ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Перебирая в памяти детали недавнего разговора, я шел по дороге, пока не повернул налево у знака «Ломаная аллея». Кара смотрела из окна. Мне показалось, что она похожа на брошенную собачку. Заметив меня, она распахнула входную дверь.

— Отец везет нас сегодня домой. Но ему придется забрать с собой Амоса. Он сказал, что Джой очень плохо себя чувствует. Смешно, правда? О маме и ее самочувствии он никогда особенно не беспокоился.

— Джой, бедняжка, — язвительно произнес я.

— Я думала, что ей надо кормить наследника раз двадцать в день.

— Он не сказал тебе?

— О чем?

— Почему Джой очень плохо себя чувствует?

— Нет. Ты знаешь, мне было бы наплевать в любом случае, — проговорила Каролина.

— Ну, она не очень плохой человек.

— Оно и видно по тому, как она поступает.

— Не она же все это начала. Что ты скажешь о нашем великолепном папочке?

— Но зачем брать с собой ребенка? Это только усложнит дело. Ей что, не могут помочь мать и куча сестричек-клонов?

Я пожал плечами. Мне не хотелось пускаться в долгие объяснения. Отец вышел из кабинета, и я подпрыгнул. Папа выглядел как в былые времена. Он был в пальто, гольфе и темных брюках. Через плечо он перекинул ремень своей старой дорожной сумки, а в другой руке держал огромный пакет с подгузниками. Ребенок сидел у него впереди в «кенгуру». Малыш спал. Отец походил на террориста-камикадзе.

— Пойдемте, — сказал он и приподнял Каролине подбородок. Потом посмотрел на меня и спросил: — А где твои вещи? В пансионе? Тогда мы заберем их по дороге.

Джой так и не вышла из спальни.

— Она устала, — объяснил Лео. — Первые месяцы беременности всегда такие трудные.

Я попытался ради Каролины притвориться, что он имел в виду первые месяцы после беременности. Но я услышал, как Каролина начала хватать ртом воздух и невольно взорвался:

— Я вроде слышал, что великолепная Джойос Девлин — ведь так ее зовут, — великолепна именно тем, что никогда не принуждает тебя делать то-то и то-то. Она же в состоянии вырастить ребенка без поддержки мужчины, и помощи коммуны ей достаточно.

— Иди, садись в машину, Гейб, — бросил он.

Глава двадцать третья

Амос

Излишек багажа

От Джей А. Джиллис

«медиа-панорама»

«Дорогая Джей,

Полгода назад моя сестра взяла у меня в долг десять тысяч долларов. Ее мужа уволили, а у них не хватало денег купить машину, в которой поместилось бы все их большое семейство (у нее трое детей). Возможно, она планировала загружать в нее рождественские подарки — я не знаю. Я дала ей деньги, которые мне подарили по случаю окончания колледжа. Теперь она рассказывает мне о том, что муж подарил ей шубу, поскольку чувствует себя виноватым из-за увольнения. Сестра просит дать ей еще десять тысяч, пока они не станут на ноги. Я ответила отказом, но она стала плакать и кричать, что я отвратительная, что заставляю ее чувствовать себя обязанной мне. Я сказала, что она может освободиться от этого бремени, вернув мне долг. Сестра бросила в меня контейнер для салатов и едва не ударила. Что мне делать? Все-таки она моя единственная родственница.

Несчастная и безденежная из Бостона».

«Дорогая Несчастная,

Иногда я не понимаю, за что мне платят на этой работе. Вы и сами знаете ответ на свой вопрос. Каждая из вас должна остаться при своем. Кому-то, как и положено взрослому человеку, придется принять перемены, когда телефон окажется отключенным, а кошелек — пустым. Интересно, чей кошелек я имела в виду?

Джей».
* * *

Я присела на кровати, когда услышала детский плач.

Еще до того как я успела скользнуть в свои шлепанцы, появился Лео. Лео стоял на пороге моей комнаты.

— Лео? Это ты? Правда?

— К вашим услугам, — произнес он со вздохом. — Прошло не так много времени, Джулиана.

— Я бы так не сказала. Время подбросило мне много испытаний. Я заболела.

— Я слышал…

— Откуда? Ты же исчез.

