ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майк: «Я приматывал провод к лодыжке. Мы изготавливали переключатели из небольших кусочков материала, который используется для изготовления интегральных схем. Эти переключатели были размером два на два сантиметра, с небольшой кнопкой. Затем мы вырезали такого же размера дыру в стельке и помещали переключатель в ботинок. Он доставлял неудобство только в том случае, если вам приходилось целый день носить его — мог натереть пальцы».

Алекс: «Итак, мы входили в казино и старались выглядеть максимально спокойно, а действовать так, как будто никаких проводов в наших ботинках не было. Мы подходили к автомату и начинали играть. Для передачи сигналов у нас была разработана система, аналогичная азбуке Морзе. Мы начинали играть и передавали значения выпавших карт при помощи кнопки в ботинке.

С и г н а л от э т о й кнопки ш е л в компьютер, лежащий в кармане. Д л я точного определения места, в котором находился генератор случайных чисел, надо было дождаться выброса восьми карт. П я т ь карт автомат выбрасывал для начала игры, а следующие три мы получали, попросив его заменить три карты для продолжения игры».

Майк: «Наш код для передачи информации о выпавших картах был двоичным, кроме того, он использовал технологию сжатия информации под названием код Хафмана. Например, длинный и короткий сигнал означал один-ноль, то есть два в двоичной системе. Длинный-длинный означал три и т.д. Для обозначения любой карты требовалось не более трех нажатий».

Алекс: «Нажатие кнопки в течение трех секунд означало прерывание информации. Е с л и компьютер выдавал вам три коротких сигнала — пи-пи-пи — это означало, что вам пора переходить к решительным действиям. Естественно, этому пришлось поучиться, и мы практиковались делать это, например, поддерживая беседу с посетителями или служащими казино. Однажды я передал информацию о восьми картах и получил в ответ через минуту три коротких гудка. Я был готов к действиям.

В этот момент компьютер в кармане обнаружил место в алгоритме, которое соответствовало выкинутым картам. Алгоритм в карманном компьютере был аналогичен алгоритму в игральном автомате, поэтому компьютер в кармане «знал», какие карты будут выброшены автоматом в следующий раз. Поэтому он мог вам дать совет, какие карты надо придержать, а какие — поменять, чтобы получить в результате выигрышную комбинацию, продолжал свой рассказ Алекс:

«Компьютер говорил, что надо делать, посылая сигналы на вибратор в кармане, который мы пристроили к нему, вытащив из старого пейджера. Е с л и компьютер хотел, чтобы вы держали третью и п я т у ю карту, он сигналил бип, бип, би-и-и-п, бип, би-и-и-п, — что вы ощущали, как вибрацию в кармане.

Если играть внимательного вероятность выигрыша при нашей методике возрастала до сорока процентов, в то время как при игре в блэк-джек она не превышала двух с половиной процентов. При нашей методике игры, если вы дважды в минуту заряжали в автомат пятидолларовую монету, то могли выигрывать двадцать пять долларов в минуту. За полчаса вы могли запросто «надуть» автомат на тысячу долларов. Некоторым людям удавалось сделать это абсолютно честно, но таких было не более пяти процентов от общего числа игроков. Причем им далеко не всегда удавалось повторить свой успех в следующие полчаса. А мы попадали в эти пять процентов счастливцев каждый раз».

Когда один из игроков выигрывал достаточно много денег в одном казино, он перемещался в другое. Каждому позволялось за день обходить не более четырех-пяти мест. Когда через месяц они возвращались в то казино, где уже играли, они старались приходить в другое время или дожидались другой смены дежурных, чтобы минимизировать вероятность узнавания. Им пришлось осваивать и другие города— Рено, Атлантик-Сити, — далее везде.

Их постоянные выигрыши стали обычным делом. Наконец Майк решил, что пришел момент, о котором они долго думали, и он перешел к автомату, где ставка составляла 25 долларов. Проблема состояла в том, что наблюдение за этими автоматами велось гораздо тщательнее.

