ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Абордажная доля
Как покорить герцога
Врата Кавказа
Практика радости. Как управлять гневом
Психология для самых маленьких. #дунины_сказки
Машина, платформа, толпа. Наше цифровое будущее
Клетка семейного очага
Навеки твой
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
A
A

Правая рука вдруг провалилась в пустоту, и из-за поворота ударил в уши шум и рев водопада. Ногой нащупал под водой ступеньку, хоть и скользкую, в наростах. Попытался стать на нее обеими ногами и упал навзничь. Заболтал руками и ногами, поворачиваясь на живот и направляясь к скале. На подводную ступеньку стал коленями, ухватился, как смог, руками – вполз выше. Разбегались во все стороны, порой попадая под руку, большие и маленькие крабы, плюхались в воду. Сделал несколько неуклюжих шагов на карачках – и стукнулся головой о скалу. Силы совсем оставили его, руки и ноги подкосились.

Так и заснул, опустив голову лицом вниз на вытянутые руки, а может, и сознание потерял.

2

Ноги двигались, шевелились, и что-то тяжелое сидело на ноге, где кончалась штанина, и грызло, царапало ранку выше щиколотки. Еще полностью не очнувшись, двинул другой ногой по штанине – столкнул что-то остро-колючее, бесформенное, как остроугольный камень. Вздрогнул с отвращением и страхом: краб, чтоб он сдох…

Сколько времени он проспал? Почувствовал себя окрепшим, голова ясная и не очень болит. Осторожно, медленно разгибаясь, попробовал стать на ноги. Повернулся лицом к скале, ощупал ее руками. Круто вздыбился холодный мокрый камень, ни одной зацепки. Снова сел, охватил себя за плечи руками, потер, помассировал, помял мышцы. Чувствовал под ладонями, что рубашка на плечах хоть и сырая, от тела подсохла, с нее уже не течет. Но этого так мало! А как бы хотелось переодеться в сухое, согреться! Правда, тут и сухое враз отсыреет: воздух густой от влажности, сверху падают на голову тяжелые капли. Эх, если бы скорей на солнышко выбраться, на волю! Какое это счастье – иметь солнце над головой!

Припомнил, как доплыл с Боби до этого выступа с площадкой, как взбирался на нее. Теперь он сидит спиной к тому выступу, о который стукнулся. Значит, если встать и повернуться к нему лицом, а потом тихонько, опершись о скалу, склониться вправо, можно будет заглянуть в грот-храм с дырой в куполе, оттуда он приплыл, там немного светлей. Янг проделал все это очень осторожно, приучая теперь себя к осторожности и осмотрительности, приучая ориентироваться в темноте. Склонился – ничего не увидел: чернота, только кое-где пятнами сереет вода, порой по ней пробегают едва заметные фосфорические полоски. Должно быть, уже ночь, глубокая ночь. Он ведь не знает, сколько проспал.

А может, и не надо следить за временем? Какое это имеет значение, если темень и темень!

«Ты где, Боби? Плыви сюда!» – просвистел условный сигнал. И подумал, что малыш его не услышит. Беспрерывно шумит водопад, хоть и не так звонко, как раньше: глушит прилив, вода поднялась и в пещере.

Но прошло, наверно, минуты две, когда возле Янговых ног послышалось «пфу-уф» и короткий скрип. Наклонился к воде и нащупал мордочку Боби. Тот дал себя приласкать и тут же нырнул в воду, исчез из-под руки.

– Ты куда, глупенький? – не выдержал и опять засвистел Янг.

Пропал Боби, как и не было. «Обиделся… Рыбки не даю… а где ее взять, ту рыбку? Может, и есть в этой пещере рыба, так пусть сам ловит… И я спасибо сказал бы, если бы меня кто рыбкою угостил, да еще жареной…» – У Янга набежал полный рот слюны, заныло в животе. Только теперь он ощутил, что страшно голоден.

Снова близко рядом с собой услышал «ф-фу-ух!» и какое-то ласковое, словно кошачье, мурлыканье, бормотание. Нагнулся в ту сторону, протянул руку. И сразу нащупал голову дельфина. Маленькая голова, значит, Боби… «Ну и хулиган, малыш…» Провел рукой до клюва, хотел ухватить за верхнюю челюсть, поводить в стороны. А рука нащупала что-то твердое, широкое.

– Что у тебя? Давай, давай… Ну, пускай же! – Янг и другой рукой подергал. – Ласт?! Ей-богу, ласт… Ну и Боби, ну и малыш! Если бы ты знал, какой ты молодчина! – ласково погладил его, поводил за нос. – А другой где? Может, и другой найдешь? Ищи, братишка, ищи!

Бормотнул что-то Боби, а понял ли? Наверно, нет, он же не уходил под воду, лежал и фыркал дыхалом, ласкался под рукой Янга. Мальчик толкнул его в рострум, сдвигая с места: «Плыви, плыви! Ищи!»

Не видел, уплыл Боби или не уплыл. Показалось только, что вздохи и всплески вокруг участились. Много вздохов! Сюда подплыли, должно быть, все дельфины.

