ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А вы долго жили в Японии?

— Родилась там!

— Мэричка! — Варя стыдливо потупилась. — А мальчики там красивые? Умеют они ухаживать?

— Мальчики? — переспросил Мика, не ожидавший такого вопроса. — Дрянь.

— Что вы говорите?

— Дрянь! — повторил Мика. — И девчонки русские лучше японских!

Варя подумала, что эта похвала в первую очередь относится к ней, и с благодарностью чмокнула Мику в щеку.

Он вскочил и промычал какую-то неразбериху. Боясь выдать себя, он побежал к дому и уже с крыльца, одумавшись, крикнул:

— Ждите! Принесу кое-что!

Ждать пришлось довольно долго.

— Странная она и очень добрая, — сказала Нина.

— Все богачи странные! — пояснила Варя. — Ты бы посмотрела, что они в трактире делают! Лампы побьют и жгут деньги, чтобы светло было! С ума сойдёшь!.. Или карнавал устроят: женщины — в мужских брюках, а мужчины — в платьях. До того перепутаются, что и не разберёшь!..

Мика вернулся с тремя куклами. Девчонки дружно ахнули. Это было чудо! Не куклы, а маленькие гейши с настоящими чёрными волосами, с закрывающимися глазами и с мелодичным перезвоном. Нарядные, стройные, высокие — Мике по колено. Живые феи из волшебной страны прекрасных карликов.

— Вам на память! — объявил Мика. — По штуке!

Он надеялся, что, получив эти подарки, девчонки убегут домой. Но они закружились с куклами в руках по двору. И Мике пришлось включиться в этот танец. Он прыгал, сердито подталкивал куклу коленом, и она звенела громко и жалобно. Этому веселью, от которого Мику мутило, как от касторки, не видно было конца.

«ПТИЧКА» НА ЗАБОРЕ

Конопатый хорошо знал город и гордился этим.

— У меня глаз — как шило! — хвастался он. — Тык — и насквозь. Тык — и запомнил!

— Хватит! — одёргивал его Трясогузка. — Веди и не болтай!

— А я что? Не веду, что ли? — обижался Конопатый. — Самой короткой дорожкой! Раз — и там! У меня глаз — как шило! Кто бы другой этих ощипанных птах заметил?.. Я и сейчас их вижу! А вы, слепухи, видите?

Цыган и Трясогузка не видели никаких рисунков! Поблизости не было даже ничего такого, на чем можно нарисовать птичку. Улица кончилась. Дома остались позади. По бокам дороги — ровное поле без столбов и деревьев. Впереди — колокольня и старый двухэтажный дом с забором. До него ещё шагов пятьсот.

— Не ври! — сказал Трясогузка.

— Слепухи! — повторил Конопатый, и веснушки на его щеках поползли к ушам. — А я вижу! Глаз — как шило!

— Врёшь! — обозлился Трясогузка.

Конопатый гордо задрал голову и пошёл к старому дому. Когда они приблизились, Трясогузка переглянулся с Цыганом. Теперь и они увидели на заборе трех белых птичек.

— Стой! — скомандовал Трясогузка. — Давай пять! — Он крепко пожал Конопатому руку, похвалил: — Глаз у тебя — ничего!.. Дуй назад! Хрящу привет передавай! Скажи: за нами не пропадёт! Законы знаем!

— Лады! — Конопатый подмигнул рыжими ресницами. — Ни пуха… Может, покараулить? У меня глаз — как шило!

— Справимся! — сказал Трясогузка.

Оставшись вдвоём, мальчишки подошли к забору. Три Микины птички, радостно раскрыв клювы, смотрели на ребят меловыми точками глаз. Со двора долетали весёлые возгласы. Восторженно визжала девчонка, а другая напевала какой-то вальс и сама же отсчитывала такт:

— Раз-два-три… И раз-два-три…

— Мэричка! Душечка! — услышали мальчишки. — Как у тебя весело!

— В детдом попали в девчонкин! — прошептал Цыган.

Трясогузка не ответил и пошёл вдоль забора к воротам. Дверь была приоткрыта. Во дворе три девчонки танцевали с большими куклами: две увлечённо, а третья — так, для вида. Ноги её куклы волочились по земле.

— Мэричка! Вы не так! — поправила Мику Нина. — Ей же больно — куколке!

— Ничего ей не будет! — огрызнулся Мика, готовый натравить на девчонок овчарку.

Он не мог больше терпеть, но не знал, как избавиться от них. Хорошо, что ударил колокол. Нина сразу заторопилась, стала прощаться. Варе не хотелось уходить, но и оставаться было неудобно. Эта богачка может подумать, что она плохо воспитана.