«Естественно, я волновался, но в с е ш л о гладко. Я выиграл около пяти тысяч буквально за несколько минут. И в э т о мгновение один из с л у ж а щ и х с очень внушительным видом положил мне руку на плечо. Я почувствовал, как сердце у меня уходит в пятки — „ Н а ч а л о с ь . . . “

— Я вижу, вы неплохо выиграли, — сказал он. — Какой цвет вам больше нравится — розовый или зеленый?

Господи, что же это значит, судорожно думал я. «Неужели я должен выбрать цвет, до которого они меня будут избивать?» Я был готов отдать весь выигрыш, только бы меня отпустили с миром. Пришлось собрать волю в кулак и продолжить разговор с этим мужчиной. «Мы хотим предложить вам выпить чашку кофе за счет заведения», — сказал тот. Я выбрал зеленую кружку».

Случались напряженные моменты и у Марка. Однажды он сидел, ждал выпадения выигрышной комбинации и не заметил, как служащий подошел и встал у него за спиной. «Парень, ты удваиваешь ставку до пяти тысяч долларов — надо очень сильно верить в свою удачу. чтобы делать это», — сказал он с искренним удивлением. Пожилая женщина из-за соседнего автомата ответила ему сильно прокуренным дребезжащим голосом: «Нет… удача здесь ни при чем». Я почувствовал, как служащий напрягся, почуяв что-то подозрительное. «Он просто настоящий мужик», — проскрипела старая карга. Служащий хмыкнул и отошел от меня.

За три года команда полностью забросила свою законную работу и с успехом применяла свои умения и навыки на новом поприще борьбы с игральными автоматами. Они купили еще два, один из них был самой современной моделью, и продолжили модернизировать свое ПО.

Во время своих путешествий три члена команды старались посещать разные казино, чтобы не работать «коллективом», вспоминает Алекс. «Один или два раза такое все же случалось, и это было очень глупо». Они старались уведомить друг от друга о маршрутах своих передвижений, но иногда кто-то забывал это сделать. Играли они только в казино и никогда не пользовались автоматами в супермаркетах. поскольку «выигрыш там был слишком мал».

ПОПАЛИСЬ!

Алекс и Майк старались ввести в их команде строгую дисциплину, чтобы «уменьшить вероятность быть пойманными. Среди правил. которые нельзя было нарушать, были такие — никогда не выигрывать слишком много денег в одном месте, нигде не сидеть слишком долго, никогда не ходить в одно место много дней подряд».

Майк относился к дисциплине серьезнее всех, и считал, что двое его компаньонов недостаточно осторожны. Он сам всегда старался выигрывать не так много и быть больше похожим на типичных посетителей казино. Когда у него выпадала выигрышная комбинация, например два туза, а компьютер советовал ему сбросить одного или даже обоих тузов, потому что взамен им должна была прийти еще более выгодная комбинация — три валета, например, — он предпочитал следовать не советам компьютера, а простому здравому смыслу, чтобы не выглядеть странно. Во всех казино существовали системы «Небесное око», попросту говоря — камеры видеонаблюдения в разных местах под потолком всех помещений казино, которые могут поворачиваться и приближать изображение в поисках мошенников, нечестных сотрудников казино, и других стремящихся поживиться легкими деньгами. Как только любой из наблюдателей увидит, что игрок за автоматом сбрасывает два туза, он поймет, что дело нечисто, поскольку ни один нормальный человек так не поступит. Сбрасывать тузы может лишь тот, кто каким-то образом осведомлен о том, что дальше будут еще лучшие карты.

Алекс не был столь предусмотрителен, а Марко — еще в меньшей степени. «Марко всегда был нахалом», — считает Алекс.

«Марко очень умный парень, у него нет высшего образования, он самоучка, тем не менее — это один из самых блестящих представителей Восточной Европы. Яркий и энергичный.

Он знал о компьютерах практически все, но он вбил себе в голову, что в казино работают одни тупицы. Так можно было подумать, поскольку нам удавалось извлекать из казино немало денег. Но все равно, надо было быть очень осторожным.

5
{"b":"19919","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Революция растений
Песня мертвых птиц
Куриный бульон для души. 101 история для мам. О радости, вдохновении и счастье материнства
Все секреты Minecraft
Мой (не)любимый дракон. Выбор алианы
Хочу и могу. Как изменить свою личность за 30 дней
Сирена
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Время перемен