ЛитМир - Электронная Библиотека

Немногие оставшиеся паруса бессильно обвисли, но «Призрак» с удивительной быстротой приближался к берегу на паровой тяге. Едва мы вошли в бухту, как волнение улеглось и воцарилось почти полное безветрие.

У борта появился Саммел, а за ним и все прочие пассажиры, кроме Дорте и Изольды. Когда Миртен протянул руку, чтобы взяться за бортовой поручень, рукав задрался, открыв на мгновение белую повязку на предплечье.

К тому времени, когда корабль обогнул мыс Френталия, солнце и вовсе скрылось за бесформенными тучами. На первый взгляд Фритаун впечатления не производил. На фоне серого неба вырисовывался один-единственный шпиль, морской фасад состоял из приземистых деревянных построек, а пирсы сколочены из толстых, некрашеных, посеревших от времени и непогоды балок. Коричневые полоски указывали на подновленные места, где прогнившие доски или бревна заменили на новые.

Изольда переоделась уже во все черное. На поясе ее теперь висел меч с черной рукоятью и длинный нож.

– Берите свои вещи, – обратилась она к нам. – Сходим на берег.

За то недолгое время, которое потребовалось мне на то, чтобы спуститься в каюту и забрать свой плащ, торбу и посох, «Призрак» успел пристать к причалу, на котором нас, похоже, уже ждали.

– Таможенная стража... – пробормотал незаметно подошедший Миртен.

– Таможенная стража?

– Она самая. Блюдет интересы герцогской казны, собирая причитающиеся ему денежки.

– За что?

– Да за все. Скажем, за каждого из нас Изольде придется выложить по золотому.

– Мы должны платить за то, чтобы сюда попасть?

– А что тут такого? Это же граница, – Миртен ухмыльнулся.

Я призадумался, потому как такого поворота не ожидал. В Кандаре полно границ, и если за пересечение каждой придется вносить плату, никаких денег не хватит. Моя мошна уже не казалась мне такой уж тугой.

Но тут нас окликнула Изольда, и мы спустились на берег. Похоже, кому-то хотелось спровадить нас с корабля как можно быстрее. Матросы еще привязывали лини к швартовым тумбам, а мы уже сошли на пристань.

И тотчас были встречены круглолицым чиновником с золотистыми косичками на обоих плечах и в серебряном нагруднике. За его спиной выстроились десять солдат в кирасах из холодного железа, вооруженных мечами и дубинками. А позади них смутно угадывался силуэт женщины в белом, и само ее присутствие порождало резкое ощущение дисгармонии. Ощущение, подобное испытанному мною при виде меча, который торговец пытался подсунуть Кристал.

Несмотря на влажную духоту, я поежился и покрепче сжал в руке посох. Странно, но на ощупь он казался даже теплее, чем когда нагревался на солнце.

– Гармонизирующиеся? – скрипучим голосом спросил круглолицый, глядя только на Изольду.

– Да, семь человек, – ответила женщина в черном.

– Значит семь золотых.

– Выписывай квитанцию.

Круглолицый покосился направо, где худощавый юнец быстро что-то нацарапал и вручил листок начальнику.

Изольда протянула монеты и забрала документ.

– Оружие?

– Только самое обычное – дубинки, мечи, ножи, несколько пистолетов. Исключительно для личного пользования.

– Маги?

Изольда замешкалась, но лишь на долю мгновения, и чиновник ее замешательства, скорее всего, не заметил.

– Никаких магов. Два Черных посоха.

– Еще четыре золотых.

– С каких это пор? – спросила Изольда, буравя чиновника взглядом.

Тот молчал, на лбу его выступил пот.

– Может, с сегодняшнего полудня?

– Магистр... Год выдался не слишком удачный...

– Дополнительные поборы Договором не предусмотрены.

Круглолицый потел вовсю, и не из-за духоты.

Воин в кирасе, украшенной четырехконечной звездой, отделился от отряда и двинулся вперед.

Изольда переступила с ноги на ногу и, как показалось мне, улыбнулась. Стоявший впереди меня Миртен тяжело дышал, рука Кристал лежала на рукояти меча.

– Приказ герцога, да? – подсказала Изольда. – И ты отвечаешь головой?

