ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может. Наш «Нептун» сюда заходит, – разом ответили Абрахамс и Радж.

– Значит, подплыли на катере… Дельфинов несли по двум сходням. Одного поранили, когда вылавливали. А как вы их ловите – сетями? – старший полицейский спросил это у Абрахамса.

– Да… Только надо очень осторожно с ними, а то и утопить можно, – охотно объяснял Абрахамс.

– Я думаю, их не сетью вылавливали, – сказал Радж. – Сетью не очень легко… Их просто брали одного за другим с помоста. Они у нас любят на помост выскакивать. Есть даже такой трюк: выскакивают, укладываются, как поленья дров. Ну, а им за это рыбку дают. Кто-то знал об этом или видел и использовал такой шанс.

– А они кого попало слушаются? Любой может приказать, поманить? – спросил тот, что писал.

– Лучше всего слушаются Судира, дрессировщика, – ответил Радж.

– Боби сам любит вылезать, без команды, – вмешался в разговор Янг. – Увидит меня и первый – шмыг на помост, раскрывает рот… – голос Янга задрожал, ему вдруг до слез жалко стало Боби. Так мало поплавали вместе – и на тебе, злые люди их разлучили. «Бедный Боби. Где он теперь? Живой ли? Чья это кровь была на помосте и на дорожке?»

– Так вы сказали, что слышали, как ночью стучал мотор? – обратился офицер к одной дворничихе.

Женщины тихонько шли следом за всеми.

– Да!.. Я возле малой арены была. И слышала, как раз в этой стороне – ду-ду-ду-ду, – оживилась та.

– Чего же вы не подошли, не поинтересовались? – не выдержал тот, что вел протокол.

– Я подумала… Да тут же много чего носится по воде, может, кто-то и заблудился.

– Дворники дежурят каждую ночь? – спросил у Абрахамса офицер.

– Нет, изредка. Они дежурят только в те ночи, когда нет на месте Раджа. А в эту ночь его не было, отпросился с мальчиком на сутки. – Абрахамс начал понемногу приходить в себя, соображать кое-что.

– Во сколько часов приходит на работу дрессировщик… Судир, или как его? – расспрашивал офицер.

– Да, Судир. Должен подойти уже. Вчера он только заглянул в дельфинарий и ушел. А сегодня же нормальный рабочий день, – сказал Абрахамс и спохватился: – Хотя какой же он нормальный? Боже, боже…

– Примерная картина уже выясняется… Никому никуда не отлучаться, будем еще разбираться с каждым в отдельности, – повернулся офицер, собираясь уходить. – Свободное помещение у вас есть? – обратился он к Абрахамсу.

– Нет. Кабинет Крафта заперт, я не могу без него пустить вас туда. И Судира еще нет… А у Раджа кладовка, склад, там даже стола хорошего нет.

– Ладно, старик… Мы в проходной пристроимся. Начнем с вас, мистер Абрахамс.

– Матерь божья, святая дева Мария… Не обойди меня своей милостью, – зашептал молитву Абрахамс. – А я ведь думал, что уже все!

2

Лежали под кустами напротив проходной, тянули время. Женщины устроились отдельно, развязали узелки с едой. Али, черный и длинный, как бессонная ночь, молча курил. С расспросами к Раджу не лез, ведь никто не знал, как тут все произошло, Радж – тем более: был далеко отсюда, на Горном.

А вот где был Судир? Похаживает нервно по дорожке возле проходной, хотя старается иметь вид независимый и гордый. Хотел он сходить в свою резиденцию, посмотреть, может, там опять что-нибудь украли, но полицейские не разрешили.

Абрахамса мучили допросом еще около часа. Вышел из проходной мокрый как мышь, поплелся будто не на своих ногах в сторону главной арены. Наверное, думал о рыбе.

– Вас хоть не били? – спросил Радж вдогонку громким шепотом.

– Не-ет… Боже, как все пережить, – говорил старик, уходя. – Что мне мистер Крафт скажет?

Позвали Судира, а не Раджа и не ту женщину, что дежурила ночью возле малой арены.

– Радж, а как теперь будет? – Янг лежал затылком на его ноге, держа руку на сумке – в ней урна с прахом предков, несколько орехов. – Дельфинарий закроется?

– Не знаю. Если не найдут дельфинов, то все может быть. А может, Крафт новых раздобудет.

– А где они продаются?

– Не знаю. Этих, что пропали, наловили… Может, опять найдет людей, чтоб ловили.

