ЛитМир - Электронная Библиотека

В своих чрезвычайно нудных лекциях по географии магистра Трегонна мимоходом заметила, что с точки зрения геологии естественное возникновение Малых Отрогов маловероятно и, по всей видимости, они представляют собой результат древнего воздействия на земную кору каких-то Мастеров хаоса. Воздействия, скорее всего, погубившего и их самих.

У меня эта теория вызывала сомнения. Если мелкие задачи, вроде создания зеркала гармонии или превращения моста в гармоническую ловушку, требовали таких огромных усилий, то какая невероятная мощь нужна была, чтобы вспучить землю и скалы на протяжении многих кай?

Однако теория теорией, а по пути к Кифриену нам предстояло пересечь еще множество мостов... а у меня оставалось еще множество вопросов.

LVIII

После двух дней езды по унылым холмам южного Галлоса я наконец приблизился к границе. По возможности я избегал селений и обходился сухомяткой.

За все это время всего лишь дважды пришлось уступать дорогу солдатам префекта, причем в обоих случаях отряды не возвращались в Фенард, а ехали в Кифриен. В другой раз мы нагнали и тайком обогнули три подводы с припасами.

Помимо этих случаев я ехал открыто, полагая, что местным жителям нет дела до проезжих, а использование магии гармонии может привлечь нежелательное внимание какого-нибудь чародея.

Поздним вечером второго дня я оказался перед мостом через Южный проток – трехпролетным бревенчатым настилом на каменных опорах. А к следующему утру добрался до следующего моста через тот же проток, сделавший петлю. Однопролетного и целиком каменного.

И здесь, у этого моста, начала чувствоваться война.

Сначала ко мне поплыл запах дыма – слабый, но едкий, словно от обугленной кожи, от сожженных, но недогоревших шкур зараженных животных. И всепроникающий, подобно магическом туману, наполнившему Фритаун.

Стук копыт по каменному мосту эхом отдавался в утреннем воздухе. Других звуков не было – ни птичьих трелей, ни даже комариного писка.

За мостом дорога начала петлять и пошла на подъем, к темневшим впереди холмам. Которые, как я знал, находились уже во владениях самодержца.

Очередной порыв ветра с юга принес все тот же отвратительный запах золы и обугленных шкур. За каменным мостом тянулась утрамбованная глинистая дорога, на которой копыта Гэрлока оставляли четкие отпечатки. Ночью прошел дождь, поэтому темно-красная глина и бурая трава за обочинами оставались влажными.

Но сейчас над головой раскинулось безоблачное синее небо, обещавшее один из тех ясных осенних дней, какие больше напоминают о лете.

Неожиданно тишину утра нарушил отдаленный крик стервятника. Впереди и чуть справа от меня, над гребнями трех холмов, кружили две черные птицы.

Моя рука потянулась к посоху.

Гэрлок хотел пить, и я свел его с дороги вниз, к узкой песчаной полоске на берегу спокойной реки. Маленькая черепашка, глазевшая на нас с полузатонувшего бревна, плюхнулась в воду и была такова. Я спешился, бросил поводья на седло и предоставил Гэрлоку возможность самостоятельно утолить жажду.

Крики стервятников вновь привлекли мое внимание, причем на сей раз они раздавались ближе. Закрыв глаза, я чувствами потянулся к птицам.

Сначала ощущения заполнились тем, что находилось поблизости. Я воспринимал Гэрлока, жующего траву, и даже, кажется, почти улавливал ее цвет. А потом... Ощущение того, что дальше, за ближними холмами находится что-то или кто-то, было навязчиво тревожащим. Сосредоточившись, я послал свои чувства за реку, за холмы, туда, где кричали птицы.

...Темнота и светящаяся трава, и голубоватая сталь...

Солдаты префекта. Ждущие впереди.

Я обратил чувства назад, на оставшуюся позади дорогу из Галлоса, и обнаружил там еще больше тьмы и еще больше стали. Очередной отряд скакал в Кифриен, что должно было повлечь за собой новые потери с обеих сторон. А мне, как всегда, несказанно повезло – войска префекта находились и спереди, и сзади.

