ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я солдат, а не паршивый батрак! – негодует боец с лопатой.

– Не станешь копать, будешь дохлым солдатом.

– Не воинское это дело... – ворчит другой боец, однако лопаты не бросает.

Едва поднявшееся над восточными равнинами солнце играет на коротких рыжих волосах Кадары. Выше по склону еще три солдата роют траншею, а двое других присыпают землей тяжелые валуны.

– Зачем мы это делаем?

– Чтобы навсегда отвадить этих кертанских идиотов от наших дорог.

– Уж не знаю, что хуже... – бормочет кто-то из бойцов, отворачиваясь от суровой, вооруженной двумя мечами женщины.

Не обращая внимания на ропот, рыжеволосая воительница следит за тем, как углубляется яма, которая будет наполнена водой.

Выше по склону окапываются лучники.

CXVII

Доррин внимательно следит за накалом и переносит заготовку на наковальню, когда металл приобретает оранжево-красный оттенок. Выковать нужный для механизма восьмиугольник куда сложнее, чем мастерить скобы или гвозди. К тому времени, когда юноша откладывает молот, глаза его заливает пот. Работа над машиной, как всегда, заняла намного больше времени, чем ему бы хотелось.

Наконец, склепав точными ударами молота две части детали, Доррин кладет ее на кирпичи рядом с горном, а сам выходит из кузницы и, щурясь в лучах послеполуденного солнца, бредет на кухню, чтобы попить воды.

Дождей не было довольно давно. Пруд обмелел. Мысли Доррина снова и снова обращаются к Лидрал. Скорее всего, ничего дурного с ней не случилось – во всяком случае его чувства не отмечают страха или боли, – однако за прошедшие с ее отъезда полтора месяца он не получал от нее никаких известий. Правда, рассчитывать на них и не приходилось: слишком мало кораблей швартуется теперь в Дью или в Спидларе. Добавило тревоги и известие о падении Аксальта. Подумать только, Белые чародеи запросто обратили могучую крепость в груду битого камня, а Брид с Кадарой не перестают оказывать им сопротивление.

Мерга с довольным видом сообщает:

– У нас сегодня суп из баранины.

– Приятно слышать. А баранина-то откуда?

– Асавах остался очень доволен плугом и гвоздями, которые ты ему послал.

– Гвоздями? Их и была-то всего горсточка...

– Ничего, если к нам на обед заглянет Пергун?

Доррин, чтобы скрыть ухмылку, отпивает глоток воды.

– Всегда рад его видеть. Но суп-то, наверное, еще не готов?

– К его приходу поспеет, – с улыбкой говорит Мерга.

«Ну конечно, – думает юноша. – Супчик состряпают в аккурат к тому времени, когда Пергун закончит работу на лесопилке...»

Он отправляется на конюшню за Ваосом – парнишка прикипел к лошадям.

– Славная девочка, хорошая – приговаривает подмастерье, начищая Меривен.

– Хватит нежности разводить, помощничек. Нас ждет работа для Фруса.

– Те самые оси для тяжелых подвод? – стонет паренек.

– За эти оси исправно платят. А потом нам нужно будет поработать с ломом и смастерить несколько тех режущих штуковин. Для Брида и для Джисла.

– Этому-то зачем? Он же не солдат, а фермер!

– С помощью этих устройств можно резать не только кертанцев, а что угодно. Джислу – в порядке отбывания трудовой повинности – Совет поручил заготовку дерева, вот он и хочет облегчить себе работу. А нам велено наковать больших гвоздей – шипов с квадратными шляпками. Два бочонка.

– Красавица ты моя, – причитает Ваос над Меривен, – вижу, я до поздней ночи к тебе не выберусь...

CXVIII

– Ну, выяснил в чем дело? – спокойным тоном интересуется Джеслек.

– Да, господин, – с запинкой отвечает кертанский офицер. – По обе стороны от дороги мы нашли по черной дубовой стойке, а между ними натягивалась проволока.

– Вот как? – язвительно усмехается Ания. – Они, стало быть, расставляют ловушки, а твои солдаты, остолопы несчастные, скачут, не глядя перед собой?

Офицер смотрит вниз, на заляпанный грязью ковер, однако потом поднимает глаза:

– Ездим мы, осмелюсь доложить, не галопом, а в ловушки нас заманивают всякий раз по-разному. Один раз мы преследовали маленький отступавший отряд, в другой раз на дороге появилась пара торговцев с увесистыми узлами, в третий...

