ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лоб его покрыт испариной, и в висках слегка покалывает. Глубоко вздохнув, он закрывает шкатулку со своей писаниной и убирает ее на место.

Снаружи по-прежнему стонет ветер, за стеной беспокойно ворочается Лидрал, а где-то в Клете Кадара и Брид готовятся отразить весеннее вторжение Белых.

Улегшись на узкую койку, заменившую ему тюфяк, когда стало ясно, что выздоровление Лидрал отодвигается на неопределенный срок, Доррин накрывается стеганым одеялом и задувает лампу.

CXXXVI

– Военачальник Брид, верно ли, что если не остановить силы Галлоса и Кертиса перед Клетом, то они займут весь Спидлар?

– Да, почтенный глава Совета, – отвечает Брид сидящему напротив него за столом седовласому мужчине в ярко-синем бархате. – И они намерены это сделать.

– А не намереваются ли они уничтожить всех спидларских торговцев?

– Я не умею читать мысли, почтеннейший.

– Ну что ж, военачальник, попробую спросить иначе. Позволяют ли они спокойно жить попавшим под их власть торговцам или вообще кому-либо из противившихся хаосу?

– Нет. Кого не убивают, тех угоняют.

Глава Совета разводит руками:

– В таком случае мы не должны позволить им развить наступление.

Двое других членов Совета согласно кивают.

– Это желательно, почтеннейшие, – отзывается Брид, склоняя голову. – Но мне хотелось бы знать, какими средствами вы намереваетесь добиться подобного результата? Насколько я знаю, вам удалось собрать триста полуобученных кавалеристов и около тысячи новобранцев. Гарнизон Белых в Элпарте насчитывает вдвое больше бойцов, а на весну они объявили набор еще пяти тысяч. Кроме того, с ними чародеи, способные разить молниями.

– Средства и способы ведения войны, военачальник, – это как раз то, что мы оставляем на твое усмотрение. Ты должен остановить врага под Клетом, а как – решай сам.

– Могу ли я спросить, пытались ли вы вести с ними переговоры? – спрашивает Брид.

Неожиданно в палате Совета становится душно.

– Мы направили посланцев, – неохотно говорит глава Совета.

– И?

– И пришли к выводу, что переговоры пока преждевременны.

– Могу я понимать это как приказ удержать Клет любыми средствами, невзирая на потери и жертвы?

– Как уже было сказано, в военных вопросах мы полностью полагаемся на тебя. Но если Клет падет...

Взгляд главы Совета холоден, словно лед.

CXXXVII

– Они понастроили с южной стороны укреплений, – говорит Доррин, склоняясь с седла к Лидрал. В ее повозке сложено восемь проволочных ловушек, предназначенных для установки на реках. Другие его приспособления еще в работе, но лед в этом году начал таять раньше, а ловушки потребуются Бриду сразу, как только реки сделаются судоходными.

– А помогут эти укрепления? – спрашивает Лидрал, трогая пальцами свой лук.

– Против Белого мага, способного воздвигать горы и рушить стены? – невесело усмехается юноша. – Если чародеи подойдут к городу, то, конечно же, нет.

День стоит погожий, теплый южный ветерок гонит по небу пушистые белые облака. Дорога влажная, однако вполне проезжая, грязи на ней не так уж много. Путников, кроме Доррина и Лидрал, не видно. Что же до следов, то все они ведут из Клета.

У грубо сколоченной сторожки – поста на западном подступе к городу – несут караул четверо солдат.

– Куда едете, по какому делу? – спрашивает плотный мужчина в плохо подогнанном стальном нагруднике.

Доррин по привычке присматривается к доспеху, оценивая работу, но тут же бросает это занятие и говорит:

– Едем к Бриду, везем заказанное снаряжение.

– Ага, – смеется солдат с бородкой, – а для нас, ручаюсь, вы прихватили доброго вина.

– Не думаю, что Брид будет доволен, если вы помешаете ему получить заказ, – строго произносит Доррин, смыкая пальцы вокруг посоха.

– Заказ... хочешь сказать, что в этой колымаге ты везешь что-то важное? И охота тебе было тащиться из Дью...

Движение Доррина неуловимо, а посох в его руках подобен черной молнии. Миг – и его окованный кончик упирается в горло караульного.

