ЛитМир - Электронная Библиотека

Почему так происходит? Потому, что в основе всех устремлений Сталина лежало его глубоко осмысленное понимание блага СССР и России, их народов, а методы использовались те, которых требовала ситуация в стране.

Репрессии в РККА

Репрессии в РККА – одно из главных обвинений против Сталина. Репрессии, мол, ослабили и обезглавили армию перед войной. Маршал А.М. Василевский в беседе с писателем К. Симоновым якобы и вовсе заявил, что без репрессий в армии могло бы не быть войны в 1941 году, не решился бы Гитлер напасть на «ту» Красную Армию. Кинематограф с готовностью растиражировал эту точку зрения и довел ее до статуса окончательной истины.

А.М. Василевский, если такой разговор и имел место, видимо, был неправ. Вторая мировая война, как известно, имела системные причины, и количество расстрелянных комбригов и комкоров ее решительно не способно было предотвратить или отложить. Сам Сталин уже после войны сказал об этом так:

«Было бы неправильно думать, что Вторая мировая возникла случайно или в результате ошибок тех или иных государственных деятелей, хотя ошибки, безусловно, имели место, на самом деле война возникла как неизбежный результат развития мировых экономических и политических сил на базе современного монополистического капитализма».

Не стоял вопрос, быть ли войне, а стоял вопрос, какой Россия, СССР вступит в эту войну. Стоял вопрос, как уже говорилось, о том, быть России или нет.

Точных цифр, отражающих статистику репрессий 30-х годов, не существует. В литературе называются цифры от 2 до 60 и даже до 80 миллионов человек. Конечно, 60 и 80 миллионов – это «развесистая клюква»: ясно, что половину населения СССР не мог истребить никакой варварский режим.

Нам твердят о запуганности советских людей, их подневольном положении, но какая же запуганность и подавленность могут быть на фоне огромного подвига нашего народа, небывалой ранее в нашей истории инициативы, уровня культуры, осознанной самоотверженности?

Ошибочно считать, что репрессии – характерный признак советской власти или сталинского руководства вообще. Так, например, в 1933 году в системе лагерей СССР находилось не более 400 000 человек. Сегодня в крупнейших странах, в том числе и в России, эта цифра в два раза выше. Только в следственной системе (т.е без суда) в России сидят, по некоторым данным, до 200 000 человек. При этом население сталинского СССР почти в два раза превышало население Российской Федерации. Не следует также забывать, что сталинский СССР только начал преодолевать последствия Первой мировой и Гражданской войн.

Советское общество имело высокую степень внутренней мобилизации, бдительности, однако эти качества были и есть присущи многим странам, развивающимся в трудных условиях, – Японии, Китаю, Южной Корее. Очень трудно провести границу между политической взвинченностью общества и вакханалией. Благодушие, моральное разложение царили в 30-е годы во Франции, в результате чего французы во время германской агрессии дошли до невиданного падения национальной чести – пожертвовали независимостью своей родины ради спокойствия и сытости. Гибель Франции, причем не только военно-экономическая, но и духовная, – прямое следствие развития этой страны после Первой мировой войны в условиях благодушия и скудности моральных ценностей.

Кто спорит, что демократия лучше, человечнее и справедливее авторитаризма? Проблема в том, что Россия не могла перепрыгнуть в демократию из феодальной царской диктатуры. Причем некоторые окраины Российской империи, такие как Бухара, Хива, Коканд, Кавказ, к 1920 году находились еще в стадии перехода от родоплеменного строя к феодализму, а некоторые народы Севера или Урянхайского края оставались в каменном веке.

Сегодня границы Российской империи кажутся нам незыблемыми, однако на Дальнем Востоке, в Средней Азии и Восточной Сибири русские флаги были подняты только в конце XIX века. При этом Россия сразу же подверглась удару со стороны Японии, потерпела унизительное поражение, потеряла часть своей территории, а в последовавшей за тем Первой мировой войне рухнула окончательно. Это показало насущную потребность страны во внутренней консолидации и полной трансформации, причем потребность эта не имела никакого отношения к классовому вопросу. Это было условием выживания народов России перед лицом внешних угроз.

