ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бедро по-прежнему ныло. А порой зудело. Он принялся мягко массировать ногу. Затем прекратил. Массаж только бередил ушиб.

Вж-житъ! Хр-руп! Хр-руп! Буря над пустошами разрядилась где-то к востоку от башни, достаточно близко, чтобы первая волна статики кольнула через имплантат, прежде чем вмешалась защита системы от перегрузок. Глаза Тристана снова заслезились. Он чихнул.

– Дерьмо. Паршивые разряды.

У него обостряется чувствительность к разрядам, или это просто усталость? Может ли медобследование установить, что у него растет чувствительность? И какое отношение имеет медобследование к фархканам? Никто ничего о них толком не знает. Они примечательные существа, похожие на человека. Обитают в направлении центра Галактики. Людям известны довольно давно. Несколько столетий назад они весьма убедительно дали понять с помощью стрельбы, что желают, чтобы их оставили в покое. Никаких дружественных визитов, исключительно формальные контакты. Короче, не лезь к нам, иначе получишь чувствительный щелчок.

Эко-Тех Коалиция потеряла только один корабль. Официально. Ревяки лишились почти ста, а также крупного внешнего Храма вместе с доброй долей Нового Салема, прежде чем до них дошло. Фархканы продемонстрировали готовность уничтожить все небеса Ревенантов Пророка, прежде чем те усвоили новую мысль. Не придется ли Эко-Техам сделать то же самое, чтобы остановить волны ревячьих кораблей? Он вздохнул. Это не его проблема, и вряд ли Коалиция способна или желает истреблять в Галактике целые системы. И все-таки он хотел, чтобы она что-то сделала, а не просто предоставляла офицерам Периметра вроде него сидеть, ждать и реагировать. Однажды он может отреагировать недостаточно быстро.

Когда-то Коалиция и ревяки были союзниками в битве против Бессмертных… Но это было давным-давно, еще до фархкан.

Он нахмурился, сообразив, что ни разу не видел фархкана. Лично не видел. Судя по голограммам, у них бледно-серая кожа и темные стальные волосы по всему телу – короткие и щетинистые. Чисто лишь вокруг рта и единственной ноздри. У них по два красных глаза и зубы, напоминающие зеленоватые кристаллы. Расположены сверху и снизу внутри двойного рта.

Когда ветер усилился, Тристин убрал заслонки и вернулся на линию, чтобы проверить энергоэкран, с удовольствием отметив, что веера генерируют почти шестьдесят пять процентов общей нагрузки. Пока ветер держится, потребление органонутриента для камер сгорания останется низким. Дзинь!

– Всем станциям ПерКона. Визуальное наблюдение КонОба обнаружило два параглайдера на входной огибающей. Новые параглайдеры бета класса. Передаем предполагаемые координаты высадки. Полная тревога по Станциям Периметра. КонОб Два. КонОб Два…

Тристин проверил координаты. Высадку предполагали позади западного рубежа, а ревяки не промахиваются на ширину всех центральных равнин, на полторы тысячи кайев. Это вряд ли.

Новые параглайдеры бета класса. Теперь ревяки доставляют сюда тяжелое оборудование, и оборудование это выгружается с тройдов, запущенных с Орума или откуда там еще почти двадцать лет назад. И с каждым пополнением оно становится совершенней. Может быть, какие-то разработки проявятся в предстоящие месяцы. А через годы – наверняка. Он поджал губы. Лучше беспокоиться насчет предстоящих дней. А о годах может подумать и кто-то другой.

Вж-жить! Хр-руп! Хруп! Тристин лишь дернулся при ударе молнии и сверился с данными метеоэкрана. Большая буря неслась на запад и приближалась к его Тройке. Он попытался вызвать скутер, находившийся, судя по наблюдению со спутника и маяку, около машин, которые чинил Хисин.

– Хисин, это лейтенант Десолл.

– Вас едва слышно, сэр. – Ответ сопровождался треском. Вероятно, из-за приближения грозы.

– На нас катит большая буря. По моей оценке, будет здесь примерно через стэн.

– Я почти закончил. На этот раз все не так худо. Просто пришлось прочистить накопитель ядов. Не иначе, как вертуны пробежали через дрянной участок.

