ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«И с девушками», – думает Доррин, но вслух произносит совсем иное:

– Да, конечно.

– Ты знаешь, что всем этим я обязана тебе? – спрашивает девушка, глядя в сторону.

– Я знаю, что ты так считаешь. Слышал от тебя, и не раз.

Хлесткий порыв соленого ветра взъерошивает ее короткие рыжие волосы.

– Можно к вам присоседиться?

Доррин оглядывается.

– Ну что, Брид, полегчало?

– Ага, – добродушно улыбается парень. – А то ведь голодному-то какая радость? – Без длинного меча, который обычно он носит за спиной, этот простоватый с виду малый в серых штанах и ярко-голубой рубахе похож на обычного хуторянина из долины реки Фейн, а уж никак не на опасного бойца, каким его сделали полгода занятий в Академии.

– Долго нам еще плыть до Тирхэвена? – спрашивает Кадара.

– Самое меньшее еще день, – отвечает Брид.

Доррин пожимает плечами. Очередная волна обдает его лицо колючими брызгами.

Порыв ветра сбрасывает светлую челку Брида на лоб, и тот привычным движением широченной ладони убирает ее назад.

– От Края Земли путь неблизкий, – размышляет вслух Кадара.

Доррин слушает плеск волн. Все лучше, чем попусту чесать языком. Брид хмурится, а потом выпрямляется и направляется к корме.

– Не очень-то ты разговорчив, – тихо говорит Кадара. Плеск воды, шепот ветра и скрип снастей заглушают ее голос.

– А что зря болтать?

– То-то и оно. Ты больше не хочешь разговаривать со мной, будто мы чужие люди, а не выросли по соседству.

«У тебя есть Брид, с ним и разговаривай», – хочет сказать Доррин. Но вместо того просто пожимает плечами.

«Риесса» накреняется. Юноша вцепляется в поручень. Его окатывает с головы до ног.

Когда он поднимает глаза, Кадары уже нет.

XVII

Прогуливаясь по палубе, Доррин изучает устройство корабля. Больше всего его интересуют простейшие корабельные механизмы.

На реях матросы снова ставят паруса. Над кормовой мачтой реет огромное полотнище сутианского флага. Утренний дождь давно кончился, но небо остается серым.

«Риесса» ловит ветер и с поразительной для столь неуклюжего с виду судна скоростью сворачивает навстречу просвету между низкими прибрежными холмами, вырисовывающимися на фоне белых облаков. Лишь потянувшись к ним чувствами, Доррин понимает, что это вовсе не облака, а вторая, более высокая гряда заснеженных холмов. Хотя на Отшельничий, да, пожалуй, и в Тирхэвен пришла весна, до тех холодных вершин она еще не добралась.

Когда юноша спускается в каюту, Кадара и Брид, уже закончившие укладывать свои котомки, стремительно отскакивают друг от друга.

– Мы скоро причалим, – бросает он, делая вид, будто не заметил их смущения и раскрасневшихся лиц, и берет с полки увязанную заранее торбу.

– Успеем еще подняться, – отзывается Кадара.

– Пока еще корабль пришвартуется... – машет рукой Брид. Ни один из двоих не двигается с места.

– Жду наверху, – взяв торбу и посох, Доррин покидает каюту, не закрыв за собой дверь.

Поднявшись на палубу, он кладет посох, торбу и стеганую кожаную куртку к ногам и принимается разглядывать приближающийся порт. По правде сказать, Тирхэвен не производит особого впечатления. Оба его причала гораздо меньше пирсов Края Земли, а каменный волнорез короче тамошнего вдвое. Вдобавок оба причала сколочены из старых, некрашеных серых досок – лишь кое-где коричневая полоска выдает недавнюю заплату.

– Я ж говорила, что мы успеем, – заявляет, появившись на палубе, Кадара. Она в темно-сером, с пояса свисают два клинка, один из которых весьма похож на короткий меч стражей Западного Оплота.

Позади нее возвышается Брид. Из-за его плеча торчит рукоять длинного меча, из-под расстегнутой серой куртки видна плотная голубая рубаха.

– Ну что, все готовы к приключениям? – ухмыляется Брид.

Доррина приключения вдохновляют мало, а отношения между Бридом и Кадарой – еще меньше. Но что он может поделать?

