ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я знала, что мне нужны деньги, чтобы продолжать курс лечения, а не для того, чтобы мечтать о престижных университетах.

— Мне отрадно видеть, что ты разумно отнеслась к моему предложению. Перед тем как отправиться с детьми к тебе, я просмотрел информацию в Интернете о рассеянном склерозе. Это чревато, как я понял.

— Не волнуйся, я все равно в состоянии делать то, что делала и раньше, в балетном классе.

— Ты до сих пор туда ходишь?

— Да, иногда.

— Но Гейб преподнес мне ситуацию так, что я представил тебя прикованной к постели.

Он посмотрел на трость.

— И это случается.

Мы стояли друг напротив друга, как боксеры-тяжеловесы, прислушиваясь к дыханию противника.

— Ты знаешь, когда сюда приедут мои папа и мама? — первым нарушил молчание Лео.

— Они приезжают около шести, но поедут к себе, а уже затем, наверное, появятся здесь. Их самолет приземляется в четыре. Они продали свою часть дома во Флориде.

— Но зачем? Я же обещал…

— Даже не мечтай об этом. Лео, твои родители ни при каких обстоятельствах не пустят Джой на порог своего дома.

— Ты удивишься, когда поймешь, какие чудеса может сотворить упоминание о ребенке.

— А я думала, что ты оставил эти подвиги в далеком прошлом. Вспомни, как ты принял появление нашей девочки. Нашей двухлетней дочери.

— Ты говоришь так, будто я совершил преступление.

— Преступление? Хуже — ты совершил грех. О Лео, как теперь мне понимать все разговоры о том, что тебе надо выйти на пенсию? Малыш Амос немного не вписывается в общий тон твоих вечных жалоб.

Лео вздохнул.

— Наверное, лучше мне сразу признаться. Все равно тебе предстоит это узнать. Джой снова беременна.

— Ну, не чудесно ли?

Я сама была удивлена тому, насколько спокойно я отреагировала на это известие, хотя в горле у меня стоял противный комок.

— Ты не просто человек, которому патологически не везет из-за собственной глупости. Ты редкий дурак. Теперь у тебя будет пятеро детей, содержание которых потребует средств. После разговора с тобой хочется пойти вымыть руки. И ты еще посмел представить ситуацию так, как будто рождение Авроры подтолкнуло тебя к краю! Ты винил меня, ты винил маленькую Аврору, а я клюнула на эту ерунду.

— Где она? В детском саду?

— Ее скоро привезут.

— Надеюсь, ты отправила ее в приличное место.

— Конечно, Лео. Я отправила ее к Конни, что я делаю два раза в неделю по утрам, а в остальные дни сама заменяю ей все приличные сады, совсем как ты когда-то хотел.

— Прекрати, Джулиана. Где моя дочь?

— Она с Кейси и Эбби. Кейси и Эбби теперь живут здесь. Они снимают у меня комнату, потому что мне нужны деньги и компания, а иногда требуется помощь, без которой я сейчас не могу обойтись. Ты знаешь, что мне пришлось продать дом Лизель и Клаусу?..

— Да, мне Гейб сказал.

— Никому не удалось разыскать тебя. Ни твоей семье, никому.

— Я признаю, что был не прав, когда исчез вот так и не сообщал о себе. Я вижу, как это отразилось на детях. Но я был в отчаянии, Джулиана. Я был точно так же болен, как и ты, но не в физическом смысле.

— Ну, до чего ж трогательно! — воскликнула я. — Знаешь, Лео, когда я думаю о тебе, мне на ум приходит очень много сравнений. Я вспоминаю змею… Но одно скажу тебе точно: я не верю в твою тупость. Ни при каких обстоятельствах нельзя сравнивать, и ты сам это прекрасно знаешь, твое так называемое отчаяние и состояние моего здоровья. Нечего даже и пытаться поставить на одну доску то, как ты себя чувствовал со мной (а тебе не было плохо), с тем, как приходится сейчас мне. Понятно?

Он мягко улыбнулся.

— Я и не ожидал, что ты поймешь меня. Для тебя сейчас все замутнено гневом. Твоя гордость, твое самолюбие уязвлены.

— Да, пожалуй, — согласилась я. — Но я немножко разбираюсь в маркетинговых исследованиях. Если бы ты опросил сто женщин, которых оставили на произвол судьбы с тремя детьми на руках и после этого они узнали, что их здоровье резко ухудшилось, а деньги со счета куда-то исчезли, потому что муж не проявил ни благородства, ни элементарной порядочности, чтобы объясниться… Если бы ты их спросил: «Чувствуете ли вы гнев?» — то наверняка лишь несколько процентов опрошенных ответили бы утвердительно. Остальные выбрали бы слова покрепче.

