ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сколько есть, все мои!

– Дурень, я хочу знать, сможешь ли ты дать мне сдачу. Чтоб на месте и рассчитаться. А то у меня к-крупная к-купюра… Вот! – и показал пятьдесят долларов.

Янг вынул свои деньги, даже всю мелочь. Пуол взял бумажки, пересчитал.

– Маловато… Ну ладно, в другой раз подкинешь мне еще какую-нибудь пятерку или десятку. Значит, так: вот, в левом кармане у меня пятьдесят долларов. Они твои. В правом – восемь долларов, что ты дал, – мои. Они будут мне как остаток с пятидесяти долларов. Чтоб ты не убежал с полусотней, не дав мне сдачи, я их подержу пока у себя.

– Хитренький! А потом ищи тебя, как рыбу в море… Отдавай мои назад!

– Тише, дурень. У нас уже нет времени ссориться. Видишь вон, сюда идет джентельмен в шапочке с длинным козырьком, в шортах и с розовой косынкой на шее. Рыжий баул в правой руке…

– Ну… – Янг приник к щели в воротах.

– Он сейчас пойдет по Портовой, ты – за ним, я – в отдалении по другому тротуару, следом. Возле дома номер пятнадцать он возьмет баул в левую руку. Ты приноровись, в этот момент окажись рядом с ним. Скажешь: «Может, вам помочь?» Он должен ответить: «Ничего, ничего… Тут уже недалеко. В отеле отдохну». Ты: «А в какой отель вам надо?» Он должен сказать: «Санта-Клара». Ты ответишь: «Там уже нет мест. Вам надо в „Гонконг“, ваш апартамент сорок первый». Поворачиваешься и идешь ко мне за деньгами. Все запомнил?

– Все.

– Будь очень внимателен. Если возьмет баул в левую руку не возле дома номер пятнадцать или вообще будет держать в правой – не подходи. Ну – пошел! А то отстанешь… – Пуол слегка шлепнул его ниже спины.

«Джентельмен» с розовой косынкой на шее уже шел пружинистым шагом по Портовой, по левому тротуару возле домов с нечетными номерами. Янг, поглядывая на углы домов, ускорил шаг. Расстояние сокращалось… Мешала только следить за незнакомцем в шортах парочка, которая вышла откуда-то на тротуар и старательно шагала впереди Янга. Девятый номер дома… Одиннадцатый… Янг оглянулся: метрах в двадцати сзади по этому же тротуару шел гладко причесанный пижон с усиками, покручивал в правой руке стек. Пуол держался на правом тротуаре далековато. Вот уже тринадцатый дом… Янг решительно обогнал парочку, влюбленные больше не держались под руку, размахивали руками. Женщина казалась очень широкой в плечах, с темными пятнами пота между лопаток и под мышками, в длинном, похожем на индийское сари, странном платье с рукавами.

«Джентельмен» ни разу не оглянулся назад, порой поворачивал голову влево, будто сверялся с номерами домов.

Против дома номер пятнадцать возле тротуара стояла легковая машина с задранным вверх капотом. В моторе копались двое мужчин, их согнутые спины тоже были в пятнах пота.

Пока Янг разглядывал парочку, а потом мужчин, возившихся с мотором, он совсем забыл о том, что «джентельмен» должен взять баул в левую руку. Быстренько поравнялся с ним…

– Может, вам помочь? – спросил, как ему велели.

«Джентельмен», не поворачивая головы, скосил на него глаза. Процедил сквозь зубы:

– Вот ду ю вонт, кидзи? Ай донт андестэнд ю.[5]

Этого Янг не ожидал.

– Дядечка…

– Сгинь, сморкач! Помощник нашелся…

Янг совсем растерялся: все не то говорится! Но успел еще сказать:

– Вам не в «Санта-Клара» надо!

Те двое, что старательно ремонтировали машину, вдруг оказались впереди, на тротуаре, наставили в их животы пистолеты. Янг с отчаянием оглянулся: Пуола не было, как сквозь землю провалился! Сзади них тоже смотрели зрачки двух пистолетов. Один держала дамочка в сари, рукав задрался до локтя, оголив волосатую руку.

Из машины вышел высокий офицер в полицейском мундире, игриво позванивая наручниками.

Глава шестая

1

Где-то в зеленой зоне дельфинария жалобно, будто испуганное дитя спросонок, вскрикивал павлин.

