ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Белый маг, расталкивая конем пленников, выезжает вперед и, подняв руку, посылает в канаву огненный шар. Слышится пронзительный вопль, и порыв ветра несет на север, к Элпарте, едкий запах горелой плоти.

Маг оборачивается к вершине холма и, завидя там светловолосого всадника, выпускает очередной шар. Однако огонь не достигает цели: воин успевает скрыться за гребнем. Ниже по склону его поджидают бойцы.

– Ну как там, худо? – спрашивает Кадара, когда он подъезжает.

– Хуже некуда, – отвечает Брид. – Их самое меньшее две тысячи, и они в качестве живого щита гонят перед собой крестьян. Что же до Элпарты, – он указывает в сторону города, находящегося менее чем в пяти кай вверх по дороге, – то они, похоже, собираются не захватить его, а разрушить. Как Аксальт.

– Мы могли бы пощекотать их стрелами, – предлагает один из младших командиров.

– Не годится, – качает головой Брид, – стрела бьет не дальше магического огня: чародей поджарит наших стрелков, как только они себя обнаружат. К тому же у нас всего сорок бойцов, а их в пятьдесят раз больше. А когда они доберутся до кряжа, мы останемся и без прикрытия.

– Ты предвидел, что они предпримут нечто подобное? – спрашивает Кадара, поравнявшись с Бридом.

– Да, – отвечает он, прокашлявшись. – Рано или поздно это должно было случиться. С Галлосом-то как вышло: не сумев захватить его военной силой, они воздвигли на рубежах горы и испепелили сенокосные угодья. Горы они сейчас воздвигать не будут, но все остальное мы получим сполна.

– Ну, уничтожат они Элпарту, а дальше что?

– Они захватят прибрежные города, превратят их в опорные пункты и поведут наступление по всем дорогам. А там, где столкнутся с сопротивлением, будут оставлять лишь дымящиеся развалины.

– Ох... Может, удрать отсюда?

– Куда? – хмыкает Брид. – Ни в Сарроннине, ни в Сутии выходцев с Отшельничьего не привечают с незапамятных времен, а корабли нынче ходят только туда. Или ты хочешь провести в море год, чтобы, проплыв вдоль материка и переправившись через Западный Океан, оказаться в Хаморе?

– Морское путешествие длиной в год? Возможно, это не так уж плохо, – отзывается Кадара, оглядываясь на столбы дыма.

– Возможно. А денег у тебя на такое путешествие хватит?

– Ну почему всегда чего-нибудь да не хватает? – со вздохом говорит девушка.

CXX

– Мастер Доррин! – звучит в кузнице голос Ваоса.

– В чем дело?

– Лидрал вернулась.

Со звоном бросив щипцы на кирпичи, Доррин спешит к входу. Ваос пытается что-то возразить, но не успевает – юноша уже выскочил наружу.

– Ну, теперь уж ты точно выглядишь заправским кузнецом, – с улыбкой говорит стоящая у повозки Лидрал.

Шагнув вперед юноша берет ее за руку, жалея, что не может заключить в объятия. Однако Лидрал сама обнимает его, хотя тут же отступает.

– Видишь, мне уже лучше.

Некоторое время они молча смотрят друг на друга.

– Вижу, ты еще больше раздался в плечах, – произносит наконец она.

– Мастер Доррин, – неожиданно встревает Ваос, – может, мне поставить лошадей в конюшню? Корму задать, почистить?

– А... это да... наверное, – бормочет Доррин, не в силах отвести взгляда от Лидрал.

Та с серьезным видом кивает.

– Ой кто приехал! Лидрал вернулась! – доносится звонкий голосок Фризы с огорода, где Мерга собирает желтые тыквы.

Забрав из рук Лидрал вожжи, Доррин передает их Ваосу. Женщина отворачивается, достает из ящика под сиденьем шкатулку и вручает ее кузнецу. Бок о бок они идут по размокшей земле к крыльцу и поднимаются по ступеням. Вытерев сапоги и развязав кожаный фартук, Доррин открывает дверь, пропускает Лидрал вперед и входит сам.

– У нас есть немного раннего сидра.

Доррин видит круги под глазами Лидрал. Ее одежда кажется слишком просторной.

– Да, это было нелегкое путешествие, – говорит она, заметив его взгляд.

– Может, хочешь помыться?

– Сначала поесть. Я проголодалась.

