ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты и впрямь хочешь знать? – спросил я. Голос мой прозвучал хрипло и устало.

Он кивнул.

– Антонин устроил во дворце фонтан хаоса. Должно быть, они купали в нем солдат или что-то в этом роде... – я покачал головой, не представляя себе, почему фонтан превращал их в бездумные, слепые орудия, однако дело обстояло именно так. Видимо, поэтому офицеры держались от фонтана подальше: от них требовалось не только драться, но думать и принимать решения. Кроме того, офицеров, в большинстве, уже подвергли порче иным способом.

Бреттель нахмурился:

– Так ты полагаешь, Леррис, что Антонин несет зло?

Это было все равно что спросить, упрям ли осел.

– Да.

– Но следует ли из этого, что самодержец несет добро? Откуда ты знаешь, что она не хуже префекта?

Несмотря на жару, меня пробрало холодом. Принимая во внимание историю Кандара, включая наследие Фэрхэвена, не зря называвшегося Белым Городом, вопрос был задан по существу. Ответа на него я не знал. Мне оставалось лишь пожать плечами.

– Если дела обстоят так, мне не поладить ни с ней, ни с ним.

Бреттель криво усмехнулся:

– Я рад тому, что ты так думаешь, но рад и тому, что ты не связал судьбу Дейрдре со своей. Тебе суждено либо обрести великое могущество, либо сгинуть, причем в самом скором времени.

Затаившаяся в его глазах печаль подтверждала искренность его слов.

Остаток дня я проспал.

Разбудила меня Дейрдре.

– Ты вернешься?

– Может быть. Только тогда, когда ты станешь относиться ко мне, как к Бреттелю.

– Это будет непросто.

Справедливость данного утверждения была очевидна для нас обоих.

– Непросто. Зато честно по отношению к Бострику. И не только к нему.

Она встала, легонько коснулась моей щеки губами и просто сказала:

– Ужин готов.

К тому времени, когда я умылся, за большим столом собрались Далта, Дейрдре, Бострик и Бреттель. Насчет Дестрина мне сказали, что он еще отдыхает, но вроде бы в порядке.

Мясная похлебка была отменной, ягодное печенье – и того лучше, но за столом царило молчание. Наконец, пришла пора расставания.

Дейрдре, Бострик и Далта остались на веранде, тогда как мы с Бреттелем отправились в конюшню. Там, вдобавок к моим старым седельным сумам и спальному мешку, обнаружились еще два набитых битком вьюка.

– Тебе не следовало делать того, что ты сделал, но случившегося не изменишь, – голос лесопильщика звучал твердо. – Единственное, о чем я прошу тебя теперь, – постарайся, чтобы невинные люди не пострадали слишком серьезно.

– Постараюсь, – искренне пообещал я, прекрасно понимая, что он имеет в виду. Постараться-то я мог, но отнюдь не был уверен в том, что мои старания увенчаются успехом...

– Ты хоть знаешь, куда поедешь?

– Сперва в Кифриен, поискать ответ на твой вопрос.

– А потом?

– Эго зависит от ответа. Может быть, на Закатные Отроги, на встречу с тем, чего до сих пор избегал.

Бреттель поджал губы.

– Удачи тебе.

Он проводил меня, но не до самой дороги. Дейрдре так и не сошла с крыльца, но я чувствовал, что она плачет, и у меня перехватывало дыхание. А уже поворачивая на северную дорогу и окутывая себя невидимостью, я почему-то подумал о Джастине. О том, сколько раз Серому магу приходилось прощаться, и о том, знал ли он, что такое благополучное возвращение.

LVII

Прежде чем отправиться в Кифрин, столицу Кифриена, я должен был провернуть одно маленькое, хотя и не слишком воодушевлявшее меня дельце. Выбраться из города.

На сей раз я выбрал восточные ворота – стража там была наименее бдительной. Ничто и никогда не приходило в Фенард с востока.

Основные торговые пути связывали север с югом, Галлос с Кифриеном, и сейчас по ним маршировали войска префекта. Что же до восточной дороги, то она тянулась по сельской местности и по ней мало кто ездил.

Хотя стража у восточных ворот и ловила ворон, я все же задержался в сторонке и, оставаясь невидимым, прислушался к разговорам.

