ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В потоке живого времени. Техники перехода (сборник)
Блистающий мир. Бегущая по волнам(изд.1958)
Спорим, ты влюбишься?
«Государь» Макиавелли в комиксах
Новый Дозор
Между надо и хочу. Найди свой путь и следуй ему
Нормально о косметике
Азбука. «Император» и другие мнения
Никогда Никогда
Содержание  
A
A

Наступление красных могло быть неожиданным и таким стремительным, что некогда будет думать о вагонах. Свиридов хранил один небольшой чемодан, куда постепенно складывал крупные купюры в твёрдой иностранной валюте. Чемодан пока не был наполнен, и превращённое в деньги наследство купца Митряева могло туда вместиться. Лишь бы японцы не помешали. Младший Митряев — из Токио. Кто знает, какие у него там связи?

Это опасение подтвердилось. Контрразведка работала быстро и чётко. Ицко ещё находился в кабинете Свиридова, когда с телеграфа вернулся капитан с длинным мотком бумажной ленты. На ней в том же порядке, в каком были заданы вопросы, следовали ответы, которые подполковник счёл нужным прочитать вслух:

— «Первое. Личный друг генерала Оой. Второе. Выехал с дочерью в Читу с десятидневной остановкой на станции Хайлар в Маньчжурии. Третье. Овчарка. Светло-серая. Чако».

Ицко позеленел и сник. В ушах снова прозвучал приятный баритон подполковника: «Пожалуйста, приводите в исполнение… Только прошу вас — подальше от города». Но ничего страшного не произошло.

— Вижу, что все совпадает, — произнёс Свиридов. — А собака?

— И собака, — пролепетал управляющий. — Овчарка… Чако… Но… но не светло, а просто серая…

— Простите меня, но очень уж это тонко. Вам она кажется серой, а кому-то светло-серой. Восприятие цвета индивидуально и зависит от освещения.

— Что же… Как же мне теперь? — еле шевеля губами, спросил управляющий.

Свиридов молчал. Он не хотел ссориться с генералом Оой, который командовал японскими оккупационными войсками и мог сместить не только подполковника Свиридова, но и самого Семёнова. И все-таки управляющий вселил в подполковника смутное недоверие к Митряеву. Стоило ли сразу отказываться от этого дела?

Свиридов думал, а управляющий переживал страшные минуты. Наконец он не выдержал:

— Вы… вы отпустите меня?

— Что за вопрос! — воскликнул подполковник. — И вот вам мой совет: будьте внимательны к мелочам… Ну, а вход к нам, как вы убедились, всегда открыт…

Капитан вывел Ицко на улицу, а Свиридов долго сидел за столом и смотрел на опустевшее кресло. Подполковнику, как и управляющему, было жалко расставаться с мыслью о наследстве купца Митряева. Но подступиться к нему трудно, хотя и возможно. Если в Читу приехал подлинный Митряев, то надо дать ему возможность распродать все имущество, а затем… Затем — привычная для контрразведки операция. Митряев исчезает вместе с деньгами, а генерал Оой получает очередное донесение о зверствах забайкальских партизан, осмелившихся похитить его личного друга.

Если же это не Митряев, а советский разведчик, то ещё лучше. А как это проверить? Подключить к делу японскую разведку? Но можно ли тогда рассчитывать на пополнение чемодана?

Свиридов позвал адъютанта.

— Установите, пожалуйста, наблюдение за домом Митряева.

— Круглосуточное?

— Нет. Днём не надо. Будем считать, что Митряев умный и осторожный человек…

ПОДРУЖКИ

Они были очень разные и все-таки дружили. Варя — толстенькая, пухленькая девочка, завистливая и злая, вся в отца — хозяина самого большого в Чите трактира. Нина — дочь священника, задумчивая, добрая и застенчивая. Она никогда не приходила к подружке в трактир — боялась шума и пьяного гомона. Они встречались где-нибудь около церкви, ходили вместе купаться на речку или забирались на колокольню и подолгу смотрели сверху на город.

С колокольни хорошо был виден и дом Митряева. Во дворе всегда бегал пёс. Часто выходила девочка в модном платье, в лёгкой широкополой шляпе.

— Знаешь, кто это? — спросила как-то Варя. — Мне папа говорил. Это дочка одного богача из Японии… А мама днём и ночью думает, как бы их заполучить к себе!

— Заполучить? — не поняла Нина.

— Да! Чтобы они столовались у нас.

— А зачем?

— Какая ты смешная!.. Выгодно — они же богатые!.. Вам хорошо — церковь одна, никакой конкуренции! Они, наверно, самые дорогие свечи покупают?

— Они у нас ещё ни разу не были, — ответила Нина.