– Ну конечно, проголодалась, – говорит с порога Мерга. – Наш кузнец... прошу прощения, наш мастер Доррин, потчует напитками, а того не понимает, что с дороги нужно основательно подкрепиться. У нас есть хлеб – сегодня утром пекла – и немного сыра и яблоки из сада Риллы.

– А ты правда плавала на больших корабликах через Северный Океан? – тотчас подступается с вопросами Фриза.

– Э, да никак Лидрал вернулась! – слышится с крыльца мужской голос, и на кухню заглядывает Пергун.

Лидрал смеется. Доррин кашляет, чуть не поперхнувшись сидром.

– А что тут смешного? – с серьезным видом интересуется Фриза.

Мерга, уже успев отрезать три ломтика хлеба, торопливо убирает нож и берется за сырорезку.

– А вот яблочки, – говорит Фриза Лидрал, взяв в каждую руку по яблоку.

– Спасибо, – улыбается та.

– А это тебе, – не унимается малышка, протягивая второе яблоко Доррину.

– Фриза! – с деланной строгостью говорит Мерга, хотя глаза ее улыбаются. – Нам нужно закончить с тыквами. Пойдем в огород.

– Но, мамочка, я хотела послушать про кораблики и про море...

– Потом, доченька, потом. Пергун, почему бы тебе нам не помочь?

Все трое выходят. Некоторое время Доррин и Лидрал, улыбаясь, слушают доносящиеся снаружи слова:

– Не больно-то я люблю эти кабачки...

– Ты просто не пробовал кабачков, приготовленных мной. И вообще, уж больно ты разборчив для подмастерья с лесопилки...

– Как ты? – спрашивает наконец Доррин, отпив сидра.

– Я уже говорила, мне лучше. А в остальном... устала, проголодалась и смертельно рада тому, что вернулась. Пусть даже дела здесь обстоят не лучшим образом.

– Да, время трудное. Мне приходится ковать гвозди, скобы для крепления стен, даже шипы для ежей. А скоро, боюсь, мне велят делать ежи самому... Но в этом случае я попрошу помощи у Яррла.

– Что еще за ежи?

– По-другому это называется «чеснок». Такие маленькие штуковины с торчащими во все стороны стальными шипами. Их разбрасывают на пути конницы, чтобы калечить конские копыта.

– Ну и ну... до чего же мы докатились!

– Меня это тоже не радует, – устало говорит Доррин.

– Среди торговцев ходят слухи, будто бы Белые со своими войсками добрались до Элпарты. А есть у тебя новости от Брида с Кадарой?

– Нет, – качает головой юноша. – Они уехали еще в начале лета, и с тех пор Брид лишь единожды прислал ко мне гонца. За кое-какими поделками.

– За теми «сырорезками»?

– И ты туда же... – вздохнув, Доррин допивает сидр и с глухим стуком ставит кружку на стол. – Знаешь, это просто поразительно! Изготовление клинков, способных пробивать доспехи и разить насмерть, считается в порядке вещей, но если ты придумываешь способ делать то же самое с помощью проволоки, все приходят в ужас. А ведь мертвецу все равно.

– Я не то имела в виду, – возражает Лидрал.

– Прости. Но прозвучало это именно так. Да что там – Кадара с Бридом, хоть и пользуются моим изобретением, но стыдятся этого. Даже Ваос – и тот кривится.

– Тогда получается, что к этому причастна и я, – задумчиво произносит Лидрал.

– Не вини себя. Это пустое занятие...

– Пойми, мне горько думать о том, что твое изобретение несет смерть вовсе не тем, кто по-настоящему виновен. Белые чародеи не попадают в ловушки, равно как виконты, префекты, герцоги и все прочие. Они затевают войны, а головы кладут простые солдаты.

Доррин приходит к неожиданному выводу, что эти соображения справедливы и по отношению к нему самому. Желая спасти Мергу и Фризу от побоев, он тем самым подтолкнул Герхальма к самоубийству. Желание Белых воздействовать на него заставило страдать Лидрал и Джардиша. Да и Кадаре дружба с ним вполне могла стоить больших неприятностей. Может быть, даже жизни – ведь гонцов от Брида нет уже несколько восьмидневок.

– Я не имела в виду тебя, – уверяет Лидрал, заметив, как он побледнел.

– Боюсь, я такой же, как они.

– Нет! Совсем не такой!

84
{"b":"19931","o":1}