ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я бы не поступала так на твоем месте. Это безответственно. Я вспомнила наш вечер с Мэтью.

— Даже на своем месте я не стала бы, поступать так опрометчиво.

Я посмотрела на Кейси — ее взгляд затуманился от слез. Она кивнула в знак согласия с моими словами.

— Эти отношения не продлятся долго. Каролина, тебя же не было всего полгода. Секс должен стать частью жизни людей, когда они не могут жить друг без друга…

— Но так и есть, мама. Он больше ни с кем не видится.

— Прошу тебя, приезжай ко мне, Каролина. Я тебя очень люблю. Я очень хочу тебя увидеть.

— Я приеду только с Доминико.

— Тогда тебе лучше не видеться со мной, — сказала я, стараясь скрыть разочарование. — На этот раз обойдемся телефонным разговором. Когда ты уезжаешь? Подумай, я все еще жду тебя.

— Я не передумаю! Именно поэтому я и уехала от тебя. Ты ничего не принимаешь, кроме своих правил. Своих мещанских правил. Как дедушка с бабушкой. А Гейб даже не поздоровался с ним. Мама, ты думаешь, что знаешь все ответы, да?

— Нет, но я знаю точно, что в этом случае ты поступаешь очень опрометчиво. Это неправильно не только согласно моим правилам. Это, не вписывается ни в какие нормы! Сколько лет этому Доминико?

— Восемнадцать.

— Ваша связь противозаконна.

— Как я переживаю!

— Я знаю, что ты не переживаешь. Но он тобой пользуется. Твой отец юрист, Каролина. Разве он не знает, чем чреваты такие уступки? Ты еще ребенок, Каролина. У него вместо мозгов каша!

— Спасибо тебе за понимание, мама, — сухо проговорила Каролина. — Ты всегда отличалась чуткостью по отношению ко мне.

— Кара, Кэт, позволь мне поговорить с тобой и с Доминико.

— Нам не нужна ведущая рубрики советов. Ты считаешь себя великим психологом. Так почему же тогда папа ушел от тебя? Не будь ты такой заумной, он не оставил бы наш дом!

— Прекрати! Одно не имеет отношения к другому.

— А теперь ему приходится из-за тебя работать шесть дней в неделю, мама. Из-за того, что ты больная и бедная, а Гейб умственно отсталый. Вся его жизнь летит под откос. Он не этого хотел. Он опять занимается юридической практикой. Все для того, чтобы у тебя было достаточно денег на дорогие туфли…

Я не могла больше позволять себе дорогие туфли. Да и вообще высокие каблуки были для меня давно под запретом. Мне казалось, что на них я чувствую себя, словно на шатком небоскребе.

— Ты несправедлива! Ты специально говоришь такие жестокие вещи, Каролина! Твой отец обязан содержать свою дочь Рори, и тебя, и Амоса, и… как назвали ребенка?

— Скарлетт.

— Боже праведный, — вздохнула я.

— Что случилось, мам? Для тебя это недостаточно изысканно? — Каролина не скрывала своей язвительности. — Что ты хотела услышать? Матильда? Гертруда? Ты думаешь, что все должны вести свой род от первых поселенцев?

— Ничего подобного. Никто в нашей семье не ведет свою родословную от первых поселенцев, — ответила я, хотя это было ложью. Предки моей матери могли похвалиться, древней родословной. — Я не сноб. Даже ты, когда родилась Рори, удивлялась тому, что ей выбрали такое имя. Разве ты не помнишь?

— Ничего такого я не припомню. Рори. Бог ты мой, ты изменила ее имя, ничего не сказав папе!

— Знаешь, папа ведь завел себе ребенка, ничего не сказав мне.

— Ты мещанка.

— Я не позволю тебе разговаривать со мной в таком тоне!

— Ты просто не переносишь, когда тебе говорят правду.

— Пусть я мещанка. Пусть я не видела, как сильно твой отец стремился к переменам. Неужели ты думаешь, что я сама не корила себя за недальновидность сотни, тысячи раз? Не надо обвинять меня в узости взглядов. Я стараюсь быть практичной.

— Это еще одна твоя черта, которая вызывает у меня ненависть. Все должно быть выдержано в бежевых тонах, а чулки должны быть подобраны в тон туфлям.

— Прекрати. Я не считаю, что это повод для обвинений.

— Ты не можешь смириться с тем, что виновата сама.