— Вон она! Вон! — крикнула Варя. — Погулять вышла… А платье опять новое! Сколько их у неё!..

Мика не предполагал, что за ним наблюдают с колокольни, но он уже привык держать себя в руках даже тогда, когда, казалось, никого поблизости не было.

Обмахиваясь японским веером, он погладил подбежавшего Чако и сел на скамейку у флигеля. Ему было скучно. Отец не брал его с собой и не рассказывал, куда ездит. Мика ничего не знал и удивлялся: если так работают все разведчики, то лучше и не быть разведчиком. Страху много — толку мало. Они уже который день торчат тут, в Чите, а ничего пока не сделано. Хоть бы произошло что-нибудь необычное!..

Чако, спокойно сидевший у ног Мики, вдруг коротко прорычал и сорвался с места. Сразу же у ворот кто-то испуганно завизжал. Мика оглянулся. Визжали две девчонки, а Чако мчался к ним огромными скачками. Сейчас набросится и разорвёт! Забыв обо всем, Мика сунул в рот два пальца и пронзительно свистнул. Чако резко остановился, проехал на задних ногах по земле, обиженно проскулил и неохотно вернулся. Мика уже осознал свой промах: так свистят только мальчишки. Он разозлился и на себя, и на этих девчонок, из-за которых произошла грубая ошибка. Но тут же он допустил и вторую: как о штаны, вытер пальцы о голубое шёлковое платье. Чувствуя, что совсем выбился из колеи и делает все не так, как надо, он грубо спросил у девчонок:

— Вам кого?

Нина попятилась, но Варя взяла её за руку и поклонилась.

— Мы хотели познакомиться с вами, только собаки боимся.

— Она не тронет! — пробурчал Мика. — А познакомиться — это можно. Меня зовут Мэри.

Он присел, как учила тётя Майя, и обмахнулся веером. Ему и в самом деле было жарко.

Девчонки тоже назвали себя. Варя — громко и важно, Нина — чуть слышно.

— Как хорошо вы свистите! — воскликнула Варя. — И собака вас слушается превосходно!

— В Японии все хорошо свистят! — ляпнул Мика и подумал, что опять получилось плохо. Но врать — так врать! И он продолжал: — Там даже совсем могут не говорить: просвистят — и все понятно! — Он вытянул губы в трубочку и засвистел: — Фи-фу-фи-фи-фу…

— Что же вы сказали? — спросила Варя.

— Я сказал… Тьфу! Отвыкла от русского!.. Я сказала: очень приятно видеть вас! Идёмте!

Девочки радостно заулыбались, а Мика яростно размахивал веером и ругал себя за эту оговорку. Они подошли к флигелю и сели на скамейку.

— Какая чудесная вещь! — прощебетала Варя, зачарованная ярким веером.

— Дарю! — Мика сунул веер ей в руку и спросил у Нины: — А тебе подарить?

— Что вы!

— А ты не бойся! — Мика полез в карман, вынул небольшое зеркальце с перламутровой ручкой. — Держи!

Девочки восторженно рассматривали подарки.

— Вам не жалко? — робко спросила Нина.

— Ха! — вырвалось у Мики. — У меня этой дряни по горло!

— Какая вы счастливая! — Варя с завистью посмотрела на Мику. — И все-то у вас есть! И все такое дорогое! И шляпка, и платье, и туфельки!

Мика подтянул ноги под скамейку, но Варя со скрытым злорадством успела отметить, что туфли у этой богачки больше, чем у неё. Невинно улыбнувшись, она спросила:

— Скажите, Мэричка! Правда, что у японок ножки малюсенькие?

— Было! — сказал Мика.

— Что было?

— Мода такая была… А потом император запретил! Теперь все наоборот!

— Разве это красиво — когда большие ноги? — удивилась Варя.

— Зато удобно! — ответил Мика и, чтобы навсегда покончить с опасным разговором, сказал: — У женщин они ещё не очень выросли, а у мужчин — во какие! — Он развёл руки на целый метр. — Лыж не надо! Забираются на Фудзияму… Это гора такая со снегом… И шпарят вниз без всяких лыж — на сапогах с толстыми подмётками.

Нина наивно заморгала глазами, а Варя не поверила.

— Я видела японских солдат — у них…

— То солдаты! — перебил её Мика. — А я про богатых говорю!

Теперь Варя поверила. Богатые — не как все люди! Чего только не придумают! Ей даже стало обидно, что её собственные ноги такие маленькие, бедняцкие. Она позавидовала большим туфлям Мэри. Везёт же богатым: побывала в Японии и — пожалуйста — какие ноги отрастила!

27
{"b":"19929","o":1}