ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дорога ведет их на запад.

XIV

Направляясь по белокаменной дороге в сторону торгового лагеря, Кадара, Брид и Доррин проезжают мимо очередного отряда конных Белых стражей. Доррин нервно треплет холку Меривен, однако стражи, лишь окинув путников взглядом, сворачивают на узкую боковую дорогу.

За невысокими внешними воротами разделительные посадки исчезают, и теперь из-под копыт поднимаются облака тончайшей пыли.

Доррин чихает. Брид перешептывается с Кадарой, и хотя Доррин мог бы легко услышать их разговор, он этого не делает.

– Неужто ты ничего не можешь поделать? – не выдерживает Брид. – Ты же целитель!

– Ничего... ааапчхи! не получится. Эта пыль, она...

Брид переглядывается с Кадарой, а Доррин силится подавить очередной чих. Но тщетно. Бедняга продолжает чихать на протяжении нескольких кай, и к тому времени, когда они добираются до каменного столба-указателя, уже едва держится в седле. К счастью, от указателя они сворачивают на глинобитную дорогу. Ее покрывает бурая пыль. Она плотнее и липнет к конским ногам. На протяжении примерно кай дорога идет на подъем, а начиная от гребня холма выравнивается.

Примерно в полукай от гребня видна небольшая будка, а рядом площадка – высохшая глина, клочки жесткой травы, редкие корявые кусты да полдюжины палаток.

– Я бы не назвал это лагерем богатых купцов.

– Это уж точно.

– Повозки нет? – спрашивает сонный караульный, не удосужившись даже встать с табурета, приставленного к стене облупившейся белой будки.

– Мы не торговцы.

– Тогда езжайте мимо рогатки.

Страж закрывает глаза прежде, чем Брид успевает направить своего мерина в проем между кольями.

– Забора – и то нет.

– Колья вбиты в двух локтях один от другого. Между ними ни одна повозка не проедет, так что торговцы все равно вынуждены платить малому у рогатки.

Кольями огорожена торговая площадка, на которой располагалось лишь несколько неказистых палаток.

– Прекрасная была мысль податься в такое чудное местечко, – ворчит Кадара, косясь на Доррина. – Да здесь никто и одного-то охранника себе позволить не сможет, куда уж там двух, да еще целителя.

– Поехали в Джеллико!

Ноги Доррина затекли, но больше вроде бы не болят, во всяком случае – не так сильно.

– И приедем туда без гроша?

– А куда нам деваться? – говорит Брид. – В Фэрхэвене нас никто не наймет, а задерживаться – значит, платить за ночлег. К тому же стражи ясно дали понять, что нам лучше уносить ноги. Черных целителей здесь не любят.

– Прости.

– Не за что. Без тебя мы ни за что не обзавелись бы лошадьми, к тому же ты предупредил нас о разбойниках. Ну а здесь ты пришелся не ко двору... – Брид косится на Кадару.

– Прости, Доррин, – произносит девушка. – Просто... тащились мы сюда, тащились...

– Но я же этого не знал. Просто подумал... может, хотя бы здесь...

– Ну что ж, раз уж мы сюда попали, так стоит хотя бы попытаться, – говорит Брид, направляя мерина к побуревшей палатке, рядом с которой стоят повозка и две лошади.

Два человека наблюдают за подъезжающими. В руках одного из них заряженный арбалет.

– Кого ищете?

Брид останавливается.

– Мы слышали, что здесь есть торговцы, которым нужны помощники, – учтиво произносит он.

– Это не мы, парень! – малый с арбалетом ухмыляется, обнажая почерневшие зубы. – На кой нам молодые, голодные головорезы? Обратитесь к Дарниту – в той латаной палатке. А отсюда валите, – и чернозубый поднимает арбалет.

– Не думаю, что это разумно, – веско произносит Брид.

– Может быть, парень, и неразумно. Да только ни ты, ни твои приятели мне не нужны. Так что езжайте к кому другому.

Удостоверившись, что задира опустил арбалет, спутники направляют коней к палатке, состоящей чуть ли не из одних выцветших заплат. Перед ней, возле маленького костра, поворачивая что-то на вертеле, сидит человек в когда-то добротном, а ныне обтрепанном платье. Рядом привязана тощая кляча.

– Ты Дарнит?

