ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кашляя, выбрался на свой берег. Уложил добычу под ноги и тщательно ощупал скалу, чтоб термос не скатился в воду. В тот же миг услышал за спиной неясные, искаженные эхом голоса: выплыли наверх аквалангисты. Хорошо, что успел удрать… А что они говорят? Не разобрать… Одевшись, перебрался через бруствер, прижимая термос к груди. Занял место возле своего наблюдательного пункта, прислушивался, поглядывал, а руки делали свое – отвинчивали крышку; зубами выдернул пробку, в нос полетели горячие брызги. Налил немного в стаканчик-крышку, подул – и зачмокал, наслаждаясь вкусом и теплотой в животе.

– Вишь, осмелели без нас. Кружат возле плота.

Аквалангисты сидели на корточках друг против друга, не снимая со спины аквалангов. Между ними на черпалке стоял фонарь.

– Я сейчас возьму рыбку, поманю, – встал один из них, огляделся. – Ч-черт… Столкнули, наверное, в воду, вылезая. Не вижу мешка.

– А вон, на решете… Пустой.

– Ка-ак пустой? В нем еще килограмма три было! Я хорошо помню, что не клал его на решето!

– Старик, лечиться надо… Склероз – поганая штука.

– Пошел ты!.. Идиотом меня считаешь, что ли?

– Ну так где тогда рыба? И разве мешок с ногами, чтоб перескочить на решето?

Встал и тот, что называл напарника стариком. Поднял фонарь, провел светом по воде, вдоль стены, скользнул лучом по стенам, потом снова по воде. В освещенном кругу увидел могучий плавник дельфина, возможно, Дика. Еще раз скользнул лучом по стене – возле самого Янга, и ему пришлось нырнуть за гребень.

– Не нравится мне все это. Нечистое тут место… Недаром туземцы не ходят на озеро. Много сегодня разных загадок. Ты видел, когда мы выплывали, как огонь танцевал, потом пропал было?

– Ну-у…

– Не нравятся мне такие фокусы… Слушай, а помнишь, как Пит рассказывал о представлении? Дельфины выскакивали на помост, укладывались… Может, и теперь побывали тут, съели рыбу.

– Ну да! Они в крайнем случае стянули бы мешок в воду и там потрошили его. А он лежит пустенький на решете. Потом… еще и вывернутый! Да если бы они прыгали на плот, то и фонарь бы столкнули.

«А что вы еще запоете, когда увидите, что термос…» – не успел додумать Янг, как услышал:

– Не фонарь столкнули, а термос… Термоса нет! – тот, что стоял с фонарем, неуклюже затопал ластами, светя вокруг плота на воду. – Нигде не плавает.

– А термос и не могли столкнуть, я его в решето поставил. И хорошо это помню, можешь не улыбаться! Знаешь, в пещерах иногда поселяются гигантские осьминоги. Для них тут отличное укрытие… Осьминог может щупальцами что хочешь сделать.

– Перестань… А то я больше в воду не полезу.

– Полезешь, никуда не денешься.

Они присели возле черпалок, начали грестись в песке. Потом на плоту остался один, а другой с фонарем на груди и черпалкою в руках скользнул за борт. Тот, что остался, снял со спины акваланг, осторожно положил на доски. Помахал немного руками, поразгибался, нажимая обеими ладонями на поясницу и виляя бедрами. Высыпал из черпалки грунт в решето…

«Находят они что-нибудь или нет? – вяло подумал Янг. – Если бы находили, то, наверное, кричали бы от радости…»

Ему надоело следить за манипуляциями аквалангиста на плоту. Не бодрость почувствовал Янг, выпив кофе, а наоборот – ему захотелось спать.

Сполз в логово, подложил локоть под голову. Ему стало тепло и уютно, даже каменная постель казалась не такой холодной и жесткой.

2

Сначала спал без снов. Потом сны, наверное, снились кошмарные, потому что он несколько раз в ужасе просыпался, но успокаивался и снова засыпал.

Затем проснулся окончательно. Где-то был слышен неясный, с небольшими паузами, разговор. Свод пещеры не терялся в вековечной темноте, а серел, можно было разглядеть нависшие глыбы. Непривычной формы, точно сломанные арки. Где-то стремительно проносится, скользит ослепительный свет, даже его отблески на камнях свода болезненны для глаз. Звериный инстинкт осторожности заставил Янга не вскакивать сразу, не высовываться. Он прикинул, где может быть такой сильный источник света, перевернулся на живот и пластом пополз к брустверу. Потом лег на бок, задрал, закатал подол рогожного мешка, прикрыл им лицо, чтобы не так резал глаза свет. Даже сквозь переплетение волокон глядеть было больно.

