ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Литовцы отозвались на мольбу князя Михаила Александровича. 26 ноября 1370 года началась «другая Литовщина». С литовцами шли тверские отряды и подневольные сторонники коалиции – войска князя смоленского Святослава. На этот раз литовцы наступали новым путем – через Волок Ламский. Как было принято в то время, округу вокруг Волока литовцы выжгли, но город взять не смогли. Литовские войска двинулись дальше и 6 декабря 1370 года подошли к Москве. Взять Кремль литовцы не смогли, но они выжгли всю округу. Обороной Кремля руководил князь Дмитрий. Князь Владимир Андреевич с воинскими отрядами расположился в своем уделе вблизи современного Подольска. Литовцы предложили князю Дмитрию «вечный мир». Он согласился на перемирие на три месяца, до середины 1371 года.

Князь Михаил Александрович решил еще раз обратиться к Орде, к Мамаю. У него на руках оставался ярлык на великое владимирское княжение. Для начала Михаил Александрович с ярлыком в руках и в сопровождении ордынского посла Сарыхожи отправился к Владимиру. Но путь на Владимир князю преградил князь Дмитрий с отрядами. Ордынский посол требовал исполнения ярлыка. На это Дмитрий ответил: «къ ярлыку не еду, а въ землю на княжение на великое не пущаю, а тебе послу путь чистъ». Посол был любезно приглашен в Москву. В Москве посла одарили и проводили в Орду. Война за великое княжение во Владимире продолжалась. Ослабить позиции Михаила Александровича не удавалось. Князь Дмитрий решил подключить к поединку с великим князем Тверским Орду. Так поступал и князь Михаил Александрович. Каждое обращение русских князей в междоусобной борьбе к ордынским ханам было только на руку Орде. Князья воевали друг с другом, а Орда усиливала свою власть.

К этому времени мало кто из князей ездил в Орду, почти никто не выплачивал дань. Но оба князя Дмитрий и Михаил Александрович всячески оживляли разлагающегося дракона и вскоре добились своего. Князь Дмитрий не был в Орде 10 лет. С митрополитом Алексеем они просчитали шахматную партию с участием Мамая. К нему и проводил Дмитрия митрополит Алексей (до реки Оки). Дмитрий прибыл в Орду не с пустыми руками, он привез немало золота и серебра. Взамен он получил от Мамая бумажку на великое владимирское княжение. Кстати такой же ярлык остался и у Михаила Александровича. Оба князя имели одинаковое право на Владимирский стол. Причина их противоборства так и не была устранена.

Князь Дмитрий получил в Орде не только ярлык. Он привез из Орды и бремя тяжелых поборов, на что он не мог не согласиться: ведь прибыл он в Орду по собственной воле. Он подчинился полностью Мамаю, подкрепив это золотом, серебром и обещаниями дани. Мамаю это было очень кстати – он готовился в очередной раз наступать на Сарай. Шахматная партия кончилась тем, что осенью 1371 года князь Дмитрий вернулся на Русь «съ многыми длъжникы, и бышетъ отъ него по городам тягость доннаа велика людемъ». Расплачивался за эту шахматную партию простой народ, с него брали дань для Мамая.

Обращаясь к Мамаю за помощью в своем противоборстве, князь Михаил Александрович и князь Дмитрий ввергли всю Северо-Восточную Русь в новую кабалу от Орды. Такую кабалу, какой не было на Руси уже несколько десятилетий. Кто страдал от этого, – народ. Митрополит Алексей не очень надеялся на Мамая, хотя и срежиссировал поездку Дмитрия в Орду. Поэтому он задумывался над тем, как нейтрализовать Литву. Решение проблемы было найдено – двоюродному брату Дмитрия Владимиру Андреевичу следовало жениться на дочери литовского князя Ольгерда. Так и сделали. Свадьбу Владимира Андреевича с Еленой, дочерью Ольгерда, сыграли в самом начале 1372 года, еще до возвращения Дмитрия из Орды.

Князь Дмитрий своей поездкой в Орду к Мамаю проблемы не решил. Война с Михаилом Александровичем продолжалась. Москвичи наступали на Тверское княжество, а Михаил Александрович весьма успешно «воевал» волость Кистьму и взял в плен воевод Дмитрия.