Открыв глаза, я огляделся. Позади расстилалась уже знакомая бурая равнина, на востоке маячили слегка припорошенные снегом скалы Малых Отрогов. Далеко на западе сливались с серыми тучами могучие Закатные пики.

У меня уже созрело решение повременить с Закатными Отрогами – по крайней мере до тех пор, пока мне не удастся достаточно узнать о Кифриене и самодержце.

Я отдохнул, поел и тронулся в путь. По мере приближения к вершине первого за мостом холма аллюр Гэрлока сделался легче и быстрее. Сразу за гребнем находилась известняковая плита, разделенная пополам чертой с двумя надписями: «Галлос» – с одной стороны и «Кифриен» – с другой. Правда, рядом с надписью «Кифриен» кто-то нацарапал череп.

Направив чувства вперед, я не уловил ничего живого, кроме двух стервятников.

А дорогу и дальний склон холма на протяжении целого кай покрывал похожий на снежный покров густой слой белого пепла.

Оба стервятника с шумом захлопали крыльями и поднялись в небо.

У кромки пепла Гэрлок, в чем его трудно было упрекнуть, резко остановился. Я постарался успокоить пони поглаживанием и ласковыми словами.

Посох мой оставался холодным, и впереди не ощущалось никакой опасности. Равно как и ничего живого.

Но я знал, что в этот белый пепел превратились мужчины и женщины, кони и деревья, трава, птицы, насекомые и даже осенние цветы.

Я снова погладил пони по холке и натянул поводья.

У подножия холма запорошенное пеплом пространство закончилось так резко, словно кто-то провел там разграничительную черту. Дальше стелилась осенняя трава и торчали чахлые кусты. Дорожная глина снова сделалась влажной.

Громкий крик стервятника напомнил о том, что впереди меня ожидает подобное же зрелище. Если не худшее.

Некогда – об этом свидетельствовали остатки изгородей – склоны холмов возделывались. Несколько раз я приметил торчащую из кустов или травы печную трубу – все, что осталось от крестьянского дома.

Теперь местность оказалась заброшенной и запущенной, однако сады еще не совсем одичали. Яблони как были высажены, так и стояли ровными рядами, а пространства полей еще не полностью заросли сорняками.

Перебираясь с холма на холм, я все отчетливее ощущал белую угрозу.

На западе продолжали сгущаться тучи.

В конечном счете я оградил себя щитом, но не для обеспечения невидимости. Любой Мастер хаоса без труда обнаружил бы искривление световых потоков. Мое ограждение должно было при необходимости отразить направленный на меня поток энергии.

Стервятники продолжали оглашать окрестности пронзительными криками.

Уже пополудни я добрался до вершины самого длинного холма. Падальщики, насколько мне удавалось определить, кружились над следующим. Мысленно я потянулся в том направлении.

Схватка, очевидно, закончилась, ибо все солдаты были спешившимися, а их кони – стреноженными или привязанными к кольям.

Среди воинов выделялась белая светящаяся точка – маг хаоса.

Меня отнюдь не прельщала возможность изобразить из себя героя, сразившись с десятком солдат и чародеем. Правда, солдаты едва ли могли вступить в бой с невидимым противником, но с магом дело обстояло иначе.

Стремясь уяснить свое положение, я распространил чувства во все стороны насколько мог... и результаты меня отнюдь не порадовали. По мосту через Южный проток скакал отряд из сорока всадников, но главное – по дороге катилась волна мутной, болезненной белизны. У меня не было сомнений в том, что это карета Антонина. Где находился Мастер хаоса в тот миг, когда я перенастроил фонтан, мне известно не было. Но сейчас он, скорее всего, спешил по моим следам.

Моя левая рука потянулась к посоху... и отдернулась. Мои пальцы обдало жаром еще до того, как они прикоснулись к черному лоркену. Впереди меня определенно ожидала опасность.

Обстоятельства снова не оставляли мне выбора. Два десятка усталых солдат и неизвестный чародей, конечно, представляли угрозу, но явно меньшую, чем многочисленный свежий отряд во главе с могучим мастером хаоса.

86
{"b":"19932","o":1}