– Может, и Дарнит. А тебе-то что за дело?

– Мы слышали, будто тебе требуются помощники для следующей поездки.

– Ха! Это уж как пить дать, только у меня с прошлой и медяка не осталось. Последний ушел на эту, – он указывает на вертел, – костлявую птицу. Говорят, будто сутианцы готовы взять торговца в посредники на Норландском переезде. Попробую попытать счастья. С чародеями мне не тягаться и за их лицензию платить нечем.

– А не знаешь, кто тут мог бы нанять помощников? – тихонько спрашивает Доррин.

– Попробуйте поговорить с Лидрал. Вон та палатка с голубым флажком, – бородатый малый указывает пальцем в сторону маленькой палатки на склоне холма и сплевывает в грязь рядом с костром.

– Спасибо.

– Не благодари, а лучше дай спокойно поесть. Последнее время мне нечасто случается этак попировать, – он снимает с вертела прокопченную птицу и обламывает масляными пальцами ножку.

Локтях в ста к западу видна аккуратно натянутая палатка с обвисшим на безветрии голубым вымпелом. Ко вбитым в глину железным кольям привязаны лошадь и мул. К такому же колу по другую сторону цепью прикована повозка. У костра сидит человек в одежде из выцветшей голубой кожи и широкополой голубой шляпе. При приближении всадников человек встает, и становится ясно, что это женщина, ростом примерно с Кадару.

– Ты Лидрал? – с ходу спрашивает Брид.

– Да, – у нее низкий приятный голос и легкая улыбка.

– Дарнит – вон там его палатка – сказал, что тебе, может быть, требуются помощники.

– Нам всем требуются помощники, – отзывается женщина с мягким смехом, – да только мне не по карману нанять трех охранников.

– Они охранники, – говорит Доррин. – Я ученик целителя.

– Оно и по посоху видно, – кивает Лидрал и указывает на подвешенный над костром чайник. – Вы проделали долгий путь, и вам всяко не помешает отдых. Ничего особенного предложить не могу, но охотно угощу соком или пряным чаем.

Брид и Кадара переглядываются, а Доррин спешивается.

– У меня ноги стерты, – признает он.

– Вы все с Отшельничьего? – интересуется Лидрал.

– Да, – коротко отвечает Доррин, не видя смысла вдаваться в подробности.

Кадара поднимает бровь. Брид озирается, ища, куда бы привязать лошадь.

– Привязывай туда, где прикована повозка, – предлагает Лидрал.

– Всех трех? – спрашивает Доррин.

– А что, места не хватит? – суховато отзывается Лидрал, и он краснеет.

– Почему железо? – спрашивает Брид, продевая узду в ушко толстого железного кола.

– Несколько вольных торговцев недавно лишились и лошадей, и повозок.

Лидрал наполняет чайник.

– Поэтому и привязи с железными нитями? – интересуется Доррин.

– Да тебе самому может потребоваться пара охранников, целитель, – тихонько смеется Лидрал.

К лицу Доррина приливает жар, однако голос звучит решительно:

– Будь ты Белой, я бы почувствовал это сразу. К тому же ни одна Белая не завела бы рядом столько железа.

– Справедливое утверждение. Погодите, сейчас кружки найду... – с этими словами Лидрал ныряет в палатку.

Пока Доррин, по примеру спутников, привязывает Меривен к железному колу, Кадара смотрит на него из-под насупленных бровей.

К тому времени, когда он заканчивает возиться с лошадью, купчиха уже раздает кружки.

– Кому чай, кому сок?

– Мне чаю, – Кадара берет тяжелую коричневую кружку.

– Сок, – говорит Брид.

– Чай, – Доррину достается серая рифленая кружка с выщербинкой на ободке. Лидрал ловко засыпает в металлическое ситечко чайную стружку, опускает ситечко в закипевший чайник и снова ставит чайник на огонь.

– Особых удобств у меня, как видите, нет, – продолжает Лидрал, указывая на маленькую площадку перед палаткой, – так что устраивайтесь, кому как привычнее.

Сама она усаживается на маленький складной стульчик, а Брид с Кадарой – на землю, со скрещенными ногами. Доррин следует их примеру, но поскольку его ноги стерты, чувствует себя на твердой земле препаршиво.

21
{"b":"19931","o":1}