ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Безусловно.

Поколебавшись, Рок быстро наклонился и коснулся губами ее рта. Ошеломленная, Ирэн отшатнулась, но он уже вышел из машины и с несомненной иронией сказал:

— Позвольте помочь вам.

Скорее растерянно, чем неохотно, девушка подала ему руку, что было совсем не просто при раскрасневшихся от смущения щеках и горящих от поцелуя губах.

— Всего доброго, — пробормотала она. Рок не улыбнулся ей и вообще никак не прореагировал. Ирэн повернулась и быстрыми шагами направилась в сторону дома.

— Всего доброго, — услышала она вслед.

— Рин, кто этот человек? — спросила миссис Джонсон, выглядывая на улицу. — Почему он так странно смотрит тебе вслед?

— Странно — это как? — спросила внезапно обессилевшая Ирэн.

— Даже не знаю, — неуверенно сказала экономка, недоуменно качая седой головой. — Как-то ненормально.

— Он и есть ненормальный, — растерянно ответила девушка, и в этот момент зазвонил телефон. Это был первый звонок от коллег и партнеров отца. Потом их было еще великое множество, и все они стремились урвать свое.

Глава 2

— Ирэн? Что случилось с отцом? Он сроду никогда не болел! — В голосе Флориан звучало скорее раздражение, чем беспокойство.

Флориан была копией отца. Тот же неукротимый темперамент, ироническое отношение к любым проявлениям теплоты и вообще чувств, та же целеустремленность. Благодаря этим качествам, а также способности безжалостно разделываться с каждым соперником, она сделала блестящую карьеру, став специальным корреспондентом одной из американских ежедневных газет.

Старше сестры на пять лет, журналистка в свои двадцать восемь могла себе позволить снимать роскошную квартиру на Парк-авеню, водить дорогие спортивные автомашины и иметь сверхмодный гардероб из самых роскошных магазинов мира.

— У него проблемы с сердцем.

— С сердцем? — насмешливо переспросила Флориан. — А оно есть у него?

— Флориан! — возмущенно воскликнула Ирэн.

Сестра и отец всегда испытывали друг к другу уважение. Однако оба отдавали себе отчет в том, что они слишком похожи, чтобы долго находиться вместе. Если бы отец был на месте Флориан, он съязвил бы точно так же, и никто не обиделся бы. Но для Ирэн было невыносимо слышать издевки.

Несмотря на нежелание отца видеть ее, дочь зашла на несколько минут после обеда в его палату. Вышла она совершенно потрясенная изменениями, которые произошли с ним за последние сутки.

— Извини, Рин, — буркнула Флориан. — Как он сейчас?

— Трудно сказать. — Возмущенная Ирэн решила не давать ни малейшей поблажки беспардонной сестре. — Он перенес сердечный приступ, уже в больнице случился второй. Доктор Хайман уверяет, что при правильном лечении все закончится благополучно. Но медицина никогда не дает гарантий.

— Я смогу вернуться только через день или два.

Ирэн почувствовала, что сестре не по вкусу перспектива срочного вылета домой, но она знала, что может переубедить ее, и добавила:

— Отец обанкротился.

— Что ты сказала? — В голосе Флориан прозвучали искренняя озабоченность и испуг. — Ты шутишь?

— Сейчас нам не до шуток, — парировала Ирэн. — Дом и загородная вилла, купленная для мамы, заложены… Как сказал юрист, машины, яхты — все пойдет с молотка на уплату огромных долгов.

— Просто великолепно! — ядовито проскрипела Флориан. — Что случилось с нашим Мидасом, от прикосновения которого еще совсем недавно все превращалось в золото?

— Думаю, он заплатил полную цену за потерю такой способности. — Сжав зубы, Ирэн старалась не дать воли обуявшему ее гневу. — Сердечный приступ и был спровоцирован неудачами в делах.

— Слушай, для отца это такое унижение — объявить себя банкротом. Не говоря уже о потере дома. Какой же он все-таки дурак.

— Если ты еще посмеешь сказать нечто подобное, я тебя убью! — яростно закричала в трубку Ирэн.

— И что ты так трепыхаешься? — скорее удивленно, чем обиженно поинтересовалась Флориан. — Ты совсем как наша мама. Извини, дорогая. Я сейчас не одна. Нам с Дональдом пора идти.