«...пора бы сменяться...»

«...этот ублюдок вечно опаздывает...»

«...опять подвода, чтоб им всем провалиться!»

«Твоя очередь, ты и проверяй...»

«...совсем обленился, гад...»

Они направились к повозке, а я, убрав щит невидимости, тронул поводья и поехал прямиком к воротам. Копыта пони зацокали по камню.

– Эй, а этот малый откуда взялся?

– Куда направляешься, приятель? – обернулся ко мне плотный караульный.

– В горы, – ответил я, сделав неопределенный жест. Поскольку горы обступали город с трех сторон, ответ был совершенно правдивым.

– А это что? – спросил он, указывая на намеренно оставленный мною видимым посох.

– Мой посох, – ответил я, направив Гэрлока прямо на солдата, которому пришлось отступить.

– Э... погоди-ка. Вроде бы, в городе была какая-то заварушка...

Страж нахмурился и покосился на своего напарника, просматривавшего груз на телеге хуторянина, который возвращался домой с несколькими мешками нераспроданной картошки.

– Была, и там не обошлось без меня, – промолвил я со всей возможной учтивостью. – Но, поскольку я уезжаю, это уже не имеет значения.

Щелкнув поводьями, я побудил Гэрлока обогнуть стоящего на дороге караульного.

– Эй, парень, постой! Ты...

Я обернулся в невидимость, и Гэрлок зарысил под уклон.

– Чародей! Этот малый – чародей!

– Какой еще малый? – второй страж отвлекся наконец от мешков с картошкой.

Предоставив им самим разбираться друг с другом, я выбрался на узкую обводную дорогу. К тому времени, когда у ворот ударили в набат, я уже направлялся к перекрестку на Кифриен.

В скором времени Антонин или Сефия, а то и они оба вернутся в город. Они наверняка ощутили резкое изменение соотношения хаоса и гармонии в Фенарде, как ощущал его я. Мне думалось, что сейчас многие наведенные ими иллюзии истощаются. Возможно, даже те, которые окутывали улицу Шлюх. Впрочем, тут я мог ошибаться – во всем, что касается женщин, мужчины склонны к самообману.

На южный тракт я свернул уже за полночь. Он был безлюден, но на дорожной пыли сохранились отпечатки копыт – следы отправившегося в Кифриен очередного кавалерийского отряда.

Увидеть след кареты или ощутить запах хаоса мне не удалось, однако все время, пока Гэрлок вез меня на юг, я держался настороже.

Вокруг вились и жужжали какие-то надоедливые насекомые, а мы ехали и ехали дальше в ночь.

Через некоторое время наш путь пересекла река, через которую был перекинут каменный мост. Из тех сооружений, какие способны противостоять любым усилиям Мастеров хаоса.

И тут мне пришла в голову интересная мысль, заставившая меня усмехнуться. Прочный мост, нависшие над бегущей водой, можно было использовать с толком.

Я вчувствовался в структуру моста и, проникнувшись окружавшим меня гармоничным спокойствием природы, внедрил его в камень. Лежа на осенней траве, я сосредоточился на книге, стараясь извлечь из прочитанного и запомнившегося именно то, что мне необходимо. В конце концов мои старания увенчались успехом.

Конечно, это стоило мне немалых усилий, ведь наведение чар гармонии – работа нелегкая. Зато теперь Антонину или омытым хаосом бойцам префекта проезд по этому мосту сулил не совсем приятные неожиданности.

К тому времени, когда на небе проглянул лунный серп, я устал и укрылся на ночь в небольшой рощице неподалеку от дороги. Установив охранные чары, я залез в спальный мешок.

И вновь мне снилась черноволосая женщина, что порождало смутное беспокойство.

Разбудили меня пробивавшиеся сквозь высокие серые облака жаркие солнечные лучи и громкое пение какой-то птицы.

Свернув спальный мешок и оседлав Гэрлока, я поехал дальше и сделал привал для завтрака, лишь перебравшись через очередную речушку. К тому времени мы добрались до пологих холмов, лежащих между Фенардом и Малыми Рассветными Отрогами – невысокой грядой, связывающей Рассветные и Закатные Отроги.

85
{"b":"19932","o":1}