ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понял.

Тристин вел экипаж к станции. Когда он приблизился к гаражу, оба щита и ворота отворились одно за другим. Тристин подумал: а если бы они с Рилой догадались выставлять щиты у своей Тройки? Возможно, тогда сержант успел бы починить щитовой механизм. Хотя наверняка сказать нельзя. Если щит можно было наладить, а они этого не сделали, то оба заплатили высокой ценой за такую оплошность. И ставка Рилы оказалась куда выше, чем у Тристина. Он вновь сглотнул ком. Как ни крути, а виноват он сам.

Натсуги ждал у ворот гаража, целясь в скутер из тяжелого оружия. Он держал Тристина под прицелом до тех пор, пока гость не снял шлем, оказавшись внутри станции.

– Лейтенант Десолл, Натсуги.

– Приятно познакомиться, сэр, – Натсуги не казался убежденным, что видит перед собой лейтенанта Восточной Алой Тройки. Тристин с такой проблемой и прежде сталкивался, знал, что внешностью слишком смахивает на ревяк.

– Возможно, вы поможете, Натсуги, – Тристин старался не опираться о стену, но броня была такой тяжелой, а он на пределе. – Ревяки прикончили Рилу. Я не смог забрать его тело, но завернул его в пластик и уложил на верстаке. Если бы вы дали кому-то знать.

– Я посмотрю, что можно сделать.

– Спасибо. Квентар в центре?

– Да, сэр.

Тристин медленно поднялся по лестнице. Квентар махнул рукой, едва увидел его, и указал на жесткий стул близ своего кресла. Тристин уселся на сиденье и глубоко вздохнул. На станции попахивало сорняками и аммиаком, но не так крепко, как на покинутой станции.

– Так что случилось? – Глаза Квентара оставались остекленелыми, что означало: его внимание сосредоточено на экранах.

– Уйма ревяк с тяжелым оружием за спиной и превосходными видео– и теплощитами, почти недоступными для сканирования. Мы их не замечали, пока ревяки не очутились в двух-трех сотнях метров. А у нас заклинило щит у нижних транспортных ворот. Несколько этих типов прорвалось через заслон из ракет и разрывных снарядов и вломилось на станцию. Рила уложил одного, я, как полагаю, шестерых, но сержанта они прикончили.

– Повезло вам, что остались живы. Согласно ПерКону, все шесть их отрядов перли на вас.

– Я извел тьму ракет и почти все разрывные. А их наспинное вооружение разносит нашу броню в клочья.

– Нашу сверхвысокотехкомпозитную боропластиковую броню?

– Точно.

– Вы подумали об убежище? – спросил Квентар.

– Прекрасная мысль! Я залез бы в этот гроб, и что дальше? Затаиться и ждать? А кто бы и когда за мной явился? Это выход разве что для тяжелораненых.

– Угу. Здесь я с вами согласен. – Квентар воздел указательный палец, затем указал на небольшую консоль в углу. – Доложите ПерКону, а затем можете воспользоваться свободной кабинкой и душем. Дадите мне знать, что и как.

Тристин встал и повлекся к консоли, входя в систему.

– Контроль Периметра, это лейтенант Тристин Десолл, я говорю из Восточной Алой Двойки. Докладываю…

– Десолл, это майор Алессандро. Встретили новых ревяк?

– Нет, сэр.

– Может станция быстро вернуться в строй?

– Не знаю. Верхний правый угол техцентра разбит высоковзрывчатыми зарядами, но остальное, кажется, в порядке.

– Как они туда проникли?

– Заклинило щит транспортных ворот после того, как Рила вернулся из поездки, и мы не успели устранить неисправность, прежде чем явился противник.

– Нелегкая проблема. У вас есть представление, сколько ревяк шло на приступ вашей станции?

Не знаю, сэр. Сканнеры не улавливали противника из-за их новой защиты. Я тоже ничего не видел. До тех пор, пока не прибег к полночастотному сканированию. И то уловил на самом пределе. В виде слабого мельтешения…

Вопросам не было конца. Тристин уперся лопатками в стену и отвечал, стараясь припомнить новые детали, когда отчет казался невразумительным. Наконец, Алессандро заключил:

…если нам понадобятся еще какие-то сведения, я опять обращусь к вам. Бригады техников и уборщиков отбывают завтра.

