ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– И весьма недоволен, – подтверждает Брид, касаясь ее руки. – Хорошо, что нам не приходится торчать снаружи, под дождем.

– Это точно, – она пожимает его пальцы. – Но скоро придется.

– Спасибо, что напомнила, дорогая.

Дверь открывается.

– Брид.

Брид встает.

– Да, командир.

– Гарнизонный хочет с тобой поговорить.

Брид поднимает брови, пожимает плечами и направляется в комнатушку, где идет совещание. Остальные солдаты отводят глаза. Рослый блондин скрывается за дверью.

– Рядовой Брид, это командир Бискин.

– Да, командир.

Слегка поклонившись, Брид без робости смотрит в глаза окружному начальнику, несколько грузноватому, но мускулистому воину с изрядно поредевшими, уже сильно тронутыми сединой каштановыми волосами.

– Это правда, что ты с Отшельничьего?

– Да, командир.

– Не думаю, чтобы Белые маги тебя поймали.

– Я тоже, командир. Едва ли им нужен пленник с Отшельничьего.

– Ты хочешь сказать, что они казнили бы тебя на месте?

– Если бы смогли, командир.

– А не хотел бы ты стать командиром нового отряда?

– Это интересно, но я хотел бы узнать побольше. Что за отряд, какие задачи?

– Да, ты, я вижу, малый осмотрительный, – смеется Бискин.

– И большой хитрец, – слышится шепот.

Бискин окидывает трех младших командиров взглядом, и в комнате воцаряется тишина.

– Как уже было сказано, я считаю необходимым принять решительные меры для пресечения разбоя. После последнего случая, когда был убит довольно видный купец, Совет выделил немалые средства на формирование еще одного отряда. Так вот, этот отряд должен действовать практически самостоятельно, почти без связи с командованием. Будет проводить рейды и устраивать засады в тех местах, где наиболее вероятны разбойные нападения... Учитывая твой опыт...

– Ты предлагаешь мне принять командование этим отрядом?

– Да, Брид. Именно это я и предлагаю. Помимо обычного жалования командира ты будешь получать надбавку за риск. Ну и, если ты не против, твоим заместителем будет боец Кадара.

– Понятно, – отзывается Брид с вежливой улыбкой.

– Так ты согласен? – спрашивает Бискин, слегка хмурясь.

– А кому я буду подчиняться?

– Непосредственно мне, командир Брид. За все свои действия ты будешь отчитываться только передо мной.

– Когда выступать?

– В ближайшие дни ты получишь своих новобранцев. За две восьмидневки тебе придется сделать из них бойцов...

Брид молча слушает, в то время как окружной начальник разъясняет ему новые обязанности

– Пленных брать не обязательно, разве что в особых обстоятельствах. Три восьмидневки в рейде, одну отдыхаете. Основное внимание – безопасности купцов Совета...

Когда Брид выходит, на его вороте красуются золотые нашивки. В казарме воцаряется тишина. Новоиспеченный командир садится рядом с Кадарой. Вокруг них образуется пустое пространство, но они не обращают на это внимания.

– Вот так, – завершает свой рассказ Брид. – Работенка, конечно, гадкая...

– Так зачем ты согласился?

– Потому что все остальное еще хуже. Во-первых, никто из командиров не хочет иметь нас в своем отряде, а во-вторых, став командиром, я смогу действовать по-другому. Мне надоело находить трупы и обгорелые фургоны.

– Ты не упомянул кое о чем другом.

– Не нашел нужным, – произносит Брид, пожимая плечами. – Пока все это не закончится, нам все равно не найти корабля.

– Летом мы могли бы попробовать перебраться через Закатные Отроги.

– Я не хочу убегать.

– Порой это безопаснее.

– Сомневаюсь, – качает головой Брид. – Велика ли радость получить стрелу в спину?

– Ну, если, по-твоему, так лучше всего...

– Не лучше всего, а лучше всего другого. Ты сама знаешь. А что нам еще остается?

– Завидую я Доррину – ему не приходится рыскать по бездорожью и рисковать своей шкурой.

– Боюсь, еще придется, – негромко произносит Брид.

LXXVIII

– Где ты это добыл?