Флориан считала себя современной женщиной, и на этом основании каждый месяц у нее появлялся новый мужчина.

— До свидания, Флориан. — Девушка в сердцах швырнула трубку. Нет, так нельзя. Надо взять себя в руки. Сейчас ей потребуется все ее мужество. Но какова сестричка! И это сравнение с мамой…

Ирэн тяжело переживала отсутствие матери, свое полусиротство, усугубляемое необъяснимой суровостью отца. Со временем она научилась жить с этой болью, но преодолеть ее так и не смогла.

Все говорили, что они с мамой — родственный души. Очень похожие внешне и абсолютные близнецы как личности. В тяжелые моменты Ирэн ощущала неодолимую потребность обнять мать, посмотреть ей в глаза.

Отец и Флориан не переживали, не вспоминали мать, хотя иногда Ирэн казалось, что такой сдержанностью они просто ограждают себя от мучений. Впрочем, возможно, она выдает желаемое за действительное.

Может быть, она и вправду неисправимый оптимист, стремящийся видеть в людях только хорошее. Внезапно она вспомнила Арнольда Рока, услышала его насмешливый, иронический голос.

Девушка решительно встала со стула. Она не в состоянии предотвратить семейную катастрофу, но ей надо быть сильной и стойкой, чтобы служить опорой отцу в тяжелый для всех момент жизни.

Ирэн не представляла реакцию отца, как он перенесет позор и унижение. Альберт был невероятно гордым человеком со своими принципами, и дом для него был не просто крышей над головой. Как ему могло прийти в голову заложить его? Нет, нет… Только не осуждать. Сейчас надо стараться думать о хорошем.

Известие о банкротстве мгновенно распространилось в деловом мире, и теперь каждый день на Ирэн обрушивалась лавина звонков. Одни хотели удовлетворить свое любопытство, другие не слишком старались скрыть радость, оттого что это не они попали в беду. Только немногие выражали искреннее сожаление и озабоченность. Были и откровенно грубые выпады со стороны кредиторов, боявшихся, что они не получат назад свои деньги.

Флориан позвонила на следующий день, но только для того, чтобы сообщить, что задерживается. Газета дала ей срочное задание подготовить репортаж из Франции, и она улетела в Париж.

В пятницу вечером Ирэн поехала в больницу. Хотя прошло уже четыре дня с начала болезни, вопреки надеждам Хаймана, отцу не становилось лучше. Казалось, его покидает воля к жизни. Каждый раз, входя в палату, девушка старательно изображала улыбку и каждый раз боялась, что увидит отца в еще худшем состоянии.

— Приветствую вас, — раздался глубокий, холодный голос. Ошеломленная, Ирэн увидела рядом с отцом стройную фигуру Рока.

— Это вы? — Она едва взглянула на отца. Все ее внимание было сосредоточено на этом жестком, красивом лице. Что он здесь делает? Впрочем, ясно, что он здесь для того, чтобы изводить больного человека. Да как он посмел?!

— Не самое любезное приветствие, но сойдет и такое. Как поживаете, мисс Ирэн? — мягко спросил Арнольд Рок, предлагая ей стул.

— Думаю, вы должны немедленно убраться, мистер Рок, — подчеркнуто тихо произнесла девушка, но ее глаза метали громы и молнии. — Отец болен, и его нельзя расстраивать.

— Рин!

Не обращая внимания на изумленное восклицание отца, она требовательно и жестко смотрела в холеное, загорелое лицо, как по мановению волшебной палочки вмиг утратившее обычный ироничный вид.

— Вы заблуждаетесь. Я вовсе не собираюсь огорчать вашего отца, Рин, — холодно сказал Рок. — Напротив, именно вы в настоящий момент это делаете. Я просил бы вас сесть и прекратить этот спектакль.

— Рин! Что с тобой? — Отец взволнованно открыл глаза и кивком головы указал на стул. — Сядь! — совсем как прежде рявкнул он. — Арни пришел как друг и ничего больше.

— В самом деле? — спросила Ирэн, вкладывая в несколько слов все свое недоверие к этому человеку.

Блейкман возмущенно покачал головой.

5
{"b":"19912","o":1}