– Я не очень-то готова, – признается девушка.

– Ну что ж, в любом случае приключений не избежать. И если мы хотим выпутаться из них удачно, нам лучше не разлучаться.

Доррин медленно кивает, понимая, что парень говорит дело и отвергать помощь этого дружелюбного, превосходно владеющего клинком силача было бы просто глупо.

– Доррин, что ты как в воду опущенный? – добродушно осведомляется Брид.

– Он развеселится, когда ему разрешат вовсю тешиться его машинами, – говорит Кадара.

– Разрешат они мне, держи карман шире... – бормочет Доррин. – Ну что ж, приключение так приключение.

За время этого короткого разговора «Риесса» успевает пришвартоваться к пустому причалу. На берегу толпится с полдюжины людей, включая двоих вооруженных, в белых одеяниях.

– Белые стражи... – бормочет Брид, подходя к борту.

Оглянувшись, Доррин примечает нетерпеливый жест капитана.

– Кажется, ему не терпится поскорее спровадить нас на берег, – говорит он своим спутникам.

– Оно и не диво, – ухмыляется Брид, – Фэрхэвен не жалует тех, кто плавает на Отшельничий. – Вскинув на спину торбу и проверив, легко ли выходит клинок из заплечных ножен, он направляется к только что спущенному трапу.

– Спасибо за прекрасное плавание, капитан, – звучным голосом благодарит Брид.

– Спасибо, – с улыбкой вторит ему Кадара.

– Рад был услужить, – улыбается ей в ответ капитан и кивает в ответ на кивок Доррина.

Матросы еще крепят лини к швартовым тумбам, а юноша уже ступает на обветшалые доски.

Длиннолицый чиновник с белой круглой бляхой на плече стеганой безрукавки встречает сходящих на берег с кожаной папкой в руках. Позади него стоят двое Белых стражей, а чуть поодаль – три путешественника с ручной кладью, видимо, собирающиеся взойти на борт. Лица у обоих стражей скучающие, а их мечи покоятся в ножнах, но Доррину все равно хочется съежиться и куда-нибудь деться. Деваться, однако, некуда, и он, пристроившись за широкой спиной Брида, поплотнее перехватывает посох.

– Так, значит, путешественники, – пискляво произносит чиновник. Ростом он уступает даже Доррину, не говоря уж о Бриде, который выше любого из собравшихся на пристани самое меньшее на полголовы. – Пошлина за въезд – по полсеребреника с человека.

Брид и Кадара вручают ему по одной монете. Доррин нашаривает пять медяков.

Отправив деньги в кошель, таможенник делает пометки на листе пергамента.

– Оружие, кроме того, что у вас на руках, имеете?

– Ничего, кроме связки ножей...

– Отмечено. Вы получаете разрешение на свободный проезд по кандарским землям, – чиновник поворачивается к стражам. – Груз и декларация.

Доррин оглядывается на «Риессу». Стоящий у трапа вахтенный ухмыляется Доррину.

Следом за Кадарой и Бридом Доррин бредет по пристани в направлении города. Налетающий с холмов ветер не может взъерошить его тугие кудряшки, но зато чуть ли не пронизывает насквозь. Судя по погоде, весной в Тирхэвене еще и не пахнет.

Чтобы не отстать от Кадары, Доррину приходится прибавить шагу.

– Куда теперь? – спрашивает он, когда все трое сходят с причала.

– А я почем знаю? – фыркает Кадара.

– Нам нужно разжиться лошадьми, – берет инициативу на себя Брид. – Не топать же нам пешком через весь Кандар!

– А как насчет снеди? – интересуется Доррин.

– И снедью тоже.

Обшарпанные дощатые портовые склады, совсем не похожие на аккуратные каменные пакгаузы Края Земли, остаются позади, и Доррин невольно вздыхает. Кто знает, доведется ли ему увидеть Край Земли вновь!..

XVIII

Разумеется, Доррин не раз рассматривал карту Тирхэвена, но то, что запечатлелось в его памяти, мало похоже на представшую взору грязную улочку с неприглядными халупами и подозрительными оборванцами. Тем паче что от чертежей не разило водорослями, солью да несвежей рыбой. Улица тянется на юг, вверх по пологому склону. Над одним из двухэтажных домов поднимается струйка дыма.

12
{"b":"19931","o":1}