ЛитМир - Электронная Библиотека

К 1930 году в СССР не производилось алюминия, свинца, цинка, практически не выплавлялось меди. Оборонной промышленности не существовало. Товарность сельского хозяйства была на уровне Средневековья. По количеству танков СССР отставал даже от Польши, устаревших иностранных самолетов в стране было меньше тысячи, автомобилей около 20 тысяч (против 20 миллионов в США). При НЭПе же рост основных производственных фондов в СССР составлял всего 1 – 2% в год, что не только не позволяло догнать развитые страны, но и удовлетворить потребности растущего естественным образом внутреннего потребления.

К 1925 году Россия по уровню экономического развития, образованию населения была сравнима с Китаем. Обе страны не имели своей национальной промышленности, были отягощены многочисленными сословными, патриархальными, феодальными пережитками. Китай пошел по пути постепенных буржуазных реформ – ремонтируя только фасад империи, суть ее оставалось неизменной. В результате Китай не сумел консолидировать свое общество, разбудить творческий и патриотический потенциал народа, создать промышленную базу и вооруженные силы. К чему это привело? Это привело к тому, что Китай в конце 30-х годов практически утратил национальную независимость. По выражению Сталина, «Китай клевали все, кому только не лень». Это могло привести вообще к гибели китайской государственности, если бы в конце концов страна не встала на путь радикальных реформ под руководством Мао.

Да что там Китай! Государственная власть в США в ряде периодов ХХ века напоминала полукриминальную диктатуру. Что происходило в 20-е и 30-е годы в США? Сухой закон, выпил рюмку – сел в тюрьму! Массами арестовывались и высылались из США участники рабочего движения, тысячи из них были брошены за решетку, убиты. Затем наступила эпоха маккартизма, «охоты на ведьм», антисоветская истерия бушевала почище нашего 37-го года. Американская демократия – сказка для чрезмерно доверчивых: кризисы, преступность, рабочее движение давно бы демократические США разорвали на куски.

Аналогично складывалась ситуация в Италии. Можно не любить Муссолини, но если бы он с начала 20-х годов железной рукой не выжег бы из Италии средневековые пережитки, сегодня эта страна имела бы уровень развития Албании, а возможно, и была бы расчленена на более мелкие государства. Сами итальянцы, между прочим, совершенно адекватно относятся к тому, что позитивного было сделано при дуче, осознают, что решить внутренние проблемы Италии иначе было нельзя.

Еще более яркий пример – Япония. К середине XIX века Япония отстала от Европы, России и США не на сто лет – на все триста! Что было бы с Японией, останься она в эпохе сегунов? Япония имела бы судьбу Филиппин или Малайзии. Революция Мейдзи была по сути своей буржуазной, повернула Японию на капиталистический путь развития, но по форме это была военно-националистическая диктатура, основанная на безжалостных репрессиях и подавлявшая малейшее инакомыслие. В результате радикальной ломки старого общества через 20 – 30 лет после революции Япония догнала по уровню экономического развития Россию, создала армию и флот, захватила Корею, Маньчжурию, половину Сахалина, одержала победу в войне 1904 – 1905 годов. А в чем выражалась эта ломка? Прежде всего это была ломка старой деревни, поскольку любому промышленному подъему требуются рабочие руки, трудовые ресурсы. Однако японцы сегодня не ревут ревом по утраченной японской деревне, но гораздо бережнее, чем мы, относятся к народным традициям.

К началу Второй мировой войны Япония имела сильную промышленность, науку и технику, четыре года один на один сражалась с мощными США, расширила пределы империи до Австралии и Индии. И все это время в Японии не было никаких признаков демократии, плюрализма, гласности и т.п. Военно-националистическая истерия, фанатизм поклонения императору по своей силе в тысячи раз превосходили культ личности Сталина и коммунистическую пропаганду в СССР. И если у нас Сталин имел всего лишь культ личности, то на тенно в Японии банально молились.

