ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но пора уже и взрослеть. Он говорит, что подумывает о колледже. Мы разговаривали с ним вскоре после того, как он вернулся из лагеря скаутов в Израиле. Язык не оказался проблемой — он учил иврит в школе и был удивлен тем, насколько хорошо он его помнит.

Его впечатления от страны были самые разные. Девчонки были «действительно классными», оказалось, что израильтяне очень любят Америку. «Казалось, что они берут пример с американцев». Как-то он был с несколькими израильтянами, которые пили напитки. о которых он никогда не слышал, под названием RC Cola: оказалось, что это американские напитки. Как объяснили израильтяне, «в рекламе говорилось, что американцы пьют именно эти напитки». Он встретил там и «некоторые антиамериканские настроения у людей, которые не были согласны с политикой США», но воспринял это спокойно: «я подумал, что такое можно встретить везде».

Ему очень не понравилась погода, — во время его пребывания «было холодно и дождливо». Были проблемы и с компьютерами. Он купил ноутбук с возможностью беспроводной связи специально для путешествия, но обнаружил, что «дома построены из огромных толстых камней». Его компьютер зарегистрировал пять или даже десять сетей, но сигнал был слишком слабым для соединения, и приходилось идти двадцать минут до того места, где он мог бы установить надежную связь.

Итак, Comrade вернулся в Майами. Совсем еще молодой человек с уголовным преступлением за плечами, он живет в унаследованном доме и собирается принять решение — поступать или не поступать в колледж. Ему двадцать лет и он умеет делать совсем не так уж много.

Старый приятель Comrade neOh работает в крупной телефонной компании (работа с девяти до пяти ему совсем не нравится), но скоро он на три месяца поедет в Лос-Анджелес, где поработает в какой-то лаборатории, потому что там платят во много раз больше, чем он сейчас зарабатывает. Участвуя в жизни общества, он надеется отложить достаточно для того, чтобы купить себе домик там, где он живет.

После того, как трехмесячная «халтура» завершится, neOh тоже подумывает поступить в колледж, но не для того, чтобы изучать компьютерные науки. «Большинство людей со степенью в компьютерных науках, которых я встречал, знали кучу всякого бесполезного дерьма», — говорит он. Он собирается стать экспертом в бизнесе и управлении компаниями, и намерен выйти на компьютерный рынок на серьезном уровне.

Разговор о его старых подвигах возродил в памяти его преклонение перед Кевином. До какой степени он вообразил себя моим последователем?

« Х о т е л ли я, чтобы м е н я поймали? И да, и нет. Б ы т ь пойманным означал о продемонстрировать всем: „ Я могу с д е л а т ь это, я с д е л а л это“. Б ы т ь пойманным совсем не было для меня главным, но я хотел быть пойманным, чтобы победить их, освободиться и быть хакером, который освободился. Выйдя, я получил бы хорошую работу в правительственном агентстве и установил бы контакты с андерграундом».

НАСКОЛЬКО ВЕЛИКА УГРОЗА?

Сочетание усилий профессиональных террористов и бесстрашных юных хакеров может быть совершенно разрушительно для страны. Рассказанный эпизод заставил меня подумать, как много таких же «халидов», жаждущих больших денег, самоутверждения или достижения своих целей, вербуют несмышленых детей (или же агрессивно настроенных взрослых хакеров). Помощники новых «халидов» могут гораздо лучше замаскироваться и их будет труднее отыскать.

Когда я находился в предварительном заключении по обвинению в своих хакерских делах, со мной несколько раз общался один крупный колумбийский наркоторговец. Ему угрожало пожизненное заключение без возможности обжалования. Он предложил выгодную сделку — заплатить мне пять миллионов долларов наличными, если я проникну в «Центр» — компьютерную систему Федерального управления тюрем — и освобожу его из заключения. Этот человек говорил совершенно серьезно и наверняка выполнил бы свое обещание. Я не принял его предложения, но сделал вид, что готов ему помочь, чтобы избежать проблем с ним. Я не знаю, как поступил бы neOh в подобной ситуации.