– Довольно, – устало обрывает его Джеслек. – Ты прихватил оттуда что-нибудь вещественное? Что помогло бы нам получше во всем разобраться?

– Да, господин. Вот это, – отвечает офицер, показывая моток проволоки на маленьком железном бруске.

– Дай-ка взгляну, – Ания протягивает затянутую в перчатку руку и тут же ее отдергивает. – Это пахнет Отшельничьим, – говорит она, морщась.

– Ступай! – приказывает Джеслек офицеру.

– Слушаюсь, – с явным облегчением откликается тот и выходит из палатки.

– Как насчет твоих уверений в том, что Отшельничий не станет помогать Спидлару? – осведомляется бородатый Фидел. – Кто, по-твоему, смастерил эту... штуковину?

– Ты знаешь ответ не хуже меня – тот высланный кузнец. Тот самый, письма которого ты скрывал от меня целых три месяца.

– Ты обвиняешь... – закончить фразу он не успевает – Фидела окружает белое пламя.

– Не искушай меня. Надоели мне все эти ваши интриги, заговоры и козни, которые вы строите в потешной надежде на то, что я слишком глуп, чтобы их заметить.

– Но ведь и ты не совсем уж непогрешим, дорогой Джеслек, – медоточивым голосом произносит Ания. – Твоя затея с убийством кузнеца явно провалилась. Если только в Спидларе нет других кузнецов, обученных на Отшельничьем.

– Но почему эти ловушки так замедляют наше продвижение? – спрашивает Фидел.

– Да потому, – нарочито неспешно разъясняет Джеслек, – что напрямик через горы или леса войско не проведешь. Для наступления нужны дороги, на которых не вязнут кони и подводы с припасами. Дорог, ведущих из Фенарда в Спидлар, немного, они все узкие, вот спидларцы и пользуются этим, чтобы одно за другим выводить из строя наши подразделения. Думаю, помимо проволоки, у них есть в запасе и другие ловушки. А когда мы приблизимся к Элпарте, они разрушат мосты.

Ания и Фидел переглядываются.

– Знаю, знаю, – понимающе кивает Джеслек. – Вы хотите спросить, почему нам не направить войска к Элпарте рекой. Да потому, что как раз со стороны реки Элпарта укреплена лучше всего. Мы не можем использовать реку, пока не займем город.

– Так или иначе, солдаты ропщут. Война длится все лето, а армия продвинулась в глубь Спидлара не более чем на сотню кай. А командуешь на этой войне ты, великий маг, – говорит Фидел, отвешивая насмешливый поклон. – Что ты намерен предпринять?

– Раз вы столь нетерпеливы, – отвечает Высший Маг, – я захвачу Элпарту до зимы во что бы то ни стало.

– Ты собирался захватить до зимы весь Спидлар, – холодно замечает Ания.

– Согласись, – добавляет Фидел, – трудно объяснить кому бы то ни было, почему могущественный чародей, способный сравнять с землей такой город, как Аксальт, не может одолеть горстку торгашей да ремесленников.

– Вы прекрасно знаете, в чем тут дело.

– Сомневаюсь, дорогой Джеслек, – говорит Ания.

– Прекрасно. Элпарта будет взята. А сейчас убирайтесь и плетите свои интриги в каком-нибудь другом месте.

Бородатый маг и рыжеволосая волшебница встают.

– Ты сам предложил, – с улыбкой говорит Ания Джеслеку.

– Знаю, – усмехается тот. – Но вы бы строили козни так или иначе. Это было бы забавно, когда бы не было так печально.

Последние слова маг произносит уже себе под нос, глядя вслед удаляющейся парочке.

– Дурачье...

Он смотрит на пламя заходящего солнца, думает об огнях, которые ему предстоит возжечь, и повторяет:

– Дурачье...

CXIX

К югу от холма к тусклому небу поднимаются столбы серо-черного дыма: это догорают разбросанные по округе фермы.

Спидларский командир приподнимается на стременах, чтобы получше разглядеть движущиеся по дороге силы. Солдаты под зелеными стягами Кертиса и пурпурными Галлоса гонят перед собой около двух сотен безоружных пленников, среди которых есть и дети. Галлосские копейщики на флангах не дают им сойти с дороги. Какой-то человек, проскочив между охранниками, ныряет в придорожную канаву.

83
{"b":"19931","o":1}