За вами прибудет экипаж. Около нуля семи. Позднее мы вышлем остальную команду станции.

Тристин отключился и поплелся назад к Квентару, вновь рухнул на жесткий стул.

– Ну? – спросил Квентар.

– Завтра высылают бригаду техников. А заодно и уборщиков. Меня заберут.

– Счастливчик, – Квентар помедлил. – Больше там никого не было?

Тристин покачал головой.

– При нападении накануне… короче, ревяки повредили дверь и раму щита достаточно сильно, чтобы на станции воняло похуже, чем у вас здесь. Так что Ворен и техники смылись. Джерфель отбыла, а замена ей ожидалась только с поздним челноком.

– Ну и дела.

– Еще бы! – огрызнулся Тристин. – Как им удалось вычислить самую слабую станцию на всем Периметре? И единственную, где непорядок со щитами. Если еще учесть, что за ними следили с орбитальной станции, непонятно, как они сумели подкрасться. И все же они окочурились.

– Много тел?

– Что значит – много? Я насчитал, пожалуй, с отряд, но не выходил для осмотра местности. Все трупы там и валяются.

– В любом случае, на удобрение сгодятся. Разве что придется их перевозить. – Квентар рассмеялся. – А знаете, что мне нравится в этой работенке?

– Что? – устало спросил Тристин.

– Убивать ревяк. Лучше бы, если бы я стал пилотом. Тогда мог бы спалить сразу целую ораву. Но разрывные и впрямь делают славную работу. Сами знаете, – сказал Квентар, его голос стал более доверительным, – ревяки – в действительности не люди. Они отчасти чужаки.

– Не слышал.

– О, полиция Перльи это замяла. Говорят, это слишком возбуждает народ. А как еще объяснить их поведение? Ты бы побежал навстречу разрывным, Тристин? Или кто-нибудь другой из людей? Чем это объясняется?

– Их верой, – предположил Тристин. – Если они гибнут на священной войне или что-то вроде, они попадают в рай.

– Ни один настоящий человек не смог бы проглотить такую дребедень. Нет, они чужаки. Только выглядят как люди. – Квентар снова рассмеялся. – Жаль, что я не пилот. Тогда бы я спалил прорву ревяк. И не позволил бы им убивать настоящих людей. – Его глаза остекленели. Послание или запрос на линии.

– Вам нужен отдых, – вяло добавил он, как человек, занятый другим делом.

– Ага, – Десолл кивнул и направился в душ, сосредоточившись на движениях стоп: сперва одна, затем вторая, правой, левой… Душ и сон, вот чего он в действительности хотел. И не думать о ревяках, действующих как сущие нелюди. И о Квентаре, жаждущем убивать все, что движется. Просто душ и сон.

Глава 6

В серой предрассветной полумгле войсковой транспорт казался серей фона. Термозащитный пластик, покрывавший композитную броню, растворялся в западном небе. Похожий на жука экипаж был снабжен склоненной вперед двойной антенной, выдвижной частью пушки Сасаки. По каждую сторону выпуклости, скрывавшей автоматическое орудие, находился люк для скоростного запуска ракет. Иод орудиями располагались порталы кокпита, отливавшие цветами радуги темные бронестекла, походившие на незрячие глаза.

Тристин наблюдал, как экипаж замедляет ход близ станции, складывает веера и останавливается. Он завинтил шлем. В скафандре все еще пахло как в кладовой, несмотря на попытки наскоро почистить его нынче утром. Да, прежде чем его натянуть, Тристин попробовал протереть подкладку ароматизированной салфеткой.

Десолл покинул Восточную Алую Двойку через наружный портал и поспешил к бронированному транспорту, заметив, что Натсуги тут же вернул щиты на прежнее место, как только гость вышел. С каждым шагом ноги по лодыжки погружались в рыхлую почву.

Бронированная боковая дверца оставалась распахнутой, пока Тристин пересекал красное блюдо площадки. Почва под ступнями ощутимо подрагивала от работы вхолостую двигателей транспорта. Как только Десолл поставил ступню на плотные пластинки, подпиравшие дверь в полете, а на остановках служившие сходнями, его имплантат связался с бортовой системой оповещения.

11
{"b":"19933","o":1}