ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За исключением трех членов Совета, в столовой находятся лишь приплывшие на «Черном Алмазе».

– Мы понимаем, Доррин, – начинает Оран, как только все пятеро рассаживаются, – что ты предпринял героическую попытку спасти Спидлар...

– «Героическую» – это всего лишь одно слово, – отвечает Доррин. – А как насчет «обреченной», «безумной» или «кровавой»? Порой я сильно сомневался в разумности своих действий.

Все трое Черных молчат. Наконец Оран поднимает глаза:

– Ты думаешь, что постройка двигателя была неразумным шагом?

– Нет. Насчет разумности и необходимости постройки машины у меня сомнений нет. Я имел в виду использование своих знаний и умений для защиты Спидлара.

– Будь добр, поясни свою мысль, – просит темноглазая магистра.

– Большинству простых людей Белые ничего худого не делают. Более того, они устанавливают лучший порядок, нежели тот, что существовал до них. У них прекрасные дороги, чистые улицы и почти никакой преступности. При этом они находятся в своего рода западне. Их власть основана на мощи хаоса, однако для сохранения ее им необходима гармония. Им приходится лавировать, ибо усиление гармонии для них гибельно, а держава, основанная на одном лишь хаосе, просто не может существовать.

Оран внимательно слушает.

– Боюсь, – продолжает Доррин, – что мне не удастся сформулировать свою мысль достаточно ясно, но суть дела сводится к следующему. Получилось так, что, применив совершенную тактику и новейшее, изобретенное мною оружие, мы добились лишь того, что убили великое множество ни в чем неповинных людей, а еще большее число обрекли этой зимой на голод. Белых чародеев пострадала лишь горстка. В результате наших действий старые торговые пути будут заброшены, а использование новых нанесет ущерб всему восточному Кандару к выгоде таких земель, как Сарроннин или Сутия. Отчасти, – тут он смотрит на троих в черном, – в этом виноваты и вы.

Оран открывает рот, но черноволосая Эллна поднимает руку:

– Дай ему закончить.

– Вы вышвырнули меня, – продолжает Доррин, – а Белым не понравилось то, чем я начал заниматься. К западу от Закатных Отрогов Черных, особенно Черных мужского пола, не жалуют, так что податься мне, кроме Спидлара, оказалось некуда. А коль скоро Спидлар приютил меня, я счел себя обязанным его защищать. В результате тысячи людей погибли, а я снова оказался здесь, перед вашим судилищем. Не могу сказать, что все мои действия свидетельствуют о благоразумии и прозорливости, но, по-моему, эти качества в большей степени должны быть присущи не кузнецу или целителю, а Совету.

– Что правда, то правда, – бормочет Видельт, почесывая короткую бородку.

– Ты наглядно показал, что морская блокада Белых может быть прорвана, – замечает Эллна.

– Но только с помощью Дорринова корабля, – вмешивается Лидрал. – Это не понравится ни Бристе, ни Хамору.

– В любом случае, – говорит Доррин, стараясь вернуть разговор в прежнее русло, – ответственность за произошедшее лежит и на вас, и на мне, а стало быть, нам стоило бы вместе поискать способ исправить положение. Если, – тут он хмуро улыбается, – вы не решили все заранее.

– Совет еще не пришел к окончательному решению. Нам казалось, что сначала следует поговорить с тобой.

Доррин вытирает лоб, дочерна загоревший за почти восьмидневку, проведенную на палубе. Несмотря на душ, он до сих пор чувствует себя грязным, словно угольная пыль въелась в его кожу.

– Похоже, – говорит он, – вы надеетесь услышать от меня какой-либо совет, однако по-прежнему не уверены в том, что я для Отшельничьего свой, а стало быть и в том, что этот совет вам подойдет.

– Твои предположения недалеки от действительности, – признает Эллна. – А ты и впрямь можешь предложить выход?

– Без машин, подобных моему кораблю, Фэрхэвен задушит Отшельничий. Или, по крайней мере, изолирует. Вас это устроит?

– Совет заботит... – начинает Оран.