Девчонки подошли к воротам, прижимая к себе бесценные подарки.

— Спасибо, Мэричка! — сказала Нина растроганно. — Я не забуду!.. Я буду самой верной тебе подругой!

— И я! — подхватила Варя.

— Ладно! — выдохнул Мика. — Заходите, реб… Тьфу! Вы же не знаете! Реб по-японски — девочки!.. Заходите, заходите, девочки!

Мальчишки не слышали этого разговора. Когда Мика провожал подружек, Цыган и Трясогузка спрятались за угол забора. Здесь лежали бревна. Забравшись на них и встав на цыпочки, они увидели весь двор.

Девчонка в шляпе, опустив голову, устало шла от ворот. Кукла, которую она все ещё тащила за собой, царапала по земле ногами. Дойдя до флигеля, девчонка широко размахнулась, швырнула куклу в открытую дверь и села на скамейку.

Трясогузка подал Цыгану сигнал. Они оба, стараясь не шуметь, перелезли с брёвен на забор, оседлали его и спрыгнули во двор. Им казалось, что они проделали все это бесшумно, как привидения. Но Чако в привидения не верил. Он выскочил из флигеля и, обнажив клыки, ринулся к мальчишкам.

Мика заметил налившиеся яростью глаза овчарки, успел крикнуть: «Место!» — и бросился наперерез. Послушный команде, Чако хотел остановиться, но не мог. Мика и овчарка столкнулись. Чако виновато проскулил, а Мика упал. Шляпка слетела с головы, волосы, завязанные на затылке в узел, рассыпались.

Только теперь Трясогузка и Цыган узнали своего дружка. И Мика, расплывшись в счастливейшей улыбке, узнал их.

Сколько нежных, ласковых слов было у него припасено для друзей, но он не произнёс ни одного. Подошёл, обнял их и спросил обыденно:

— Есть хотите? — и сам же ответил: — Чего спрашивать? Ясно — хотите! Бегу!

Подхватив шляпу, он вбежал в дом. Мальчишки услышали, как весело захлопали двери внутри особняка.

— Чего это он вырядился? — спросил Цыган.

— А ты забыл? — ответил Трясогузка. — Платайс сам сказал: нужно, чтоб был похож на девчонку… Задание, значит, такое!

Мика вернулся с хлебом и колбасой. Сели на скамейку у флигеля, обменялись короткими деловыми фразами.

— Без нас не зашились? — поинтересовался Трясогузка.

— Ничего и не начинали! — признался Мика.

— То-то! — самодовольно произнёс командир.

— Сейчас дело двинется! — сказал Цыган. — Только скажи, что надо?

Мика вздохнул.

— Если б я знал… Вожусь с девчонками!

— Это не трудно! — заметил Трясогузка.

— Не трудно? А ты попробуй! — возмутился Мика. — Они с поцелуями лезут!

— Дай по шее — и все! — посоветовал командир.

— Нельзя! Я же сам вроде девчонки! У них это не принято!

— А отец что делает? — спросил Трясогузка. — Он-то хоть не в платье бабском ходит?

— Нет… Гоняет на извозчике. Утром уедет — и до вечера! А я в куколки играю!.. Чтоб они сгорели!..

— Невесело! — посочувствовал командир и хлопнул Цыгана по плечу:

— Влипли мы с тобой! Придётся тоже в куклы играть!..

Вся армия Трясогузки теперь была в сборе. Не хватало одного — стратегического плана. И мальчишки долго обсуждали вопрос: с кем и как воевать их армии. Можно было вредить семеновцам так же, как они вредили колчаковцам.

Но Платайс? Ради него и Мики спрыгнули они с поезда, плыли ночью на сосне и с таким трудом пробрались в Читу. Для чего все это? Чтобы помочь Платайсу! Но как? И решили мальчишки выждать, притаиться. Ведь не могло так быть, чтобы они никогда не потребовались ему! А пока они не должны показываться Платайсу на глаза.

— Я придумаю, куда вас упрятать! — пообещал Мика. — Будете довольны и сыты.

Они договорились о тайной сигнализации. Мика повёл друзей к воротам, распахнул дверь и… увидел управляющего. Ицко был уже совсем близко: ни спрятаться, ни убежать. И тогда Мика отчаянно замахал руками и закричал противным визгливым голосом:

— Алексей Петрович! Скорей! Скорей!.. Воры забрались! Воры! Скорей!

28
{"b":"19929","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Испорченный
Теория заговора. Правда о диетах и красоте
Безликий. Возрождение
Последний рейд Кондора
Аргонавт
Грабли сансары
Иррационариум. Толкование нереальности
Венец безбрачия белого кролика
Здоровье без побочных эффектов