Несколько капель дождя упали на мое лицо, с нависавших над городом холмов повеяло холодом. Ненароком оглянувшись на «Призрак», я увидел над сходнями капитана и двоих офицеров. Все трое держали в руках алебарды. Следовало предположить, что вздумай мы вернуться на борт, нас там не приветят.

– Нет... – сбивчиво лепетал таможенник. – Не то, чтобы... но нужды герцогства...

– В таком случае я настаиваю на праве немедленного испытания! – Изольда сделала шаг вперед, и чиновник испуганно отступил.

Миртен посмотрел на меня. Я оглянулся. Право немедленного испытания? На занятиях нам ни о чем подобном не рассказывали.

– Но... – попытался возразить чиновник.

– Ты отказываешься признавать ваши собственные законы? – вкрадчиво поинтересовалась Изольда.

Тот сокрушенно покачал головой.

Я ткнул Миртена в ребро и сказал:

– Подвинься. Мы стоим слишком скученно.

Говорил я, вроде бы, шепотом, однако Тамра наградила меня сердитым взглядом. Я пожал плечами и закатил глаза. Она покачала головой, но протиснулась вперед.

– Кто представляет герцога? – требовательно спросила Изольда, не обращая внимания на шевеление в наших рядах. Голос ее резал, как нож.

– Я, – отозвался малый со звездой на кирасе. У него была седина в волосах, гладко выбритые щеки и равнодушные, безжизненные глаза. Любого из нас он превосходил ростом на полголовы, а Изольду – так и на добрых пол-локтя.

– До крови или до смерти? – спросила Изольда.

– До твоей смерти, магистр. Ты чужеземка. Как предписано, в случае поражения ты должна будешь умереть.

– Я говорила о тебе, – лед в голосе Изольды заставил таможенника испуганно попятиться.

Воин склонил голову:

– Выбор за тобой, магистр, но я буду сражаться, пока смогу. Это тоже предписано, – боец говорил учтиво, хотя и грубоватым голосом не привыкшего любезничать солдата.

Один из воинов размотал некогда ярко-алый, а теперь тускло-красный шнур, отмерив на серых досках пристани площадку со стороной примерно в десять локтей. В вершинах двух противоположных углов встали два солдата с обнаженными мечами.

– Твои углы, магистр.

– Кристал, Леррис, – промолвила Изольда, не сводя глаз с герцогского бойца, – займите свободные углы.

Когда Кристал, обнажив клинок, заняла ближний к «Призраку» угол площадки, таможенник вытаращился и, по-моему, побледнел. На мою долю остался ближайший угол, всего в нескольких локтях от того места, где я стоял. Черное дерево моего посоха чуть ли не жгло руки.

«...Черный посох...» – донеслось бормотание одного из солдат, отступивших к береговой стороне пирса, словно для того, чтобы перекрыть нам доступ во Фритаун.

– Ты готова, магистр?

– Мне жаль тебя, боец, – сожаление в голосе Изольды звучало искренне, однако я удивлялся, откуда у нее такая уверенность в победе. Мне исход представлялся отнюдь не столь очевидным, ибо герцогский поединщик явно знал свое дело.

Они замерли с обнаженными клинками – Изольда спиной ко мне.

Меч бойца сверкнул с изумительной быстротой, но Изольда ухитрилась парировать удар совершенно неуловимым движением.

Мечи со свистом выписывали узоры в воздухе, лишь слегка соприкасаясь один с другим. Уследить за стремительным стальным вихрем было совершенно невозможно – не заметил я и смертельного выпада. Просто увидел, что боец герцога упал ничком, расставшись с мечом и с жизнью. Поединок закончился столь же неожиданно, как и начался.

Я держал посох наготове, гадая, что же может произойти дальше.

– Полагаю, – с прежним прохладным спокойствием произнесла Изольда, – ты отметишь, что по результатам испытания дополнительная пошлина на Черные посохи отменена.

– Ох... да, магистр, – простонал чиновник.

Один из стоявших по углам солдат принялся сматывать красный шнур. Я отступил в сторону, но продолжал следить за остальными вояками. Двое из них подняли тело погибшего и понесли к повозке, стоявшей у въезда на пирс.

Тощий юнец нацарапал что-то на своей табличке, а сборщик пошлин вытер платком вспотевший лоб.

29
{"b":"19932","o":1}