— Я бы признала свою вину, если бы осознавала ее. Должна ли была я поехать за Лео в эту глухомань? Бросить работу и научиться консервировать, как он просил? Спасло бы это мою семью, смягчило бы горечь Гейба, убило бы страхи маленькой Рори? А мои собственные сомнения?

— Не будь ты такой старомодной, такой заносчивой, то имела бы все, — продолжала Каролина.

— Может, ты и права, — печальным голосом проговорила я. — Но, возможно, меня постигло бы еще большее разочарование. Я могла потерять себя на этом пути. Ведь и благородной жертвенности есть предел, даже если речь идет о спасении семьи.

— Но ты и не попыталась! Папа говорил мне! Он очень старался убедить тебя в необходимости перемен. Он хотел открыть тебе глаза на то, как скучно жить по-обывательски.

— Я не думаю, что наша с ним жизнь была так уж скучна. Ему эта жизнь не подходила, да. Но ведь он сам стремился в свое время именно к такой жизни. Он помог создать ее. Он сделал свой выбор.

— Только потому, что ты не позволила ему сделать другой. Ты же знаешь, все должно было быть так, как хочет Джулиана.

— Каролина, приезжай и поговори со мной. Или давай встретимся в кафе. Мы сумеем решить все проблемы…

Но я уже разговаривала с пустотой — она положила трубку.

Каролина позвонила мне, чтобы очистить совесть. Чтобы показать, как она старалась найти контакт со своей бедной матерью, но та не пошла навстречу. Думаю, что моя дочь с самого начала знала, что не приедет повидаться со мной. Она хотела похвалиться перед своими дружками тем, какая она раскрепощенная и самостоятельная. Я спрятала лицо в ладонях.

— Тебе плохо? Крошка летучая мышь решит все твои проблемы, — сказала Аори, стараясь отвести мои руки от лица.

Я притянула ее к себе и усадила на колено. Она была такой хрупкой, как когда-то Каролина, — почти невесомой.

— Мама любит Крошку летучую мышь, — успокоила я Рори.

— Она приедет? — спросил Гейб, появляясь в дверях моей комнаты.

— Нет.

— Бьюсь об заклад, что она хотела приволочь сюда своего хиппи. Он и двух слов связать не может. Полный тупица. Я рад, что она не приедет.

— Гейб, она твоя сестра. И она не единственная, кто в своей жизни сделал неправильный выбор. Пойди, посмотри в зеркало.

Гейб оттопырил большой и указательный пальцы, имитируя пистолет.

— Точно. Все, что я тебе хочу сказать: мама, готовься стать бабушкой. Я не против, чтобы сюда приехала Каролина, но только без него.

— Что?

— Я бы его убил. Он ее использует. От него плохо пахнет. Каролина, должно быть, унаследовала плохой вкус в выборе мужчин от…

— Следи за тем, что ты говоришь, сынок, — прервала его я.

— Прости.

— Я все еще люблю твоего отца и не жалею о том, что было, потому что у меня есть вы. Нас с Лео связывает много хорошего, Гейб.

— Или так ты думала.

— Или так я думала.

Телефон зазвонил снова — это был Мэтью. Когда я услышала его голос на автоответчике, то сразу сняла трубку.

— Джулиана, — сказал он, — я должен спросить тебя прямо. Ты избегаешь меня? Я нарушил правила этикета?

— Нет, наоборот. Ты вел себя, как настоящий джентльмен. Я просто не знаю, могу ли я встречаться с кем-то. Раньше у меня был только Лео.

— Ты все еще испытываешь к нему чувства?

— А разве ты не испытываешь чувств, к той женщине, с которой сохранял близкие отношения четыре года, или к Сьюзен?

— Я с удовольствием вспоминаю то время, которое мы провели вместе. Но я не знаю, открыто ли мое сердце для них, как прежде. Я пришел к этому выводу после того, как мы с тобой поговорили. Та страница моей жизни окончательно перевернута, и спасибо, что ты помогла мне это осознать. Нельзя приносить прошлое на алтарь своей жизни, Джулия.

— Я этого не делаю. Я рада, что ты позвонил.

— Но ты не хочешь видеть меня снова. Встречаться со мной.

— Я этого не говорила.

— Не сейчас.

— Ну, не знаю, — честно призналась я. — Все зависит от того, что ты ждешь.

— Это зависит еще и от того, на что ты надеешься, — сказал Мэтт. — Джули, мне пора идти. Я хотел спросить: ты знаешь, что была первой девушкой, с которой я поцеловался? Тебя тогда выбрали президентом класса, помнишь?

77
{"b":"19907","o":1}