ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Откуда-то сверху доносится голубиное курлыканье.

– Куда ты держишь путь? – спрашивает Брид.

– Возможно, это хотели бы узнать многие, странник, – с оттенком лукавства отвечает Лидрал.

– Странник?

– Это вежливое обозначение таких как вы, выходцев с Отшельничьего.

– А невежливое?

– Не будем в это вдаваться.

– Ты не похожа на других торговцев, – замечает Доррин.

– Оно и не диво. Я одна из немногих, кто разъезжает по северному треугольнику. В Фэрхэвене мне и бывать-то не случается, только в Вергрене. На сей раз Фрейдр уговорил меня заехать сюда и посмотреть что к чему, но, – тут она хмурится, – я только зря потеряла время. Завтра я уезжаю.

– Ты проделала весь путь в одиночку?

Лидрал пожимает плечами:

– Разбойникам морозы не по нутру, к тому же краски и пряности нелегко сбыть с рук, если у тебя нет контрактов. Да и вообще... – она бросает выразительный взгляд на висящие входа в палатку лук и колчан.

– О! – восклицает Доррин, заметив короткий меч, который мог бы составить пару клинку Кадары. – Тебя обучали биться в манере Западного Оплота?

– Тебе определенно нужен охранник, целитель, – смеется женщина.

Кадара качает головой. Доррин опять густо краснеет.

– Ну а как насчет тебя? – не отстает Брид. Он все же надеется получить работу.

Купчиха пожимает плечами.

– Пока я справлялась так. Прибыль не окупает наем охраны. Когда-то было иначе, но теперь порядки устанавливают чародеи.

– Они контролируют главные дороги? – спрашивает Брид. И как только этакий здоровяк может так долго не менять позы, не испытывая неудобств!

В ответ Лидрал лишь кивает, после чего встает и тянется к чайнику.

– Пожалуй, чай уже заварился. Сперва ты, целитель.

Доррин подставляет свою кружку.

Налив чаю Доррину и Кадаре, Лидрал приносит из палатки фляжку с соком для Брида.

– Спасибо, – говорит Доррин, глядя прямо в светло-карие глаза.

От других палаток доносятся отдаленные голоса, да еще воркует невидимый голубь.

– А что это за маршрут – «северный треугольник»? – Кадара отбрасывает со лба рыжую прядь и отпивает из кружки.

– Обычно углами треугольника являются Спидлар, Вергрен и Тирхэвен. Из Вергрена я еду в Райтел, оттуда старым северным трактом через Аксальт в Клет. Потом спускаюсь на барже в Спидлар. Дастрал обязан обеспечить мне проезд в Тирхэвен. Там я беру краски и пряности, с которыми плыву по реке назад в Джеллико. Это снова через Райтел; я останавливаюсь там дважды, но обе остановки короткие. Примерно восьмидневка уходит у меня на приведение в порядок старого склада – Фрейдр вечно недоглядит, – а потом все начинается заново.

– А зачем ты приехала сюда?

Лидрал качает головой:

– Можешь назвать это паломничеством в Фэрхэвен. Конечно, пряности много места не занимают и сбыть их здесь худо-бедно можно. Но мне, по правде, не нравится ездить дальше Вергрена.

Доррин ухмыляется.

– Что тут смешного? – спрашивает Кадара.

– Ничего, просто я мог бы сообразить раньше...

Все взоры обращены к нему.

Юноша смущенно пожимает плечами.

– Хаос суров ко всем проявлениям жизни, а еду дают растения или животные. Из этого следует, что им должны требоваться пряности, и Белые торговцы тут не годятся.

– Ну, если ты так думаешь...

– Он прав, – говорит Лидрал. – Так оно и есть, только вот можешь ли ты растолковать, почему?

– Ну... – бормочет Доррин. – Одно вытекает из другого. Я хочу сказать... Хаос – это разрушительное начало. Он все разлагает, особенно живое. Пряности помогают сохранить пищу, но сами они деликатны...

– Лидрал, – мягким и глубоким голосом произносит Брид, – что ты посоветуешь нам?

– Никто из здешних вас не наймет, это точно. Вот западнее, в Дью или других городах Спидлара надежда есть. А то в южном Кифриене или Южном Оплоте – там не так чувствуется влияние чародеев.