Наши враги могут серьезно готовить своих солдат для ведения компьютерной войны, для атак на нашу инфраструктуру и для защиты своей. Очевидно, что эти группы будут привлекать себе на помощь умелых хакеров со всего мира, чтобы они «натаскивали» солдат для выполнения спецзадании.

В 1997 и в 2003 гг. Министерство обороны проводило специальную операцию (Operation Eligible Receiver) — для того, чтобы проверить уязвимость США перед электронной атакой, В соответствии с отчетом, опубликованным в «Washington Times»10 о результатах первой такой проверки, «высшие чины Пентагона были потрясены демонстрацией того, как легко хакеры взламывали американские военные и гражданские компьютерные сети». Далее в статье говорилось, что Национальное агентство по безопасности срочно собрало группу компьютерных экспертов — «red team» (Специальный термин, означающий: проверка содержания и качества квалифицированными специалистами, не принимавшими участия в подготовке продукта. Смысл работы red team — проверка систем, программ, военных планов теми, кто может думать, как бандит, хакер, террорист и т. д. — прим.ред.) для «мозгового штурма». Их задачей было проанализировать возможности хакеров. Им разрешалось работать только на общедоступном компьютерном оборудовании, используя хакерс-кие средства, включая программы, которые они загружали себе из Интернета или создавали сами.

Через несколько дней группа смогла проникнуть в компьютерные системы, управляющие энергетической сетью и с помощью серии команд могла лишить часть страны электричества. «Если бы действия группы были реальными». — писал тогда журнал «Christian Science Monitor», «они могли бы разрушить коммуникационные системы Министерства обороны (вывести из строя большинство тихоокеанских подразделений) и получить доступ к компьютерным системам на борту военно-морских кораблей США»11 .

В моем личном послужном списке есть несколько побед над механизмами безопасности, которые используют американские телефонные компании для управления доступом к телефонным станциям. Лет десять назад у меня был полный контроль над большинством переключателей таких крупнейших американских телефонных операторов, как Pacific Bell, Sprint, GTE и многие другие. Представьте себе, какой хаос мог возникнуть, если бы такие возможности оказались доступными группе террористов.

Члены Аль-Кайды и других террористических групп используют компьютеры при планировании своих террористических актов. Есть доказательства того, что и при планировании атак 9/11 террористы использовали Интернет.

Если даже Халиду Ибрагиму удалось получить какую-то информацию у кого-то из юных хакеров, ни один из них не сознается в этом. Если он действительно был связан с атаками на башни Всемирного торгового центра и Пентагон, то доказательств этому нет. Нет сведений и о том, когда он или кто-то из его подручных появятся опять на компьютерной сцене в поисках несмышленых помощников, которые испытывают непреодолимое желание «делать то, что тебе нельзя делать, лезть туда, куда тебе лезть нельзя, или идти туда, куда нельзя ходить, в поисках чего-нибудь действительно клевого». Таких помощников, которые могут считать поставленные перед ними задачи «крутыми».

Для молодых хакеров слабая безопасность остается непреодолимым соблазном. Хакеры, о которых идет речь в этой истории, вынуждены были признать, насколько опасно выполнять задания иностранных заказчиков по проникновению в секретные американские компьютерные сети. Можно только предполагать, сколько других «neOh» были завербованы нашими врагами.

Безопасность стала жизненно важным делом, поскольку мы живем в мире, населенном террористами.

АНАЛИЗ

neOh подробно рассказал нам, как он проник в компьютерную систему компании Lockheed Martin. Его рассказ является важным свидетельством, — как пример и для хакеров («Если в системе безопасности есть лазейка, то мы отыщем ее» — таков их лозунг), так и для служб компьютерной безопасности в любой организации.

13
{"b":"19919","o":1}