Тем временем митрополит Алексей провел успешную дипломатическую работу с Великим Новгородом. В конце 1371 года был оформлен договор «О единстве» («О одиночестве») между Новгородской республикой и Московским княжеством. Договор был заключен от «великого князя… всея Руси» Дмитрия Ивановича и его двоюродного брата Владимира Андреевича, с одной стороны, и новгородского владыки Алексея, посадника Юрия и тысяцкого Елисея – с другой.

Союзники считали своими противниками Тверь, Литву и Тевтонский орден. В договоре было оговорено: «…а по идеть на нас рать, ехати ми от васъ, или брату моему, без хитрости, а то намъ не в измену». Великий Новгород признавал великим князем именно Дмитрия. В договоре ясно было сказано: «великий князь всея Руси». В тексте также сказано: «А княженье вы великое мое держати честно и грозно, без обиды».

Историкам остается непонятным, по какой причине московский князь Дмитрий в декабре 1371 года послал войска против князя Рязанского Олега Ивановича. Олег Рязанский вынужден был бежать, а его стол занял ставленник Москвы Владимир Пронский. Олег в начале 1372 года отвоевал своё княжество. Дмитрий с этим смирился и даже заключил тройственный союз с Рязанью и Пронским. Создание союза было стимулировано активизацией военных действий князя Михаила Тверского.

У Литвы с Москвой был мирный договор. Тем не менее литовские полки выступили на стороне Твери. Союзники заняли город Дмитров. Как всегда и везде, посад города и окрестные села были сожжены. Более того, мирное население угнали в плен. Всё забрать с собой не смогли. По приказу литовских князей старались нанести как можно больший убыток мирному населению, поэтому «скоты ихъ исколоша». На этом этапе Михаил Александрович с помощью литовских полков победил. Победил свой же русский народ, своих русских крестьян, которые кормили и поили не только русских князей и всех их бояр, но и ордынцев. Князья, вместо того чтобы защитить народ от иноземного ига, гонялись друг за другом, сжигая и разоряя русские города и села.

Поскольку у Москвы с Великим Новгородом был договор, то новгородские отряды выступили против Твери тогда, когда тверские отряды заняли Торжок. Новгородцы прогнали из Торжка тверского наместника. Тверские чиновники и военные были пленены. Всех, кого можно было, ограбили. К Торжку подошло войско Михаила Александровича. Он обратился к новгородцам с ультиматумом и потребовал выдать грабителей и восстановить в Торжке прежнюю власть. Новгородцы отказались выполнить эти условия и были наголову разбиты. Соратники тверского князя Михаила Александровича устроили в занятом ими городе погром и резню. Город подожгли, предварительно надругались даже над иконами, с них срывали серебряные оклады. Так русские поступили с русскими. Сами граждане города не были виноваты ни в чём. Их вина была только в том, что ими хотели владеть одновременно два русских князя.

В течение нескольких месяцев князь Михаил Александрович удерживал Торжок, но затем согласился на мир. Но мир был заключен только с Великим Новгородом. Что же касается Московского княжества, то летом 1372 года воинские отряды вместе с литовскими пошли на Москву. Это была «третья Литовщина». Войска союзников соединились под городом Любутском на реке Оке. Туда со своими отрядами выступил князь Дмитрий. Произошла стычка со сторожевым полком литовцев. Полк Ольгерда отступил. После этого противники простояли друг против друга по разные стороны глубокого оврага. Никто не решался начать сражение. В конце концов был заключен очередной мир, и противники разошлись. На стороне литовцев выступали князья Смоленский и Брянский. Ну и, конечно, Михаил Александрович, который выступал главным инициатором всех трех Литовщин. Текст договора сохранился. В нём указано, что перемирие заключается на три месяца – с 31 июля по 26 декабря 1 37 2 го да.

В мирном договоре (докончании) сказано буквально следующее: «А что князь Михаило на первом перемирье (первая Литовщина), на другомъ (вторая Литовщина) и на третьемъ которая будет места пограбил в нашем очине в великом княженьи, а то князю Олгерду мне чистити, то князю Михаилу по исправе подовати назад, по до кончанью князя великого Олгерде». В договоре содержится оправдание московского князя Дмитрия за привлечение Мамая в отношении Москвы и Твери. Мамай признается царем: «А что пошли в Орду ко царю люди жаловатися на князя на Михаила, а то есмы въ божьи воли и во цареве, как повелитъ, так и деяти, а то от нас не в ызмену». Так что русские князья непрерывно воевали друг с другом, разоряя русские города и селения, но признавали над собой ордынского царя, поскольку «есмы въ божьи воли и во цареве».

36
{"b":"19923","o":1}