– Ласт другой ищите! Маску ищите! Ну, что же вы?

Никто не уплывал, не понимали дельфины приказа. Мальчик прислушался и, казалось, сквозь шум водопада слышал их вздохи и тихое поплескивание.

Янг тщательно ощупал ласт. Ремешка не было, оторвался вместе с ушком. Но гнездо для ноги было целым. Он сразу сунул в него правую ступню, обулся. Не хочется опять лезть в воду, а надо. Мог бы еще потерпеть, не пить, но решил налить желудок водой – не так будет болеть. Посвистал: «Боби, где ты?» – Нащупал руками дельфина. Боби!.. Слабак ты, Боби, вот если бы Дик слушался. «Сюда, сюда…» – поворачивал его голову ближе к скале, вправо. Перекинул руку, опустил на левый бок и ладонью нажимал на него, направлял. У Янга два ориентира – справа скала и шум водопада. Когда поплывет назад, тоже будет ими руководствоваться. Иначе не найдешь ту площадку, где отдыхал. Она маленькая и неровная, наклонная, но что бы делал без нее? Может, где и лучшая есть, но попробуй найди в этакой темноте.

Стена под правой рукою надвигалась на Янга. Этот пещерный закоулок тоже суживался, как и тот, похожий на храм. Шум воды и плеск усилились, в лицо полетели брызги. Сзади послышались короткие тревожные свистки, должно быть, за ним и Боби плыли дельфины. Услышав сигналы, Боби сразу крутнулся под рукой, точно веретено, вырвался и сам тревожно засвистел. И в этот момент Янг коленями нащупал камни, нагроможденные обломки, зацепился за них руками. «Глупые головы… Боятся лезть сюда… А как же меня спасали и не боялись? Что-то же помрачило им разум, заставило кинуться на помощь человеку».

Осторожно поднялся и едва устоял: в ноги били буруны-водовороты. Протянул руки вперед, в неизвестное, и холодная вода хлынула по рукам до плеч. Наполнял ладони и пил, пил, чуть не лопался от воды, а все пил. И думал: что делать дальше?

Можно пробраться назад на свою площадку и подремать, подождать до утра. Но что изменится утром? Только в Храме была хоть какая-то кроха света, но там нет никакого выхода. И тут, в Водопадном гроте, нет. Вернее, щель есть, но ведет она в озеро. О том, чтобы выбраться через этот лаз, нечего и думать.

Просто загадка, как он сюда попал и не захлебнулся до смерти.

Значит, искать, искать, искать… Пока есть немного сил, пока не закоченел совсем – искать!

Плыть по тому же принципу – правая рука должна все время ощупывать стену. Держаться только правой стороны и в конце концов придешь на то же место. «А если не на то же, то в Храм, а из Храма я уже знаю, как добраться до той площадки… Если ничего лучшего по пути не нащупаю… и выхода нигде не найду».

Осторожно, покачиваясь под ударами потока, повернулся спиной к водопаду. «Ты где, Боби?» – Янг уже смелей ринулся грудью на воду. «Плыви сюда!» – посвистывал и отплывал от водопада все дальше. Наконец уловил, что вода вокруг него заколыхалась не так, как возле водопада, как будто услышал вздохи дельфинов, тонкое «кр-рин-н, пр-рин-н…» возле лица. Выкинул руку вперед и нащупал малыша, уцепился за его плавник. «Вправо, Боби!» – немного повернул его за рострум. И тот понял, поплыл правей. Янг заработал одним ластом, помогая ему. Но метра через два Боби резко свернул влево. «Ты что?..» – не успел Янг спросить это, как стукнулся головой и правым плечом о скользкий и острый выступ скалы.

Да, забываться тут нельзя, и надо больше доверять Боби. Малыш как бы окончательно понял, что от него требуется. А каменная стена то подавалась вправо, и тогда приходилось заплывать в каждый изгиб, то вдруг снова оказывалась на пути, и надо было проплывать лишние метры. «Эх, если бы фонарь был!»

Еще несколько изгибов и выступов… И вдруг показалось, что вода порозовела, даже поднялась почему-то вверх, точно водопад. Тихий водопад, бесшумный. Эта розовая вода справа чем-то перерезалась, будто провели ломаную линию между нею и чернотой. Контраст между черным и розовым с каждым ударом ласта увеличивался, вода впереди уже не светилась изнутри – от нее шли отблески. Глаза, пока подплывал ближе, привыкли к более яркому свету, хотя надо было сильно щуриться, чтоб их не так резало. Что там? От нетерпения сильно загреб несколько раз правой рукой, думая уже, что там выход и оттуда просвечивает вечернее (или утреннее?) солнце. И вдруг вскрикнул от боли в глазах, выпустил из-под руки Боби, прижал ладонь к лицу. Инстинктивно повернул назад – впереди опасность! Но Боби не отплывал, не убегал, поблизости мирно отдувались остальные дельфины. И Янг, зажмурившись изо всех сил, снова повернул к свету…

73
{"b":"19902","o":1}