– Меня зовут Доррин. Я кузнец Брида, и ты нас пропустишь. А если хочешь, можешь и проводить к нему.

– Доррин... проклятье... – тихо бормочет боец. – Должно быть, тот самый Черный кузнец... Фредо проводит тебя, Мастер кузнец.

Повозка едет дальше, но Доррин до самого Клета держит посох наготове.

– Рыжая кошка предупреждала Ральта, что ты можешь приехать, – тараторит между тем словоохотливый Фредо, – но он не верил: нынче, дескать, все уносят из Клета ноги, и никто туда не попрется. А я ему так сказал: ни могучему Бриду, ни грозной Кадаре, хоть они вдвоем целого войска стоят, без помощи супротив Белых не устоять... Толкуют, – продолжает солдат, – будто ихнюю рать ведет самый наиглавнейший Белый Колдунище, и он, вроде бы, хочет народ наш со свету сжить, а землю прибрать под свою руку. Правда, я, может по глупости, в толк не возьму, на кой ему это надо. Страна у нас бедная, не то что Кертис или там Галлос. Все наше богатство – это скот да купцы. Порой, конечно, – тут Фредо смеется, – одних от других не отличить, но ежели по правде, так с нашими торгашами еще жить можно. Без крайней нужды они не гребут всех подряд в рекруты и не обдирают народ как липку налогами...

Больше половины домов в Клете оставлены жителями. Некоторые заперты, а окна, там где нет ставен, заколочены досками, но многие просто брошены. Окошки в них выбиты, а двери сорваны с петель.

На главной улице торгует одна-единственная продуктовая лавка, возле которой толкутся стражи и новобранцы в синих мундирах. На едущую в город повозку все смотрят с немалым удивлением. Проехав три кай Лидрал и Доррин добираются до южной окраины города, где находятся казармы и штаб.

– Вон там, – показывает Фредо на крытый черепицей кирпичный дом, – нынешняя ставка Брида.

Рядом со штабным зданием сильно пахнет навозом. Этот навоз кстати бы пришелся сейчас на грядках, думает Доррин. Поравнявшись с часовым, стоящим перед входом, Лидрал останавливает повозку. Доррин спешивается.

– Меня зовут Доррин. Не можешь ли ты сказать Бриду, что...

– Доложу немедленно, мастер Доррин, – заверяет солдат.

– Видел бы это Ральт, – бормочет Фредо. – Штабные стражи обращаются с ремесленником, как с важной шишкой, вроде гильдейского советника...

– Он и есть самый настоящий гильдейский советник, – шепчет на ухо солдату Лидрал. – В Дью ему все кланяются.

Спустя несколько минут часовой возвращается. Вместе с ним из дома выходит незнакомый Доррину командир, а следом и Брид.

– Привет, Доррин!

– Я тут привез тебе кое-что из обещанного.

– Киррас проводит тебя в оружейную, где ты сможешь разгрузиться, а потом поможет поставить твоих лошадей в стойла. Мы с тобой поговорим, но чуть попозже.

– А где Кадара? – спрашивает Лидрал.

– В патруле, – Брид явно спешит.

– Буду рад, – говорит Доррин, понимая, что военачальник нарасхват и ему непросто выкроить минутку для разговора.

Оружейная представляет собой прилепившийся позади штабного здания большущий сарай. Там устроена кузница, которую Доррин рассматривает с немалым интересом. В одном из охладительных баков вместо воды плещется какая-то маслянистая жидкость, главная наковальня будет побольше, чем у него, но кроме нее имеется еще несколько железных болванок различной формы.

Помимо оружейника, в мастерской работают два молотобойца и несколько мальчишек подручных. Один подтаскивает уголь, другой орудует мехами, а третий растирает золу, не иначе как для полировальной пасты.

Завидя вошедших, оружейник снимает заготовку шлема с болванки, кладет ее на кирпичи и подходит к двери.

– Мастер Доррин изготовил для военачальника Брида несколько образцов оружия, – обращается Киррас к долговязому, тощему оружейнику. – Его изделия следует поместить в кладовую под замок.

Доррин стоит в дверях, но внутрь не входит.

94
{"b":"19931","o":1}