– Понял, – Тристин опять проверил метеоданные. Но только и узнал, что буря идет медленней. Хорошо. Ибо теперь Хисин вовремя вернется. Но и плохо. Потому что медленно идущая буря дольше висит над станцией. А что, если бури усиливаются по мере того, как в атмосфере становится больше кислорода и водяного пара? По меньшей мере, вдоль рубежей Периметра, где смешиваются старая и обновленная атмосферы? Впрочем, граница проходит по склонам холмов у края высоких равнин, а не по самим рубежам Периметра, хотя они и достигли пустошей. В следующие пять лет Служба приступит к повторению процесса на западном континенте, и положение станет еще тяжелей.

Тристин встал и прошелся по центру, разминая ноги и поглядывая через бронестекло на восток, туда, где небо все больше хмурилось. На станции, как и прежде, пахло аммиаком и сорняками. Он потер нос. Так основательно, что стало больно. И все же в ноздрях зудело, а глаза слезились. Он вытер их рукавом и направился обратно на командирское место.

Еще раз проверив четырехэкранье, он стал наблюдать, как скутер покинул вертуны и заспешил по кривой обратно на станцию. Тогда Тристин еще раз пригубил Подкрепунчика. Порой он чувствовал себя человеком, живущим на высокоэнергетической жидкой пище. Он кашлянул и прочистил горло. Порой так и было.

– Я на станции, сэр.

– Понял.

Хр-рупп! ХРУПП! При первом статическом ударе, пронзившим череп словно нож, привете от накативших облаков, Тристин дернулся, но защита вновь включила автоблокировку. В ожидании, когда гроза пройдет и он сможет вернуться на линию, Десолл вызвал разделенный экран на консоли, перешел к визуальной работе, испытывая досаду из-за медлительности и частичной слепоты, вызванных отсутствием прямого доступа к сети и станционным системам. Его пальцы действовали куда медленней, чем сознание.

Снаружи стало темно, почти как в сумерках. Над станцией проходили тяжелые тучи. Броня и стены не могли заглушить ни стона ветра, ни назойливого скрежета песка по бронестеклу окна.

Вж-жить! Из туч ударил еще один мощный разряд. Тристин передвинулся на командирском месте, оставив звенья системы немыми, пока не пройдет гроза. Не имело смысла пытаться вернуться на линии, чтобы тебя тут же вышвырнуло, особенно если учесть, что резкие приливы энергии сулят верную деградацию нейронов. Маленькую, но ощутимую. Экран, показывающий участок вокруг станции, все заметней темнел, как и бронестекло, выходящее на восточные холмы. Но веера хотя бы генерировали достаточно энергии, чтобы взять на себя всю нагрузку, и даже заряжали аккумуляторы про запас. Песок все скрежетал но окну. Вж-жить! Вж-жить! Еще две молнии лихо ударили близ черты Периметра, ярко осветив станцию и вид на экране.

– Лейтенант, я закрываю технические панели. – Слова донеслись через рупор, автоматически включившийся, когда вырубилась система.

– Продолжайте.

– Есть, сэр.

Вж-жить! ВЖ-ЖИТЬ! Тристину не понадобились красные огоньки на ремонтной панели, чтобы понять: последние разряды что-то повредили. Они лишь указали, где нанесен ущерб. Главная преобразующая башня номер один. А ведь как раз ему и следовало бы раньше подумать об отключении. Он покачал головой. Это и без ревяк отвратная планета. Он глотнул напитка и вручную вызвал метеокарту на боковом экране. Судя по сканнерам, эпицентр грозы прошел. Вж-жить! Это не означало, что буря оставила в покое Восточную Алую Тройку. Станция опять содрогнулась. Дзинь! На этот раз сигнал дошел через рупор, поскольку имплантат был отключен. Тристин повозился с консолью и вывел послание на консольный экран. До чего он терпеть не мог находиться в отключке. Как приходится копаться, тратя минуты на действия, которые требуют секунд.

– Всем Станциям ПерКона. КонОб подтвердил посадку двух параглайдеров бета класса у западного рубежа. Оба глайдера нейтрализуются. Передаем координаты и предполагаемое время высадки. Полная тревога по Станциям на западе. КонОб Один, КонОб Один…

14
{"b":"19933","o":1}