Грот афалины - any2fbimgloader27.jpg

Плота в Храмовом гроте не было. У его входа плавало что-то толстое и длинное, раза в три-четыре длиннее Дика. Ни носа, ни хвоста не видать, они опущены в воду. Спина серо-серебристая, едва возвышается над водой. Зато надстройка – в половину человеческого роста. Она размещена посередине, где у дельфина спинной плавник. В этой надстройке-кабине Янг насчитал пять окон-иллюминаторов, размещенных в одну линию. Шестое оконце видно немного спереди, над этим оконцем двигалась туда-сюда круглая фара, и это из нее свет прорезал, пронизывал простор, прыгал по своду, скользил по воде. На крыше кабины-рубки сверху были открыты два люка, в них высунулись по пояс два человека в обычной одежде. Фара погасла наконец, по сравнению с ней оконца едва тлели. Янг постепенно разобрал на боку судна красную надпись: «PERRY CUBMARINE». «Кабмарин, кабмарин… Подводная лодка! – догадался он. – Но разве бывают такие маленькие лодки?!» Он отбросил с лица рогожу, смотрит, вслушивается.

– Значит, не сифон? – Янг понял: это сказал тот, что торчал из переднего люка и поворачивал фару.

– Нет, – ответил задний. – И мы сначала думали – сифон. А потом глядим – дыра в своде… – и показал рукой вверх мимо уха переднего.

– Куда ведет пещера – не обследовали?

– Никуда, вы же сами светили, видели. Четыре заводи, эта самая большая.

– Считай, грот, а не пещера.

– Что в лоб, что по лбу. А глубоко тут… В этой – футов сто восемьдесят, в остальных по тридцать – пятьдесят.

– Где вы тут брали грунт?

– И тут и там, где водопад. А две заводи еще не обследовали.

– А стоит заниматься?

– Думаю, что стоит. Даже если не удастся эксперимент с дельфинами, то будем доставать грунт сами. Аквалангов только больше надо, у нас всего три.

– Издержки, издержки… И на дельфинов напрасно раскошелились.

– Шеф! Мы на них и доллара не потратили.

– Объясни, пожалуйста.

– Провели одну операцию, бомбанули дельфинарий на Рае.

– Хвост увяз?

– Чисто! Приезжала полиция, мы им акваторию лагеря показали – смотрите, ищите. А про пещеру никто не знает.

– Ну и что?

– Вы о чем?

– О дельфинах. Есть от них польза, оправдывают хоть кормежку?

– Еще ни разу их не кормили. Тут им хватает и рыбы, и крабов, и лангустов, а возле выхода – и моллюсков. Сами харч добывают.

– Та-а-ак… Не нравится мне дело с дельфинами. Можете поставить под угрозу все дело.

– Шеф, все будет о'кей. Правда, без дрессировщика капризничают. Он занимался с ними на Рае, учил черпать породу на дне, выносить наверх. По моему заданию. Были уже успехи…

– Та-а-ак… И тут хвост увяз, еще и дрессировщика впутали. Учтите, Пит: если что случится, отвечаете головой.

– Шеф, все будет о'кей, вот увидите. Разрешите только взять его в долю, чтоб он и тут с дельфинами занимался.

– Ты думаешь, что говоришь?

– Думаю, а как же.

– Думаешь, только не головой. А если забава с дельфинами ничего не даст? Все карты открыты… этому твоему дрессировщику.

– Это не мой, а из дельфинария… И я думаю все-таки головой. Если ничего не получится с дельфинами, Судир отсюда не выйдет живым.

– Это кто такой – Судир?

– Тот самый дрессировщик. А сейчас он уже и хозяин дельфинария, Крафт обанкротился. Таковы последние известия.

От такой новости Янг даже встал, забыв обо всем. Но спохватился и снова прилип к скале – хорошо, что говорившие не взглянули в его сторону.

– Та-а-ак… Ну что ж, под твою ответственность.

– Так на какой процент соглашаться?

– Считай сам. Я финансирую все дело, мои пятьдесят пять процентов добычи. Твои десять, остаток – для всех остальных. Чем больше наберешь людей, тем меньше достанется вам. Вот из своих сорока пяти процентов можете кинуть ему кость.

84
{"b":"19902","o":1}