ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Ее худший кошмар
Кодекс Прехистората. Суховей
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Дама с жвачкой
Нойер. Вратарь мира
Сплетение
Мастер Ветра. Искра зла
Содержание  
A
A

Начать рассмотрение метода унифицированного материально-правового регулирования будет правильным с уровня всемирного (универсального) регулирования, поскольку он наиболее приспособлен к решению вопросов, связанных с деятельностью юридических лиц на территории иностранных государств. К сожалению, до последнего момента ситуация здесь характеризуется как изобилующая самыми серьезными противоречиями и разнонаправленными попытками правового регулирования.

На протяжении первой половины XX в. неоднократно высказывались предложения о необходимости урегулирования основных вопросов экономической политики на всемирном уровне. Уже в 1929 г. под эгидой Лиги Наций была проведена дипломатическая конференция, имевшая целью заключение международной конвенции о правовом режиме иностранцев и иностранных предприятий. В 1930 г. Гаагская конференция рассматривала проект Кодекса международного частного права, который в том числе включал положения об ответственности государств за вред, причиненный на их территории здоровью или имуществу иностранцев. Ни одна из этих инициатив не увенчалась успехом из-за отказа стран Латинской Америки, Восточной Европы и бывших колониальных государств принять стандарты инвестиционной политики, на которых настаивали западные страны — экспортеры капитала.

Пожалуй, наиболее ярким из проектов всемирных международных документов, затрагивавших вопросы иностранных инвестиций, был проект Устава Международной торговой организации (МТО).18 февраля 1946 г. на своем первом заседании Экономический и социальный совет ООН принял резолюцию, которая призывала к созыву Конференции ООН по торговле и занятости. В 1947 г. на заседании подготовительного комитета, созданного на базе данной резолюции, решались две группы вопросов: разработка текста Устава МТО и переговоры о взаимном снижении таможенных тарифов. Указанные переговоры по существу превратились в самостоятельную конференцию, завершившуюся 30 октября 1947 г. принятием Заключительного акта. Он учреждал Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) в качестве временного соглашения, регулирующего торговые отношения на период до вступления в силу Устава МТО, и содержал протокол о временном применении ГАТТ, которое включало положения из проекта Устава МТО, касавшиеся вопросов внешнеторговой политики. В тот момент компромиссным решением стало подписание Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), которое затрагивало только вопросы интернациональных торговых отношений и в первое время не предусматривало образование постоянной межгосударственной организационной структуры. ГАТТ вступило в силу 1 января 1948 г. после подписания протокола о его временном применении необходимым числом государств. Тем временем в Гаване (Куба) была созвана Конференция ООН по торговле и занятости, которая завершилась 24 марта 1948 г. принятием Заключительного акта, содержавшего так называемую Гаванскую хартию — Устав МТО. Гаванский устав включал положения, касавшиеся не только торговой политики, экономического развития, полной занятости, ограничительной деловой практики, капиталовложений, но также административно-правовые положения, определявшие статус МТО. Проект Устава МТО предусматривал право принимающих государств устанавливать условия допуска иностранных инвестиций и последующей деятельности иностранных инвесторов на территории принимающего государства. При этом отсутствовали положения о выплате адекватной компенсации на случай экспроприации (национализации).

Подобного рода нормы не нашли поддержки в западных деловых кругах, которые оказали воздействие на официальную позицию ряда государств. В декабре 1950 г. правительство США заявило о своем отказе от намерения добиваться ратификации Конгрессом США Устава МТО, в результате чего вопрос о создании МТО на основах, согласованных в Гаване, был закрыт, и ГАТТ осталось единственным многосторонним документом, содержавшим принципы и правила международной торговли. Первоначально ГАТТ не имело даже устоявшейся межгосударственной организационной структуры, если не считать периодически созывавшихся сессий договаривающихся сторон (предполагалось, что организационная структура будет обслуживать и ГАТТ). Лишь на 6-й сессии ГАТТ был создан Межсессионный комитет, действовавший как межправительственный орган в период между сессиями стран-участниц. Позже на его основе был создан Совет представителей ГАТТ и другие межправительственные органы[325].

