здесь под другим именем… Теперь все… Удивляясь такому сходству, чаушиар, конечно, спросит князя, как зовут его слугу. Ну, а тому что? Назовет его имя – и конец. Считай, что пропал!

Что же лучше? Оставаться здесь и выведать намерения чаушиара или удрать, пока не поздно? Но куда? Где найдешь такое приволье, такое доверие князя? Да и семья уже здесь, дети… Нет, не надо торопиться, не все потеряно. Кто знает, а вдруг чаушиар забыл уже о нем? Ведь сколько лет с тех пор уплыло… Лучше выведать осторожно у князя, не спрашивали ли хозары про Амбала, а потом уж думать о побеге…

Надежда подбодрила его, вернула прежнюю уверенность. И он решил: не избегать хозар, наоборот, показываться им на глаза и делать вид, что не знает их.

Однако судьба его в тот же день решилась по-иному. Рано утром тревога! Княжна исчезла! Черный поднял на ноги весь двор, дружину. Ему не верилось, что княжна бежала. Ворота надежно охранялись. Да и беседуя накануне с дочерью, не видел, никак не почувствовал, что думает она о побеге. Кажется, искренне поверила ему, поняла: надо стоять вместе, заодно! Скорей всего, хозары выкрали ее. Но куда же тогда девался Сокол? Зачем спустили аркан? Чтобы сбить со следу? Измученный тревогой и бесплодными догадками, князь вызвал огнищного.

– Где княжна? – спросил он и так глянул на Амбала, что у того кровь похолодела в жилах.

– Не знаю, князь.

– А кто же знает? Кто обязан знать, что делается на княжеском дворе?! – загремел Черный.

Амбал молчал. Да и что он мог сказать? Не уберег, упустил княжну. Испугался чаушиара, заперся в доме и прозевал беглянку.

– Прости меня, князь.

– Простить? О нет, Амбал! Шкуру спущу, если не найдешь дочь! Слышишь, шкуру!

– Мой князь…

– Довольно! Седлать лошадей! По всем дорогам, во все концы скачите! Где хотите, там ищите, а княжна должна быть у себя в тереме. Слышал? В тереме! – сорвался он на крик. – Без княжны не возвращайтесь в Чернигов!

Амбал поклонился до полу и, пятясь, вышел за дверь.

«Одна напасть не миновала, другая валится как снег на голову, – тоскливо думал он. – И ничего не поделаешь, надобно ехать. Найти Черную, иначе не сносить головы, по ветру развеют очаг мой в Чернигове», Из крепости Амбал выехал тайком, чтоб не заметили хозары. Он переправился через Десну, погнал коня в лес, на тенистую тропу. «Так оно безопаснее и путь короче», – думал Амбал.

Уже высоко поднялось над лесом солнце. Нестерпимо печет оно на торной дороге, а здесь в лесу ветви могучих деревьев густо переплелись над головой, под ними, как в скрытом от солнца овраге, свежо, прохладно.

Амбал сразу почувствовал себя лучше в этой тени. Он ехал, зорко поглядывая по сторонам, прислушался к стуку дятла, поискал его взором среди ветвей. Да где там! Ни пташек-щебетух, ни лесного плотника не увидишь в густой листве.

Не верилось Амбалу, что княжну выкрали. Потому и не взял с собой воинов княжеской дружины, не собирался гнаться за хозарами. Если они ночью выкрали Черную, все равно не догонишь. На всякий случай меч и лук со стрелами взял с собой. В лесу-то всякое бывает: могут и хозары притаиться. А при оружии не страшно. Ведь он знаменитый на всю Северянщину лучник. Да что на Северянщину – когда-то на весь Итиль славился. Гляди только в оба, чтоб тебя не обошли, чтоб сам не попал в засаду.

Понимал он: дочь князя надо хоть из-под земли достать и привезти домой. Но куда же дальше ехать? Где искать ее?..

Лесная тропа вывела его на Соляной шлях. Он огляделся.

