ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Перед зданием несколько садовников убирали с и без того безупречно выглядевшего газона опавшие листья и попутно прислушивались к разговорам. В этом у Риты не было никаких сомнений. Проклятый остров скоро превратит ее в параноика. Впрочем, это даже полезно: таким образом уменьшится доля риска, который Рита успела осознать во всей полноте. В Нью-Йорке она недостаточно хорошо представляла себе степень ожидающей их здесь опасности. Но, оказавшись на Орхидее, остро почувствовала, что малейшая оплошность может стать фатальной.

Собравшись с духом, Рита потянула на себя одну половинку тяжелых стеклянных дверей. Внутри жесткая мраморная отделка помещения была смягчена обилием драпированных портьерами окон, великолепных ваз с живыми цветами и удобной мягкой мебелью. Рэддинг не относился к женщинам как к равным, но умел найти к ним подход, когда ему было выгодно.

Едва Рита переступила порог, как к ней быстро подошла девушка, одетая — словно в продолжение египетской темы — в короткую тунику. Как и охранник, проводивший их сюда, она была аборигенкой. О ее местном происхождении свидетельствовали большие черные глаза и красивого кофейного оттенка кожа.

— Чем я могу быть вам полезной?

— Меня зовут Рита Фаулз, и я хочу обновить лак на ногтях. А также сделать прическу к сегодняшнему вечеру.

Сидевшая сбоку за столиком молодая женщина быстро поднялась.

— К вашим услугам. Пройдите сюда, пожалуйста. Желаете чего-нибудь выпить? Охлажденный чай? Кофе?

— Охлажденный кофе, если можно. Почти мгновенно появился поднос с заказанным напитком, сливками и сахарным сиропом.

— Вначале мы займемся ногтями, — сказала женщина и усадила Риту за столик, как оказалось, рядом с одной из девушек, с которыми она путешествовала в самолете. Той тоже делали маникюр.

Соседка повернулась к Рите, и на ее красивом лице появилось немного удивленное выражение. Потом девушка улыбнулась, слегка принужденно.

— Привет. Я Джоан. Нас представили, но у меня плохая память на имена...

— Рита.

— Иной раз приятно ненадолго улизнуть от парня, верно? — заметила Джоан.

Рита кивнула. Маникюрша взяла одну ее руку и принялась снимать ваткой лак.

— Я всегда испытываю такую приятную расслабленность, когда мною занимаются в салоне, — пробормотала Джоан.

Рита согласилась, хотя на самом деле больше всего на свете не любила бывать в подобного рода местах.

Джоан понизила голос до заговорщицкого шепота:

— Помнится, ты со своим парнем сидела в хвосте самолета. Как тебе понравилась парочка, оккупировавшая туалет?

Рита на миг замешкалась с ответом, но его не потребовалось.

— Отвратительно, правда? — вновь заговорила Джоан.

По крайней мере с этим Рита могла искренне согласиться.

— Да уж, — кивнула она, в то время как маникюрша погрузила ее пальцы в широкий сосуд с какой-то густой жидкостью.

— С ваших мест, наверное, все было слышно?

— Нет, — соврала Рита.

Джоан понизила голос еще больше:

— Чака это так завело! А твоего парня? Рита кивнула.

— Чак едва дождался, когда мы окажемся в спальне, — хихикнула Джоан. — А уж там он быстро справился. Я не успела и глазом моргнуть. С Чаком всегда так: раз-два, и готово!

Рита вежливо рассмеялась, но разумеется, не стала рассказывать, как Винс разбивал видеокамеры.

— Сейчас я нанесу на ваши ногти быстро сохнущий лак, и вы сможете пойти вздремнуть, как собирались, — негромко вклинилась в беседу маникюрша Джоан.

— Прекрасно, — ответила та. Пару минут спустя она уже любовалась покрытыми ярко-алым лаком ноготками.

Когда Джоан ушла, а вслед за ней и ее маникюрша, Рита подавила вздох облегчения. Оглядевшись по сторонам, она увидела, что кроме них в помещении никого не осталось. Тогда Рита спокойно откинулась на спинку стула и посмотрела на изящную женщину с густыми, черными как смоль волосами, которая в этот момент подпиливала ее ногти. Карточка на груди маникюрши гласила: «Марика».

— Вы давно здесь работаете? — спросила Рита.