Радж остановился у ворот. Половинки их, сваренные из железных прутьев, провисли во двор, и если бы не сдерживала их большая железная цепь с замком, раскрылись бы от своей тяжести настежь. Слева, впритык к воротам, проходная-сторожка. Здесь и касса. Она отгорожена от проходной стенкой, со двора в кассу свой вход.

В сторожке света нет. Малу то ли спит, то ли делает обход территории дельфинария. Радж не захотел стучать в окно сторожки – пусть лучше Малу не знает, когда он вернулся с Биргуса.

Отошел подальше от ворот, полез на ограду – частокол из железных пик, высокий – два с половиной метра. Преодолев его без труда, повис на руках с внутренней стороны, потом разжал пальцы. Упал тяжеловато – земля с этой стороны была намного ниже.

Увидел Малу, когда свернул с аллеи на мостик через канал. Сторож спускался с трибун большого бассейна и, казалось, качался.

– Хэллоу! – подал Малу веселый голос. – Ты, Радж?

– Я.

– Ну и вид у тебя сегодня… Может, какие-нибудь жулики раздели? И мокрый ты, что ли?

– Ага, – ответил Радж, чувствуя, как загорелось лицо. – В штанах купался.

– И со мной раз такое было… – хотел рассказать сторож о случае с ним, но Радж сухо простился:

– Доброй ночи, Малу! – и хотел уйти.

– Какая там добрая! С дельфинами что-то происходит. Беспокоились, плюхались всю ночь в бассейне. И теперь сбились в кучу, а посветить хорошенько нечем… Я уж думал, может, какой-нибудь вор забрался или еще что…

– Может, к перемене погоды. Они хорошо чуют циклон… А может, касатки подплывали к перемычке. Их тоже чуют.

– Скажешь! В канале для касаток мелко, не полезут они туда. – Малу уже немного разбирался в том, что касалось жизни дельфинов и других морских животных.

– Не полезут, твоя правда. – Ну так пусть хоть остаток ночи пройдет спокойно. Пока!

Раджу хотелось поскорей забраться в свою кладовую-склад, поспать хоть пару часов. Хорошо, что мистер Крафт не запрещает пользоваться складом как квартирой. Может, считает, что лишний человек ночью на территории дельфинария не помешает. Мало ли что может быть?

«Не потерял ли хоть ключ? – лапнул по карманам штанов. – Нет, вот он, в правом…» Едва выпутал его, пришлось мокрый карман выворачивать.

Снял замок, закрыл за собой дверь на задвижку. Включил свет – и сразу к топчану. На день он прислоняется верхом к стене, прихватывается брезентовым ремнем. Отстегнул ремень, расправил ножки топчана, опустил на пол. Устало вздохнул, заранее смакуя, с каким наслаждением он вытянется во весь рост.

Утомленно присел на краешек…

Знакомые запахи запыленных железяк, сыроватых гидрокостюмов, жильем совсем не пахнет. Окинул взглядом кладовую – все известно, все, кажется, на своем месте.

И почувствовал, что будет не до сна. Надо привести в порядок испачканные штаны, может, даже замыть их пресною водой, чтоб не было соленых пятен и разводов, просушить потом утюгом. Надо еще поискать старую тенниску. Придется ее заштопать, вымыть, высушить. Не может он утром явиться на глаза мистеру Крафту одетым не по форме. Мистер требует, чтобы в рабочие часы все служащие дельфинария держали «трейд марк» – фабричную марку. Можно было бы, конечно, и выходные штаны надеть, у Раджа есть еще одни штаны. Но когда угодно надевать их жалко, да и очень большой контраст будет между заштопанной тенниской и праздничными штанами.

Скуповат мистер Джерри… Выдает одну тенниску на полгода, хотя цена ей всего каких-то два-три доллара. Это только у Раджа получается, что еще и экономит, потому что много времени приходится ходить в одних плавках или вообще быть с аквалангом под водой.

Сходил в душ, набрал в тазик пресной воды. Потом все делал как заведенный. А мысли были уже далеко от того, что делал.

Сегодняшний обстрел из автомата (это счастье, что не задела пуля) сразу сопоставил с прошлым выстрелом из подводного ружья. Вывод напрашивался сам собой – не являются ли они звеньями одной цепи?

вернуться

[5]

– Чего ты хочешь, дитятко? Я тебя не понимаю (англ.).

23
{"b":"19902","o":1}