– За деньги?

– А кто тебе за так сделает что-нибудь?

– А вдруг у Крафта не хватит на это денег? Он ведь чуть сознание не потерял, когда записку от триады получил… Говорил – нечем платить выкуп.

– Отстань! Прилип… Пусть об этом у Крафта и болит голова, а не у меня.

Но у Раджа она уже болела. В такой ситуации легко остаться без работы. Одними надводными и подводными прогулками Крафт не станет заниматься, скажет – невыгодно. А куда в таком случае деваться? Идти искать место посудомойщика? Страшная эта кража и странная. Воры знали, что в эту ночь в дельфинарии не будет Раджа. Кто им подсказал это? Только тот, кто знал определенно. А определенно знать мог только тот, кто работает в дельфинарии. Подсказать или даже участвовать в краже мог только заинтересованный человек, а то и подкупленный… Абрахамс отпадает, Малу мертвый – отравили вином. «Ага, еще штришок! Тот, кто угощал сторожа, знал его слабость. Да от чужого, незнакомого, Малу и не взял бы бутылку, он еще не дошел до такого состояния…»

Чем больше Радж думал, тем больше напрашивался вывод: во всем этом замешан Судир. Одни его упражнения с дельфинами у любого могут вызвать подозрение. А разговоры с Питом? Даже из того, что подслушал, можно сделать вывод: подозревать можно и Судира. «Нет прямых доказательств? Пусть добывают эти доказательства… На то они и полицейские, следователи… А если у меня спросят, кого подозреваете, что отвечать? А скажу то, что знаю определенно».

– Радж, а если полицейские и меня будут спрашивать, что мне говорить? – перебил его мысли Янг.

– А что ты можешь сказать? Ты ничего не знаешь… Понимаешь? Ничего… Ты в дельфинарии недавно. А эти сутки мы провели на Горном. У кого были, с кем плыли, можешь говорить. Это ты знаешь. У нас полное алиби, не бойся.

– А у Судира нет этого алиби?

– Судир пусть сам выкручивается. Главное – лишнего не болтать.

К удивлению, Судира держали на допросе не очень долго. Вышел, постоял у дверей, ища взглядом Раджа. А увидев, с ненавистью прищурил глаза.

– Ты что это наплел на меня? Ты видел, что я командовал, чтоб дельфины выскакивали на помост? Чтоб их брали готовеньких?

– Радж Синх, зайдите! – выкрикнул полицейский, приоткрыв дверь.

Радж пошел прямо на Судира, шел и говорил:

– Это я видел на репетициях, а не сегодня ночью. На представлениях… И я сказал, что тебя дельфины слушаются больше, чем кого-либо. Разве это неправда?

Судир гмыкнул, поджал и без того тонкие губы. Но отступил влево, дал дорогу Раджу. Радж не видел, как медленно опустился на траву Янг, он уже готов был броситься на помощь брату, если начнется драка.

Полицейские сидели за маленьким столиком возле окна, носом к носу. Больше табуреток не было, да никто и не собирался приглашать его сесть. Радж стоял под шкафчиком с ключами, заложив руки за спину, как арестованный.

– Я должен сделать заявление, протест, – сказал он решительно. – Для протокола… Я не утверждал, что Судир участвовал в краже, помогал брать дельфинов. И прошу в этом на меня не ссылаться.

– А разве я на тебя ссылался? – невинно спросил офицер. Посмотрел на Раджа снизу вверх, но все равно получилось как бы сверху. Верхние веки полицейского опустились так, что, казалось, закрывали и зрачки. – Мы установили… почти установили, что у мистера Судира алиби. Он дал адрес, где провел эту ночь, осталось только проверить, – сказал тот, что вел протокол.

– Лучше скажи, что ты знаешь про Пита Уилсона, – как бы мимоходом бросил офицер.

Радж вздрогнул. «Вот оно как… Я колеблюсь, говорить ли, а они уже знают. Судир сам сказал?»

– Я его хорошо не видел. Голос слышал… По голосу мог бы узнать. Этот человек несколько раз приходил к Судиру. Должно быть, по просьбе Пита, Судир в последнее время учил дельфинов черпать песок со дна, переносить его в другое место. Из разговора их… нечаянно подслушал… я понял, что дельфинов хотят использовать где-то на большой глубине возле Горного, что-то поискать с их помощью.

61
{"b":"19902","o":1}