— Не очень. Когда я была маленькой, родители увезли меня с острова.

— Куда?

— О, где мы только не жили!

По-видимому, Марика не собиралась распространяться о своем прошлом. Рита переменила тему.

— И что же, вам нравится ваша работа?

— Да, я люблю и умею делать женские руки красивыми. — Марика кивнула на ряды флаконов с лаком. — Какой цвет предпочитаете?

— Вон тот, — указала Рита на светло-розовый тон. Затем, когда маникюрша принялась наносить лак на ногти, она спросила:

— Интересно, гостящие здесь девушки часто возвращаются на остров?

— Некоторые — да, другие — нет. — Марика не отрывала взгляда от ногтей.

Рита поняла, что в дамском салоне невозможно раздобыть информацию и ей следует соблюдать осторожность.

— Готова спорить, что здесь бывают только молодые женщины.

— Да. В основном девушки.

— И подросткового возраста? Марика пожала плечами.

— Трудно сказать.

— Одна моя юная приятельница недавно приехала сюда. Ее зовут Цинтия. — Рита намеренно назвала имя, созвучное имени дочки Стейнхарта. — У нее светло-каштановые волосы и большие зеленые глаза. И в мочке каждого уха по три серьги. Вы, часом, не встречали ее?

Марика подняла глаза, но тут же опустила их.

— Нет, я такой девушки не видела, — тихо произнесла она. Подозрительно тихо.

Рита взглянула на руку маникюрши, в которой находилась кисточка. Пальцы Марики слегка дрожали, и ей даже пришлось несколько секунд переждать, прежде чем она смогла продолжить свое занятие. Но сначала она подняла голову и несколько мгновений пристально вглядывалась в лицо Риты.

— Мы никогда не говорим о гостях, — негромко заметила она. — Понимаете?

— Да. — Следующая фраза Риты была о красоте здешнего парка и роскоши здания, в котором они находятся.

Неспешно ведя разговор о всякой всячине, Рита лихорадочно обдумывала реакцию Марики. Неужели та действительно видела Синти? Трудно сказать. Но у Риты сложилось впечатление, что Марика что-то знает.

Ничем не выдавая своих мыслей, она удовлетворенно осмотрела ногти.

— Благодарю.

— Заходите в салон, пока будете гостить здесь. Мы всегда к вашим услугам.

— Конечно. Спасибо, — улыбнулась Рита, отметив про себя, что в любезном тоне Марики неожиданно проскользнули приказные нотки.

Она проводила Риту к стилистке, которая уложила ее волосы в романтическую прическу, подняв и закрепив на макушке.

Затем, радуясь что никто не пришел арестовать ее, пока она сидела в салоне, Рита направилась обратно на виллу, где испытала несколько приятных мгновений, увидев реакцию Винса на свой внешний вид.

— Ты выглядишь просто восхитительно, — негромко заметил он.

Рита просияла от комплимента, но вскоре вспомнила, что он подразумевал, что его слова слышит не только она одна.

— Благодарю, сэр, — шутливо ответила Рита, усилием воли подавив желание пошарить глазами по комнате в поисках спрятанных микрофонов.

Винс пристально вглядывался в нее, и она сообразила, что ее лицо еще хранит следы волнения, оставшиеся после беседы с Марикой.

— Ну и как тебе понравился салон Рэдцинга? — поинтересовался он.

— Приятное место. К тому же там сталкиваешься со всякими... неожиданностями. Рита сгорала от желания поскорее рассказать Винсу о разговоре с маникюршей, но об этом не может быть и речи. Во всяком случае, пока они не окажутся вне зоны подслушивания.

Винс смотрел на Риту так, словно надеялся прочесть ее мысли.

Понимая всю тщетность этот попытки, она опустила взгляд и сказала:

— Мы сегодня встали ни свет ни заря. Может, я немного отдохну перед вечерним приемом?

Винс вздохнул.

— Да, малышка, конечно.

Не дожидаясь, пока ее разочарование достигнет наивысшей точки, Рита покинула гостиную.

Первые часы, проведенные ею на острове, были настолько тревожными, что она даже не надеялась уснуть. Тем не менее, как только Рите удалось поудобнее, чтобы не смялась прическа, устроить голову на подушке, она закрыла глаза и сон быстро унес ее прочь от волнений мира.

20
{"b":"19910","o":1}