Можно также упомянуть следующие исторические попытки принятия объемного международного соглашения, которое имело бы обязательный характер для участвующих в нем государств. В 1957 г. Немецкое общество по защите иностранных инвестиций опубликовало проект кодекса, озаглавленный «Международная конвенция о взаимной защите частных имущественных прав в иностранных государствах». Данный проект не получил особой поддержки, однако оказал влияние на подготовку Конвенции стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) о защите иностранной собственности(oecd Draft Convention on the Protection of Foreign Property). Однако проект этой Конвенции так и не был открыт для подписания из-за нежелания наименее развитых из стран — членов ОЭСР (таких, как Греция, Португалия и Турция) принимать на себя обязательства подобного рода. Вместо этого Совет ОЭСР Резолюцией от 12 октября 1967 г. рекомендовал проект указанной Конвенции в качестве модели при заключении двусторонних соглашений о поощрении и взаимной защите иностранных капиталовложений. Таким образом, несмотря на недостижение общей задачи кодификации международно-правовых положений, касающихся иностранных инвестиций, проект Конвенции о защите иностранной собственности сформулировал ряд принципов обращения с иностранными инвесторами, которые находят свое юридически обязательное выражение в двусторонних соглашениях.

4. Деятельность Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений

Вопрос о необходимости всемирного регулирования процессов осуществления предпринимательской деятельности на территории иностранных государств вновь встал на повестке дня в 70-е годы XX в., будучи связан с деятельностью ООН и ее специализированных учреждений. При этом постановка проблемы существенно изменилась. Обсуждение вопроса было инициировано не ведущими капиталистическими странами, а странами третьего мира (развивающимися государствами), обретшими независимость в ходе национальных движений 50-70-х годов. Инициатива развивающихся государств была также поддержана странами социалистического блока. В центре развернувшейся дискуссии стоял вопрос о защите суверенных прав принимающих государств в области контроля деятельности иностранных инвесторов, осуществляемой на их территории. Поводом для обсуждения вопросов, связанных с деятельностью ТНК, на международно-правовом уровне стало вмешательство американских ТНК «ИТТ», «Анаконда» и «Кеннекот» во внутренние дела Чили. В рамках ООН была сформирована специальная Группа экспертов по ТНК для изучения их роли в современной экономической и политической жизни. С учетом доклада Группы экспертов на 57-й сессии ЭКОСОС в 1974 г. были созданы Комиссия по ТНК и вспомогательный орган-Центр по ТНК. Комиссия по ТНК, на которую была возложена подготовка рекомендаций и координация деятельности других органов ООН в данной области, состояла из 48 членов, избираемых на три года с учетом широкого и справедливого географического представительства.

В 1974 г. на 6-й специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по инициативе группы развивающихся стран (Группы 77) была принята Декларация нового международного экономического порядка(НМЭП). В качестве одного из основных принципов НМЭП были указаны «регулирование и надзор за деятельностью межнациональных корпораций путем принятия мер в интересах национальных экономик стран, в которых действуют межнациональные корпорации на основе полного суверенитета этих стран». Вслед за этим на 29-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была одобрена Хартия экономических прав и обязанностей государств, которая закрепляла неотъемлемое право каждого суверенного государства «регулировать и контролировать деятельность ТНК в пределах действия своей национальной юрисдикции и принимать меры по обеспечению того, чтобы такая деятельность не противоречила его законам, нормам и постановлениям и соответствовала его экономической и социальной политике»[326].

вернуться

325

См.: Дюмулен И.И. Указ. соч. С. 50-54.

вернуться

326

Подробнее см.: Иванов И.Д. Международные корпорации в мировой экономике. М., 1976. С. 163. Указанные документы носят рекомендательный характер и не порождают международно-правовых обязательств государств. Подробнее о роли рекомендаций ООН и концепции «мягкого» международного права см.: Колодтн P.A. Критика концепций «мягкого права» // Советское государство и право. 1985. № 12. С. 95-100; Нешатаева Т.Н. Международные организации и право: Новые тенденции в международно-правовом регулировании. С. 100-111. Важнейшим практическим результатом было создание специального механизма по реализации принципов НМЭП— через ЭКОСОС и вспомогательные органы (специализированные учреждения) ООН: ЮНКТАД, ЮНИДО,ПРООН.

51
{"b":"1993","o":1}