ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Данную государством землю стали называть поместьем. Впервые этот термин появился в обиходе в 1490 году. В определенных случаях выделяли землю на год – два (не более). Говорили, что землю дали в «кормление». Помещик получал свое поместье пожизненно, пока он мог нести военную службу. Затем эстафету продолжал сын, когда достигал 15 лет. С поместных земель государство взыскивало подать. Помещик получал оброк.

Государственный земельный фонд создавался не только за счет конфискации земель крупных землевладельцев, но и за счет земель, принадлежащих церкви. Так, в 1478 году Иван III конфисковал лучшие земли у новгородского архиепископа и монастырей. Василий III также отнял у Софийского дома 6 тысяч обеж. Эти земли Василий III отдал в поместье «боярским детям». Главным собственником земли было государство. Оно получало с крестьян подать. Помещики получали оброк, но обязаны были нести военную службу.

Всё это было законодательно закреплено в первом русском Судебнике, который был составлен в 1497 году. Согласно Судебнику главными категориями светского землевладения были поместье и вотчина.

В 1497 году был принят герб российской монархии. Собственно, им стал герб византийский (двуглавый орел). При московском дворе прижились пышные византийские ритуалы. Великий князь стал называть себя самодержцем (автократор – это титул византийского императора). В стране был один самодержец (Иван III) и два соправителя – Дмитрий и Василий.

Россия становилась могущественной военной державой, потому что под формирование армии была подведена фундаментальная экономическая база – земля. Земля – это люди, солдаты. Земля – это помещики – офицеры. Всё вместе это армия.

Литва, восточная граница которой проходила под Москвой (Вязьма принадлежала Литве), стала реально ощущать на себе эту силу. Вначале им пришлось забыть о Вязьме, а затем они почувствовали силу русских в Брянске и на Днепре. Литовская армия потерпела сокрушительное поражение от русских войск в бою на р. Ведрошь. После этого воевода Д. Щеня-Патрикеев с русскими войсками вторгся в пределы Ливонского ордена. В 1503 году с Литвой был заключен мирный договор, по которому к России отошли многие города, в том числе Чернигов, Брянск, Новгород-Северный.

Россия становилась сильной, и ее стали уважать. В Москве появился посол главы Священной Римской империи германской нации. Он предложил Ивану III королевский титул. Вся Европа смотрела в сторону России, рассчитывая на ее защиту от турецкого вторжения. В дипломатических бумагах великий князь Московии всё чаще стал именовать себя царем (кесарем – цезарем).

За столетия ордынского ига византийская церковь успешно решала свои проблемы (материальные), мало заботясь о судьбе народа и о его освобождении от ига. Церковь не была обложена налогами, и её дела процветали. Но иго кануло, а светская власть укреплялась. И иногда отбирала у церкви земли. Духовные отцы церкви не скрывали своей неприязни к московскому великому князю. Они использовали любой повод для того, чтобы продемонстрировать это. Одним из таких поводов было замечание Ивана III митрополиту Геронтию, что тот ведет крестный ход не «посолонь», а против солнца. Геронтий отказался подчиниться, за что Иван III запретил ему освещать вновь построенные церкви. В знак протеста Геронтий забросил церковные дела и удалился в монастырь. Ивану III пришлось уступить. Он отправился на поклон к Геронтию, поскольку власть церкви была неограниченной. Впоследствии при каждой стычке с Геронтием Иван III отступал. Низложить митрополита он не мог. Митрополиты были неуязвимы, потому что за ними стоял царьградский патриарх.

Но времена менялись, поскольку Византия пала. Иван III назначил своим соправителем Василия. Это противоречило ранее проведенной коронации Дмитрия. Дмитрий с этим не соглашался, но Дума его не поддержала чисто из страха, хотя и знала, что Дмитрий прав. 11 апреля 1502 года Иван III приказал взять под стражу Дмитрия и его мать. Иван III благословил удельного князя Василия – «посадил на великое княжество Владимирское и Московское и учинил его всея Руси самодержцем».