Входная дверь открылась, и я услышала, как Кейси, смеясь, крикнула вдогонку девочкам:

— Так, подождите! Я хочу снять с вас сапожки!

— Привет, — сказала я. — Мы здесь.

— Папа! — закричала Аврора, словно увидела какое-то экзотическое животное.

Лицо Лео исказилось гримасой искреннего сожаления. Он выглядел несчастным.

— Куколка моя! Ты же выросла на целый фут!

Он раскрыл объятия и поцеловал Аори в макушку. Лео сокрушенно качал головой и искал моего взгляда. Я увидела, что он по-настоящему расстроен, но мое сердце уже не могло открыться ему. Аори немного отстранилась и отступила на шаг, вдруг став застенчивой.

— О, величайший из идиотов пожаловал, — произнесла Кейси, разматывая шарф.

Она стояла в стороне. Ее желтое пальто и красивая вязаная шапочка довершали образ здоровой и успешной женщины.

— Привет, Кейси, — приходя в себя, ответил Лео. — Разве Конни не учила тебя, что в некоторых случаях лучше помолчать? В частности, когда ты не можешь быть милой и любезной.

— Я не вижу здесь никого, кроме Джулианы, к кому мне хотелось бы проявить любезность.

Аори подбежала ко мне и уселась рядом у окна, стараясь спрятаться за моей спиной. Она засунула пальчик в рот, не зная, как ей лучше исчезнуть из виду. Кейси добавила:

— О, еще твою дочь, конечно.

— Она услышала по тону твоего голоса, что ты презираешь меня, поэтому и убежала.

— У нее просто хороший вкус.

— Прекратите, — остановила я их. — Мне противно это слушать.

Послышался плач младенца, и Лео вздрогнул.

— О нет! — воскликнула Кейси. — Это еще что такое?

— Это Амос, — сказала я. — Амос Штерн. Когда Лео приходит в голову путешествовать по райским кущам, он делает это под другим именем. Амос, кстати, один из плодов его жажды приключений. И это еще не все. Амос не единственный представитель клана. Лео намерен основать целую династию со своей новой пассией, извини, любовью его жизни.

— Скажи, что ты пошутила, — проговорила Кейси. — Лео, даже ты не мог оказаться таким дерьмом.

Каролина крикнула из комнаты:

— У меня больше нет молока.

У Кейси глаза округлились до размеров чайных блюдец.

— Она говорит о детской смеси, — объяснила я. — Это не ребенок Каролины. Все не до такой степени плохо. Подружка Лео из пригорода Нью-Йорка собирается не останавливаться на достигнутом. У нее, кроме этого ребенка, скоро появится следующий.

— Ты специально нагнетаешь, — начал Лео. Кейси села на табурет в холле.

— Нет, Лео, по-моему, она старается не сгущать краски, как того требует эта ситуация.

— Ребенок? — Аори вдруг нарушила течение разговора. — Папа привез мне настоящего ребеночка?

В этот момент мне перестало быть смешно.

— Аори, — сказала я, усаживая малютку на колено. — Аори, послушай…

Но тут появилась Каролина с извивающимся Амосом на руках. У нее задрался свитер.

— Папа, помоги! — крикнула она, и Лео вскочил.

— Папа, помоги! — в один голос повторили мы с Кейси, но у меня сразу же выступили на глазах слезы. Я встала, не выпуская руку Аори.

— Папа? — нерешительно спросила Аори. — А мы можем оставить ребенка?

— Лео, я тебя прошу, уйди, ради всего святого. Я потом ей все объясню…

— Но я имею право видеть свою девочку, — вдруг бросил мне в лицо Лео. — Я хочу, чтобы у меня была возможность встречаться с дочерью!

— Тебе надо было подумать об этом… шестнадцать месяцев назад! — укоризненно произнесла Кейси.

— Не надо, Кейси. Не перед детьми. Я знаю, что ты хочешь мне помочь, но от этого будет только хуже.

— Джулиана, ты позволишь ей прийти ко мне в отель, когда мои родители приедут к тебе? Она могла бы поплавать там в бассейне и тогда, как следует вспомнила бы меня.

59
{"b":"19907","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пожиратели облаков
День из чужой жизни
Блюда из круп, бобовых и макаронных изделий
Игра престолов
2001 ночь во Вселенной. Том 1
Спасая жизни. Дневник военного хирурга
Голодное сердце
Звездные корабли (сборник)
Петербургский детектив