— У меня есть свои источники.

— Ты только что узнал?

— Вчера.

— И сразу приехал.

Я ощутила, как благодарность, словно мед, теплой волной разливается у меня по горлу.

Я потянулась вверх и коснулась его лица, не замечая, как он вздрогнул.

— Я пытаюсь вспомнить твое лицо.

— Как скоро ты забыла его! — пошутил он.

Он наклонился и поцеловал меня, положив мне руку на живот. Я не ощутила страсти, но для меня было великолепным ощущение того, что Лео здесь. От него пахло кофейными зернами и ароматным мылом. У него были не очень большие руки, но достаточно сильные, и вот он уже приподнимал меня, как будто я была ребенком.

— Ты что, был там, где не работают телефоны? Вообще, что случилось?

— Ты не знаешь?

— Чего? Ты был ранен? Болен? Потому что я…

— Меня нашли Каролина и Гейб. Они разыскали меня, Джули.

— Дорогой мой, но дети у сестры. Они уехали на весенние каникулы. Не говори мне, что ты был поблизости.

— Они не ездили к твоей сестре.

— Подожди.

Я присела на кровати.

— Они сказали тебе, что собираются к Джейн, а Джейн — что собираются с моими родителями во Флориду. Они сели на автобус…

— Сами?

Лео усмехнулся.

— Они проявили изумительную изобретательность.

— Изобретательность? Ты знал об этом, но не остановил их?

— Я не знал. Думаю, что Кейси была осведомлена.

— Кейси! Кейси!

А затем снова раздался плач ребенка. Значит, это был не сон. Я почувствовала, как в мгновение ока надо мной сгустились тучи.

— Кто это? — спросила я.

— Джулиана, это Амос.

— Амос?

— Мой сын. Джулиана, у меня родился ребенок от женщины в пригороде Нью-Йорка. Я ее очень люблю. Может, не так, как мы с тобой любили друг друга, потому что первая любовь несравнима ни с чем, но ведь любовь…

— Ребенок?! У тебя родился ребенок?! И ты привез его ко мне в дом?!

— Но ему, же нужен отец. Ты бы первая сказала об этом. Джой не очень хорошо себя чувствует.

Я попыталась уловить иронию момента, а затем отступила на шаг и плюнула ему на грудь.

— Бог ты мой! — закричал он и отпрыгнул так, словно я огрела его по голове.

Затем один за другим в комнату вошли Каролина и Гейб. Каролина держала на руках маленького темноволосого мальчика с огромными глазами, как на дешевых картинах. Гейб уставился в окно на качели, где все мы когда-то играли.

— Ты можешь его покормить, Кара, — вымолвил Лео. — У вас нет родниковой воды?

— И сока, и свежего воздуха, и окон, которые открывались бы и закрывались, — тихо произнес Гейб.

— Просто подогрей ее немного. Джой любит, чтобы смесь была комнатной температуры.

— Гейб, подай мне телефон, пожалуйста, — сказала я, вставая и благодаря Бога, за то, что не шатаюсь и не валюсь с ног. — Я думаю, что мне потребуется свидетель этой сцены. Такого еще не было.

Я начала набирать номер Кейси. Я могла бы убить его этой трубкой, зарядив ему со всего маху по черепу, или по его мерзкой полуулыбочке. Затем я сообразила, что набираю номер Конни. Кейси потеряла свой мобильный.

— Вы были у тети? — спросила я. Гейб сокрушенно покачал головой.

— Значит, вы не ездили к моей сестре. Вы соврали мне и сбежали, зная, как легко вам может все сойти с рук, когда я принимаю лекарство. Вы знали, что я не смогу вас проконтролировать.

И отправились к нему.

Я понимала, что делаю неправильно, втравливая детей в наши ссоры.

— И вам удалось убедить Кейси принять в этом участие.

— Мы отправились к Лео, потому что хотели привезти его домой, — объяснил Гейб.

— Вы привезли его. Что дальше? Он был ошеломлен и обескуражен.

— Но разве ты не этого хотела? Мама, ведь ты мечтала о том, чтобы иметь шанс поговорить с папой. Ты всегда жаловалась на его отсутствие.

57
{"b":"19907","o":1}