Спустя год умерла Софья, а затем и Иван III. Он умер от инсульта. Перед смертью к нему привели Дмитрия, сняв с него оковы. Он обратился к внуку со словами: «Молю тебя, отпусти мне обиду, причиненную тебе, будь свободен и пользуйся своими правами». Но в завещании Ивана III Дмитрия не было. После того как Иван III умер, Василий заковал Дмитрия «в железа». Дмитрий провел в одиночной «полате» три года и умер.

ВАСИЛИЙ III

После того как Псков отошел к Москве, там установилось двоевластие. С одной стороны городом управлял наместник из Москвы. С другой стороны продолжало функционировать Псковское вече. Василий III решил разрубить этот гордиев узел и упразднить вече. Он послал в Псков наместником князя И.М. Репню-Оболенского с самыми широкими полномочиями. Тот стал действовать без оглядки на местные традиции. По традиции Псков должен был вначале князя пригласить, затем его ритуально встретить, благословить и т. д. Репня стал действовать согласно инструкциям, которые он получил от Василия III, – решительно и жестко. В псковских летописях записано, что Репня водворился в городе без всякого приглашения со стороны Господина Пскова. Сказано буквально следующее: «не пошлиною во Псков приехал да сел на княжение». Псковичи нашли Репню прямо в княжеской резиденции, никто его не встречал «со кресты» в теле. Поэтому его прозвали Найденой (найденышем). Летопись свидетельствует, что Репня был «лют до людей». Назрел конфликт. Это был хороший повод для того, чтобы двинуть на Псков войска. Но Василий III не стал действовать прямолинейно. В его жилах текла византийская кровь, и он, как и его мать, Софья, был способен на разные политические, дипломатические, военные хитрости.

Осенью 1509 года Василий III во главе многочисленного войска прибыл в Новгород. Псковичи забеспокоились и послали к Василию III посадников и бояр. Они вручили великому князю не только подарки, но и жалобу на Репню. Василий III притворился, что настроен мирно, и обещал псковским послам, что будет «отчину свою» Псков «жаловать и боронить». После бояр в Новгород к великому князю потянулись жалобщики («черные люди»). Василий III очень поощрял всяческие жалобы. Он обещал прибыть во Псков и во всем разобраться: «Каитеся вы, жалобные люди, на Крещение Господне и яз вам всем оуправы подаю». На Крещение Господне все псковичи явились на государев двор. Знать пригласили в палаты, а тех, кто был ниже по знатности, оставили ждать перед домом. Приглашенных в палаты псковичан тут же арестовали. Им сказали буквально следующее: «Поимани, де, естя Богом и великим князем». Остальных псковичей отдали московским помещикам, которые владели новгородскими дворами.

Для псковичей было неслыханным, чтобы без всяких на то причин арестовывали выборных лиц и челобитчиков. В городе начались волнения. На вече решали, какой стратегии и тактики придерживаться. Народ «начаша думати, ставить ли щит против государя, запиратися ли во граде». Но поскольку выборные власти Пскова находились в Новгороде как заложники, вече не смогло принять никакого решения. Все понимали, что их ждет. Перед их очами была судьба Новгорода.

В Новгороде Василий III вел переговоры с арестованными послами Пскова. Им ничего не оставалось, как согласиться с ликвидацией вече в Пскове. В Псков был послан дьяк. Он приказал снять вечевой колокол. Выборные должности были упразднены. Власть в городе в полном объеме перешла к двум наместникам. В летописи сказано, что народ «начаша плакати по своей старине и по своей во ли».

Наконец Василий III прибыл в Псков. Он выселил из города триста богатых семей. Принадлежащие им земли он отдал в поместье московским служилым людям. Кроме того, были изгнаны горожане из Среднего города (более 1500 дворов). Сюда вселились новгородские помещики (более тысячи человек). Многие горожане спасались бегством. Вернулись они домой нескоро: «начаша как отколе копитися во Пскове, как были разошлися».

63
{"b":"19923","o":1}