ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ну... не знаю.

– Ладно, до утра.

Покачав головой, Доррин направляется к тому стойлу, где он оставил свой спальный мешок. Ночь рядом с Бридом и Кадарой не сулит ему покоя – слишком уж многое он улавливает и слишком часто вспоминает, как целовался когда-то с ней в саду.

– У тебя обеспокоенный вид, – Кадара появляется из второго стойла, отряхивая с рук солому.

– Лидрал собралась ехать с нами в Райтел. Завтра с утра.

– Тебе это не нравится?

– Лидрал знала, а я нет.

– Прости, – тихонько произносит Кадара. – Мы думали, ты понимаешь. Фрейдр дал это понять довольно ясно, и после того случая на площади...

Доррин ждет.

– Мы решили, что оставаться в Кертисе или ехать прямиком туда, где орудуют Белые, было бы неразумно... А коли уж нам к Закатным Отрогам...

– То следует двинуться к Спидлару северным маршрутом, – заканчивает за нее Доррин.

– Да. Так оно и для тебя лучше. Но если хочешь, езжай другим путем.

– Я? Клинком я не владею, и с Белым чародеем мне не сладить. Может, Кадара, у меня и нет особого выбора, но я не круглый дурак.

Пройдя мимо нее, он заходит в стойло, садится на спальный мешок и начинает стягивать сапоги. Некоторое время девушка смотрит на него, но, не дождавшись ответного взгляда поворачивается и уходит.

XXIX

То вверх, то вниз тянется по невысоким холмам Кертиса проложенная параллельно реке Джелликкор дорога на Райтел. Скрип повозки и стук копыт почти теряются в посвисте осеннего ветра.

– Ты покинула бы дом так скоро, не отправься мы этим путем? – спрашивает Доррин, наклоняясь к повозке.

– Я потратила на Фэрхэвен слишком много времени, и не уверена, что это было разумно, – отвечает Лидрал.

– Тратить время или тратить время на Фэрхэвен?

– И то и другое. Фрейдр беспокоится насчет Белых магов, но ему слишком хорошо с Мидалой, чтобы он собрался посмотреть все собственными глазами. Кроме того, мне так или иначе нужно в Клет, забрать кое-что у Джардиша. Кое-что, поступившее из Дью.

Про Клет Доррин еще слышал, другое название ему незнакомо. Но спрашивает он вовсе не про Дью.

– Твой брат... не больно-то он похож на торговца.

– Торговца? – хмыкает Лидрал. – Довелось ему как-то раз съездить в Райтел, так он ухитрился потерять больше, чем если бы просто перевернул повозку и сбросил ее содержимое в Джелликкор.

– Выходит...

– Политика.

– О! – Доррин понимающе кивает. Белые на дух не переносят Предание и не любят, чтобы делами заправляли женщины. Немного подумав, он задает следующий вопрос:

– А кто такой Джардиш?

– Торговый посредник из Клета. Он не путешествует.

– А где находится Дью?

– Прямо у подножия Закатных Отрогов. Настолько далеко на северо-западе, насколько можно заехать, не поднимаясь в горы. Маленький порт, на зиму замерзает и ничего особенного там нет. Разве что древесина для Спидлара, но все прочее лучше в Аксальте или Слиго.

– Всякий раз, когда ты говоришь о Спидларе, – вступает в разговор Брид, – речь идет только о торговле. Там что, ничего другого не происходит?

– Спидлар – независимая торговая страна, и заправляет там всем Торговый Совет. Тамошним купцам, единственным в восточном Кандаре, удалось выпутаться из неразберихи, созданной Отшельничьим, и они стараются избегать столкновений.

– Только Совет? Ни герцога, ни какого-нибудь там виконта? – удивляется Брид.

– А как насчет магов? – распрямившись в седле, Доррин вращает посох, довольный тем, что освоил-таки это несложное упражнение.

– Осторожнее! – доносится из-за его спины голос Кадары.

– Прости, – он убирает посох в держатель. – Ты же сама говорила, что мне надо упражняться.

– А там что? – любопытствует Брид, указывая на серебристую нить, рассекающую буро-зеленую равнину.

– Это река Истал. Истал впадает в Джелликкор ниже Райтела, а Джелликкор впадает в Северное Море близ Тирхэвена. Правда, из этого не следует, что Джелликкор – великая река, а Тирхэвен такой уж значительный порт. Впрочем, по сравнению с Дью и он неплох.