Вне жесткой власти, вне социалистической системы было бы невозможно выровнять уровни развития различных народов России, и большинство из них никогда бы не выбрались из тьмы невежества, болезней и угнетения. Как сегодня, несмотря на все достижения прогресса, негры в Африке гибнут от смут, эпидемий и голода, так было бы и на наших, российских окраинах.

Каких же методов руководства Россией мы хотим от Сталина, если и через полвека после его смерти оказались не готовы к той степени свободы, на которую замахнулись в начале 90-х годов ХХ века?

Революция – препятствие, вставшее на пути падения России в пропасть. В 1917 году это препятствие спасло Россию от гибели, однако для того, чтобы наша страна могла пойти дальше, его в дальнейшем необходимо было убрать. Сталина можно было бы обвинять в репрессиях, если бы в России существовали хоть какие-то предпосылки для того, чтобы без них обойтись. Если бы по воле истории в нашей стране утвердилась в 1917 году буржуазная республика, то и она неизбежно пришла бы к диктатуре и репрессиям.

В порядке информации для размышления следует заметить, что к 1 апреля 1937 года в нашей стране была досрочно выполнена Вторая пятилетка. Валовая продукция промышленности, по сравнению с 1913 годом, увеличилась в восемь раз, а 80% продукции дали вновь построенные заводы. Только ненормальный может думать, что такую махину – целую промышленную державу – можно построить подневольной работой зэков. Нет, ее можно было создать только самоотверженным трудом и энтузиазмом народа. Отрицать это – значит отрицать способности нашего народа, низводить его роль в создании Великой России до роли рабочего скота.

Вдалбливая в сознание людей басню о том, что промышленность России, уникальные открытия и образцы техники были созданы подневольным трудом, кое-кто пытается внушить нам мысль, что мы не имеем права на заводы и фабрики, построенные нашими отцами и дедами.

Никто не отрицает, повторюсь, самого факта репрессий. Мой прадед – участник Японской и инвалид Первой мировой войны Василий Игнатьевич Ошлаков был раскулачен и умер в тюрьме, а его трое внуков – мой отец с братьями стали крупным государственным чиновником, полковником стратегической авиации, ученым-физиком. Это говорит о том, что репрессии требуется рассматривать не как проявление преступного сознания отдельных лиц или партий, а как процессы, непосредственно связанные с развитием и борьбой за существование России в ХХ веке.

Точных, фактических цифр нет также в части репрессий в РККА. Отсутствует анализ, который бы объяснил какую-либо систему репрессий, вскрыл их истинные мотивы. Принято считать, что Сталин, напуганный германской провокацией о заговоре Тухачевского, спасая свою власть, поставил к стенке чуть ли не половину командиров и политработников Красной Армии, причем всех поголовно даже без признаков вины. Это примитивный взгляд – «сапоги всмятку».

События 1937 – 1938 годов в силу своего размаха и методичности не могли быть ни случайностью, ни следствием чьего-либо нервного расстройства, а отражали определенные процессы «взросления» нового государства.

Ради чего же происходила эта чистка? Версия о том, что репрессии были направлены на укрепление личной власти Сталина, не выдерживает никакой критики, ибо Сталин положил всего себя на алтарь России, а его личная выгода и личные цели никогда не существовали в отрыве от целей страны и народа. Мы еще будем говорить о том, каким грузом лежала на плечах Сталина власть, какой тяжкой ношей стала она во время Великой Отечественной войны. Как раз в период укрепления своей власти, своего авторитета, то есть начиная с 1925 года, Сталин никого никуда не сажал, а везде и всюду, мобилизуя все свое красноречие, убеждал, убеждал и убеждал. Когда начались массовые репрессии в РККА, авторитет Сталина, его руководящее положение во главе страны были уже оформившимся фактом.

5
{"b":"199263","o":1}