При этом национальный подъем в Японии не завершился американской оккупацией и атомной бомбардировкой. Японцам даже в голову не пришло ломать памятники Хирохито, охаивать премьера Тодзио, маршала Ойаму, адмирала Ямомото. Японцы и сегодня так же поклоняются своему императору и всем героям Японии от Того до камикадзе. Почему так происходит? Потому что они понимают: поносить своих, пусть у них и были ошибки, нельзя – это на руку только врагам. Как только развесишь уши, раскроешь, образно говоря, варежку, сожрут. И японцы стоят, как частокол – попробуй сунься к ним с осуждением их истории. Представьте, что будет, если те же Япония и Китай сегодня отдадут вопросы идеологии на откуп безответственным выскочкам, позволят навязать себе западнодемократические догматы, эту экспортируемую матрицу самоуничтожения. Представили? Вот, собственно, и все.

Существует аксиома, незыблемая точно Вселенная, – хороших и плохих, демократических и недемократических государств не бывает. В современном мире оперируют одинаково жестокие и безжалостные субъекты борьбы за ресурсы. Если бы Запад был таким хорошим, как мы считаем, а мы такими плохими – русские сапоги давно растоптали бы все свободные флаги, а американцы или европейцы гнули спину бы на нас. Как вы знаете, подобного не происходит – скорее наоборот. Так кто же более безжалостен, циничен и зол в глобальной борьбе? Мы? Ой ли!

Давайте оглянемся на ХХ век. В этот период на русскую землю входили враждебные войска Англии, США, Франции, Италии, Румынии, Болгарии, Германии, Венгрии, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Австрии, Голландии, Финляндии, Испании, Турции, Китая, Японии. Ни одна страна в истории в течение столь краткого времени не подвергалась нашествию, подобному тому, что пережила Россия от начала до конца ХХ столетия. В ХХ веке различные силы, рвавшиеся к мировому господству, не единожды пытались уничтожить нашу страну. И нам при этом не нравится Сталин? Мы желали бы иметь другого вождя?

Да, сегодня методы Сталина кажутся жестокими. Это неудивительно – всему свое время, или, как говорится, у каждого времени свои законы. По мудрому выражению Черчилля, «Сталин был личностью, наиболее импонирующей нашему жестокому и изменчивому векувеку двадцатому».

Киевская Русь, феодальная раздробленность и иностранное иго, Московия, Российская империя, Советское государство, Российская Федерации – несмотря на космическую разницу, все это Россия. Кто одобрит методы управления Святослава и Александра Невского, Юрия Долгорукого и Ивана Калиты, Ивана IV и Петра Великого, Екатерины и Сталина? Но для нас они не крепостники, деспоты или коммунисты, а вожди России. Все это живая ткань нашей истории, которую творили наши предки, как умели и как разумели – нам следует лишь, оглядываясь на их время, судить, насколько работа того или другого органично и закономерно легла в великую историю Великой России и привела к той исторической точке, в которой мы находимся.

Великая Отечественная война – событие такого исторического масштаба, такого гигантского размаха и глубины, что она, естественно, вместила в себя факты самого различного свойства и окраски. В огромном пласте военных статистических данных, воспоминаний и документов при желании можно отыскать подтверждения любой самой бредовой теории. Поэтому мы с вами будем опираться не столько на указанные виды данных, сколько на здравый смысл, свою историческую память, свою гражданскую позицию и состоявшиеся, очевидные итоги и результаты войны.

В этой книге немного также и цифр. Время Сталина – это эпоха созидания, поэтому оно оставило нам массу зримых свидетельств своего величия. В самом деле, какое значение имеет количество выплавленного за 1940 год чугуна, произведенных киловатт-часов электроэнергии? Факт, что наша страна при Сталине дважды поднималась из пепла, факт, что еще 50 лет назад мы начали пилотируемые полеты в Космос, которые с тех пор повторили только США и Китай. Факт в том, что мы любим искусство сталинской поры, что мы испытываем чувство гордости оттого, что Сталин был нашим Сталиным, оттого, что Сталина не было ни у Англии, ни у США, ни у Франции, ни у Германии, ни у Японии, ни у Китая.

4
{"b":"199263","o":1}