Лидрал щелкает вожжами и направляет повозку по пологому спуску к городу, уже заметному в отдалении.

Доррин хлопает себя по шее. Москиты, похоже, находят его куда вкуснее всех прочих. Эти кровопийцы вьются над ним тучами.

– Целитель! Попробуй вот это. Размажь немножко по шее. Вдруг да поможет.

Взяв кожаный мешочек, Доррин выдавливает мазь на ладонь.

– Иногда от простых снадобий больше толку, чем от хитрой магии.

«С машинами дело обстоит так же», – думает Доррин.

XXX

Отклонившись в седле, чтобы не стукнуться на спуске головой о скалистый выступ, Доррин утирает лоб, стирая пот и капли холодного дождя. Позади него скрипит повозка.

– Тьма... – бормочет Лидрал.

Слева – совершенно отвесный утес.

– В Западных Отрогах похуже, – усмехается Лидрал. Едущий впереди Брид демонстрирует абсолютный слух, распевая Гимн Храма.

– Ты прекратишь или нет? – рявкает Кадара.

Доррин ухмыляется, но ухмылка исчезает бесследно, как только собственный посох ударяет его по щеке, отскочив от торчащего из стены ущелья оледенелого корня.

Еще четыре крутых спуска, и они попадают в новое ущелье. Правда, оно такое узкое, что едут они в тени, в трещинах по левую сторону тропы еще не растаял лед, а полуденное солнце освещает лишь вершины утесов.

Кадара кутается в теплый плащ.

– Вверху впереди сторожевые башни, – предупреждает Лидрал. – Держите руки подальше от оружия.

– Сторожевые башни? Но мы же еще в горах! – удивляется Кадара.

– А кто сказал, что город непременно должен стоять на равнине? – спрашивает Лидрал.

Вскоре ущелье расступается, открывая вздымающуюся почти на сто локтей каменную стену с окованными железом воротами. Надвратные укрепления заняты стрелками, некоторые арбалеты нацелены на подъезжающих. Перед воротами, рядом с каменной сторожкой, стоят двое воинов в стеганой серой униформе.

Лидрал останавливает повозку.

– А, Лидрал... Кого ты к нам привезла? – рослый детина с плечами пошире, чем у Брида, направляется к ней.

– Два охранника и целитель, – Лидрал кивает в сторону Доррина.

– Что ж, посох у паренька и впрямь имеется, да и вид соответствующий. Ну а уж эта парочка – точно охранники. Впрочем, что я! Тебе можно доверять так же, как прежде – твоему отцу. А жаль, давненько мои люди не практиковались на живых мишенях. Даже Белые стражи не рискуют спускаться по нашим ущельям.

– Рискнут, Нерилат, и раньше, чем ты думаешь.

– Так говорил еще твой отец.

– Он лишь чуточку торопил события. Сначала они захватили Хидлен, потом Кифриен.

– Там не было гор, чтобы преградить им путь.

– И то правда. Так можно ли нам войти и обрести безопасный приют в Аксальте?

– Этот вопрос решается с помощью уплаты въездной пошлины.

– Ах да, пошлина... – однако, произнося это, Лидрал и не думает развязывать кошель.

– Вот-вот, пошлина. Поскольку охранники с оружием, сбор такой – с каждого клинка по два медяка. Медяк с тебя, ну а с целителя, само собой, ничего.

– А может, мои охранники только ученики?

– Лидрал, я же сказал: «с каждого клинка», ученический он, нет ли.

– Ладно, Нерилат. Стало быть, пять медяков. А ты знаешь, что великий маг хаоса вздымает горы на высоких равнинах меж Галлосом и Кифриеном?

– Свежо предание, да верится с трудом, – фыркает начальник караула.

– Я бы и сама рада не верить, но собственными глазами видела, как дымятся на горизонте эти новые горы.

– Кифриен от нас далеко.

– Вот-вот. Кифриенцы тоже думали, что Фэрхэвен от них ой как далеко.

– Ладно, Лидрал, гони пять медяков.

– Получай, – женщина достает монеты.

Нерилат делает жест, и внешние ворота открываются, а внутренние опускные решетки почти бесшумно уходят вверх. Забравшись на козлы, Лидрал щелкает вожжами и направляет повозку под арку.

26
{"b":"19931","o":1}