– Далековато он, этот Южный Оплот, – с досадой произносит Кадара.

– А ты, значит, не можешь позволить себе помощников? – говорит Брид.

– То есть пару охранников и целителя? Короче говоря, не могу ли я нанять всех троих? Ну, это вряд ли.

– Но ты ведь не против нашей компании, – встревает Доррин. – За самое пустяшное жалование... хотя бы.

Брид и Кадара смотрят на него.

– Я имел в виду, – поясняет юноша, – что коли искать оплачиваемую работу надобно в Спидларе, до которого еще требуется добраться, то почему бы нам не проделать этот путь с наименьшими затратами?

– Ну, серебреник-другой вдобавок к кормежке я, пожалуй, могу себе позволить, – говорит Лидрал.

– Так ты доверяешь нам? – задумчиво спрашивает Брид.

– Я доверяю целителю.

Кадара вновь переглядывается с Бридом. Лидрал с ухмылкой смотрит на Доррина, а тот – на огонь костра.

XXV

– В Фэрхэвене видели странную компанию – два бойца и юный целитель, – решается заговорить ученица.

– Это похоже на Сарроннин, – отмахивается маг с глазами, словно два маленьких солнца.

– Но по мнению Зерлат, целитель вдобавок способен чувствовать ветра.

– Вот как? И где же эта троица?

Ученица пожимает плечами:

– Согласно действующим приказам....

– К черту действующие приказы! Кто-нибудь знает, куда они направляются?

Ученица осторожно переводит дух, видя, как глаза Джеслека приобретают отсутствующее выражение, означающее, что его чувства находятся сейчас в каком-то другом месте.

– Они направились к Рассветным Отрогам.

– Как они выглядели?

Молодая женщина, не обращая внимания на выражение лица своего наставника, поджимает губы.

– Целитель – худощавый юноша с рыжими курчавыми волосами. С ним девушка, вооруженная двумя мечами и молодой, но рослый и крепкий мужчина.

– И никто не счел странным, что двое бойцов охраняют какого-то мальчишку-целителя? – глаза Джеслека снова вернулись к жизни. – Кто знает, что представляет собой этот целитель? И он появляется как раз в тот момент, когда мы начинаем затягивать петлю вокруг Отшельничьего! Здесь вообще кто-нибудь о чем-нибудь думает?

Он выходит из комнаты, и его шаги эхом отдаются на ступенях башни.

– Ты еще не Высший Маг, – сердито бормочет себе под нос ученица, а потом, вздохнув, продолжает протирать лежащее на столе зеркало.

XXVI

Доррин взмахивает поводьями, побуждая Меривен не отставать от повозки.

– А почему все Черные так настроены против Фэрхэвена? – спрашивает Лидрал.

– А как может быть иначе после всех доставленных Белыми неприятностей? – отвечает вопросом на вопрос Доррин. – И кроме того, для человека, связанного с гармонией, иметь дело с хаосом... мучительно.

– Сдается мне, Отшельничий весьма произвольно определяет хаос, – замечает Лидрал.

Доррин издает хриплый смешок:

– Похоже на то. Они там все так озабочены поддержанием гармонии в понимании Черных, что склонны любое изменение считать хаосом, – он отгоняет москита. – Даже гармонии свойственны перемены, но они этого не замечают.

– А как вообще определяется, что есть Черное, а что Белое?

– Ну это вдалбливается с первых же уроков, в самом начале обучения.

– А кто дает эти уроки?

– Один из Черных магов.

– А они все учат одинаково? Что будет, если один из этих магов, скажем, помрет?

– Его ученики да и другие маги знают то же самое, что и он.

– Люди запоминают то, что хотят запомнить, – хмуро кивает Лидрал. – Занявшись торговлей, я это живо усвоила. Но ты ведь умеешь читать, писать, а?

– Конечно, – вздыхает Доррин. – Я прочел чуть ли не всю отцовскую библиотеку. На Отшельничьем много книг. Во всяком случае, у моего отца.

– Выходит, вся магия, и Черная и Белая, записана?

– Белая – нет. Да и из Черной... Вообще-то из книг нельзя понять, ПОЧЕМУ то-то происходит так-то или КАК совершить то-то и то-то. Там описываются основные принципы и условия... – Доррин качает головой. – Но почему это тебя интересует?

22
{"b":"19931","o":1}