Теперь надо гнать коня во всю мочь, поскорей пересечь открытое место.

Амбал достал из-за пояса летнюю шапку и только собрался надеть ее на голову, вдруг услышал за спиной резкий свист. Не успел он и крикнуть, как на шее захлестнулся волосяной аркан. «Засада!» – мелькнула отчаянная мысль. Он схватился правой рукой за меч. Но в тот же миг ему с такой силой сдавили горло, что он едва не задохнулся. Все-таки Амбал выхватил меч, да не успел размахнуться, ударить по туго натянутому аркану: кто-то сзади сильно хлестнул коня, тот рванулся с места. Амбал полетел на землю.

На него навалились трое, быстро завернули руки за спину и крепко связали. Кто-то из нападающих накинул петлю на ноги, ловко стянув и обмотав их арканом. Потом уселся сверху и прохрипел в самое ухо:

– Тише, тише, Амбал…

Услышав свое имя, тот с трудом повернул голову и онемел: перед глазами блеснуло приставленное к горлу лезвие кривой хозарской сабли. Вокруг столпились смуглолицые воины.

«Хозары… – подумал Амбал и зачем-то посчитал их: – Три, четыре, пять… Всё. Теперь я в их руках». Он сразу вспомнил встречу в княжеской гостиной, свои ночные размышления и застонал от злобы.

– Больно? – спросил тот, что сидел у него на спине. – Терпи, предатель. Ты и не того заслуживаешь. – Он помолчал и еще суровее добавил: – Как смел ты ослушаться кагана?

Амбал не отвечал. Дыхание с хрипом вырывалось из его груди. Хозарин повернул пленника на спину.

– Как смел, спрашиваю! Забыл законы родной земли? Забыл, как карают у нас за измену?

«Значит, они сразу узнали меня, – подумал Амбал. – Тогда еще, у князя, узнали. И следили все время…»

– Трус! – цедил сквозь зубы хозарин. – За это следовало наказать тебя страшной смертью, но благодари небо: каган наш милостив, он может простить тебя, если исполнишь его волю…

Амбал недоверчиво посмотрел хозарину в глаза. Видно было: не верит да и не знает, о чем идет речь, на что намекают…

– Ну, – хозарин не сводил хищного взора с лежавшего на земле Амбала, – выбирай: смерть или верная служба кагану!

«Вот как? – начал соображать Амбал и еще больше заколебался. – А что, если проведает князь о моей измене?.. Но Черный узнает или нет, а эти уже знают…»

– Чего хочет от меня великий каган? – отозвался пленник. – Чем я могу оправдаться перед ним?

– Услугой. Небольшой услугой.

– Какой?

– Поможешь выкрасть княжну Черную.

– Княжну? Но ее же нет в Чернигове! Князь уверен, что вы ее выкрали.

– Князь обманывает и нас и тебя. Он не хочет выдать дочь замуж за кагана. Спрятал ее и поднял шум, будто выкрали.

«Спрятал? – лихорадочно думает Амбал. – Так вот оно что! И гоняет меня по лесам, грозится смертью!»

– До нас дошли слухи, – понизил голос хозарин, – что князь задумал умножить дружину, избавиться от власти кагана.

– На вече говорили о печенегах, а не о хозарах, – осмелился возразить Амбал.

– Это все для отвода глаз. На самом деле Черный задумал пойти по следам своих соседей – полян. А чтобы этого не случилось, каган берет его дочь себе в жены. Понял? Ну как? Согласен?

Пленник на мгновение закрыл глаза.

Хозарин выждал немного, затем полез в карман и, вытащив набитый золотом мешочек, бросил его на грудь Амбала. Звякнуло золото.

– Вот… задаток. Привезешь кагану Черную, не только простит тебя, а еще наградит за услуги. Пленник с усилием проглотил слюну.

вернуться

25

Ногаты – золотые и серебряные монеты у древних славян.

12
{"b":"19893","o":1}