– Нас это более чем заботит, – перебивает его Эллна. – Однако мы не можем позволить себе пренебречь ради выживания всем, на чем зиждется Отшельничий. Во времена Креслина Черные в восточном Кандаре согласились сотрудничать с Белыми ради гражданского спокойствия и хороших дорог. Кончилось это плохо. Мы не хотим создавать машины или устройства, которые поведут нас по тому же пути.

– Любая эффективно действующая машина по определению воплощает в себе хаотическую энергию, – вставляет Оран.

– Так же как и любая форма жизни, – возражает Доррин. – Нет гармонии вне хаоса и хаоса вне гармонии. Важно другое – что преобладает.

Он не уверен в том, что такая прямота пойдет ему на пользу, но и кривить душой не хочет.

– Но на заданный вопрос ты так и не ответил, – замечает Видельт.

– Я высказал свое мнение, – говорит Доррин. – Вы вправе высказать свое, но дело не в том, кто из нас что думает. Многие детали моего двигателя изготовлены из черного железа, и любой из вас в состоянии установить его гармоническую природу.

– Хаос может использовать силу гармонии...

– Я не собираюсь навязывать свои машины вам. Возможно, будет лучше, если вы позволите мне построить кузницу и верфь на южной окраине. Там все равно ничего нет.

– Но какой толк тебе от этого места? Там ведь нет и гавани?

– Там есть маленькая бухта. Для «Черного Алмаза» этого достаточно. Позднее мы сможем ее расширить.

– Мы не можем согласиться, чтобы хаос угнездился на самом Отшельничьем! – восклицает Оран. Кровь отхлынула от его лица.

– Я бы воздержался от таких заявлений. Ни машины, ни химические вещества сами по себе никакого отношения к хаосу не имеют. Да и сам я – вы прекрасно это знаете – не способен иметь с хаосом дела.

– Ты изменился...

– Вероятно, недостаточно.

– Оран, – мягко вмешивается Эллна, – почему бы нам, вместо того чтобы спорить, не испытать предложение Доррина на практике? Пусть он основывает свою мастерскую, а мы оценим результаты его работы. Он получит передышку, что-то вроде испытательного срока, а там видно будет.

– И сколько потребуется времени? – спрашивает Видельт.

– Самое меньшее два года, – отвечает Лидрал, и Доррин радуется тому, что она его опередила. Сам он запросил бы куда меньший срок, поскольку знает, что в состоянии построить новый корабль гораздо быстрее.

– А не слишком ли это затянется? – сомневается Видельт.

– Если ничто не помешает, можно управиться быстрее, – признает Доррин. – Однако большое дело редко проходит без сучка без задоринки. Нам ведь придется создать условия для жизни, жилье построить, то да се...

– Подозреваю, что у нас найдутся желающие предложить тебе помощь, – сухо замечает Оран.

– Возможно, – пожимает плечами Доррин. – В таком случае вы сможете ознакомиться с результатами моих трудов раньше.

– По-моему, предложение честное, – высказывается Эллна. – Это и в наших интересах.

– Вот как? – поднимает брови Оран.

– Оран, они оборудуют еще один порт. Каким образом это может нам повредить? Ты сам неоднократно сетовал на то, что Край Земли не может принимать корабли зимой.

Рослый волшебник кривится, словно надкусил кислый ябруш, однако кивает.

– Еще одно, – подает голос Доррин. – Мне потребуется железо. В достаточном количестве, чтобы построить корабль.

– Еще один? – едко спрашивает Оран.

– Этот я не построил, – объясняет юноша, – а просто снял с мели и поставил на него машину. Если вы хотите оценить мою работу по-настоящему, дайте мне возможность построить корабль так, как я нахожу нужным.

– Это справедливое требование, – соглашается Эллна. – Испытание должно быть честным.

– Но, надеюсь, ты не рассчитываешь, что мы оплатим...

– Думаю, – прерывает отца Доррин, – что у нас найдется, чем заплатить за железо. Кроме того, мы привезли кое-какие товары и могли бы предложить их здешним посредникам.

– Хмм...

– Впрочем, мы можем обратиться и к прибывшим сюда бристанийцам.

– Их тут немного, – цедит сквозь зубы Видельт. – Это ваше дело, а вот насчет железа мы выдадим вам разрешение Совета. Без него такие покупки не разрешаются. Ты не знал?

115
{"b":"19931","o":1}