– У одного из наших торговцев в Спидларе, – отвечает бородатый Фидел.

– Это непохоже на...

– Да, это не подлинник. Я скопировал письмо, а подлинник велел ему переслать адресату.

– Умно, – одобряет Джеслек, пробегая взглядом переписанный текст.

Лидрал.

Я получил твое письмо, и даже довольно быстро, учитывая расстояние. Прошу прощения за то, что задержался с ответом, но я не мастер писать письма.

Признаюсь, меня удивляет то, что мои игрушки, оказывается, пользуются спросом. Я и не надеялся, что найдется больше одного покупателя. Может быть, мне стоит сделать изготовление игрушек основным занятием? Это ненамного сложнее кузнечного ремесла, но, похоже, повыгоднее. Однако тут главное – не прогадать, – нынешняя холодная зима ударила по самым бедным, а к лету спрос может измениться.

Я занимаюсь и целительством, что совсем не весело. Стужа погубила многих стариков и детей. Людям помоложе я помогал, но спасти всех, увы, не мог. Больных было слишком много. Рилла, моя наставница в целительстве, говорит, что я не могу лечить всех бесплатно, потому что обнищавший целитель скоро сам будет нуждаться в исцелении. Вода зимой лучше, чем летом, во всяком случае за городом, но люди по-прежнему смотрят на меня как на чудака, когда я предлагаю им кипятить воду перед тем, как ее пить. Конечно, они предпочли бы пить вино или пиво, но кому из бедняков это по карману?

Кадара с Бридом пропадают в рейдах. Даже зима не остановила разбоя, что довольно странно, учитывая, что проезжими остались лишь главные дороги. Но так или иначе, грабежи продолжаются. Нынче трудно достать даже сухие фрукты, а подвоз пряностей и вовсе прекратился. Так что если тебе удастся в конце лета добраться до Спидлара на корабле, ты сможешь хорошо заработать.

Порой мне кажется, будто я знаю тебя гораздо дольше того времени, которое мы знакомы и которое провели вместе. Очень надеюсь, что в скором времени твои торговые пути приведут тебя ко мне.

– Надеюсь, ты выяснишь, кому это он пишет?

– Уже выяснил. Женщине по имени Лидрал.

– Ну, это понятно.

– Она из Джеллико, занимается разъездной торговлей. Порой выдает себя за мужчину. Пошлин Фэрхэвену не платит, а потому ездит все больше проселками. Особо не разбогатела, так что никто по сей день ею не интересовался. Но она из старинной купеческой семьи. Ее брат вечно сует нос в местную политику.

– В каком смысле?

– В том... я думаю, ему платит Стирол.

– О, наш приятель Стирол сохраняет сеть своих соглядатаев?

Фидел поднимает брови:

– А ты ожидал другого?

– По правде говоря, нет, – усмехается Джеслек.

– Хочешь, чтобы произошел еще один несчастный случай?

– Пока нет. Мне нужно подумать, – говорит Джеслек, бросив взгляд на зеркало на столе и тут же отвернувшись к окну, за которым хлещет дождь.

– Это все?

Джеслек, не поворачиваясь, кивает. Фидел выходит и закрывает дверь. Теперь Высший Маг сосредоточивается на зеркале. Из белых туманов выплывает изображение Доррина, работающего над каким-то маленьким темным предметом. Неожиданно кузнец поднимает голову и его взгляд как бы встречается со взглядом Джеслека. В следующий миг изображение тает.

– Черный кузнец набирает силу. Однако он еще совсем мальчишка и увлечен этой женщиной... – бормочет себе под нос Джеслек, меряя шагами комнату.

И опять же, с Фиделем тоже не все ладно. Письмо доставили Высшему Магу с задержкой почти на три месяца, а это едва ли не нарочитое оскорбление. Джеслек хмурится, но мысль о кораблях, строительство которых уже близится к завершению, заставляет его самодовольно улыбнуться.

LXXIX

Доррин упорно налегает на липкую почву, стараясь приспособить маленькие грядки Риллы для зимних пряностей и картошки. Работа в огороде труднее, чем в кузнице, во всяком случае так кажется, когда ковыряешься в земле, а тебя норовит ужалить всякий гнус.

60
{"b":"19931","o":1}