ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Клисинское депо! – провозгласил сержант от дверей. Тристин рывком пробудился, как раз вовремя, чтобы увидеть, как Ультина выходит из дверей экипажа в челночное депо. Он встал и потянулся, предоставив другим выйти раньше себя. Судя по имплантату, было только 07-15, у него более чем достаточно времени, дабы что-нибудь поесть, прежде чем он обязан будет явиться в медцентр Службы в 09-00.

Туннель, ведущий из депо, имел двойную ширину, почти двадцать метров от стены до стены, с бортиком справа от Тристина, восточным бортиком, украшенным каштановой полосой. Ближайшие к стене пять метров были отведены для электроскутеров и открытых пассажирских тележек. На каждой такой тележке имелось три скамеечки, программа побуждала открытые экипажи приостанавливаться примерно через каждую четверть кайя. Тристин не стал забираться в тележку, в отличие от большинства сослуживцев, и зашагал пешком от депо, расположенного под центром Клисина, на юг к жилым куполам. За свои увольнения он усвоил, что лучшие кафе находятся там. На юге хватало поперечных пешеходных туннелей, ведущих в западный Купол. Вообще-то термин «купол» не соответствовал действительности, ибо каждое такое сооружение стояло под поверхностью.

Несмотря на то, что культура на Маре ютилась в помещениях и, как правило, под слоем грунта, большинство здешнего люда отличалось более смуглой кожей, чем у Тристина. Неудивительно, Эко-Техам достался весьма пестрый генофонд, и это еще скромно сказано. И хотя он не вздымался над средними Эко-Техами со своими 195-ю сантиметрами, но все же ростом превосходил большинство сограждан. Однако старался не горбиться.

Он прошел мимо первого ресторана, Туннельного Кубического, ибо тот был полон, и люди из Службы сидели почти за каждым столом. Пройдя еще полкайя на юг по туннелю, он вступил в «Бархатец», где оказалось занято менее половины столиков. Изучив меню, он понял, почему. Цены здесь были на добрую треть выше, чем в Кубическом. В надежде, что это означает лучшую пищу, он набрал заказ на здешней консоли: настоящие яйца, поджаренный белый хлеб из водорослей и бурая картошка. Картошку можно выращивать почти везде. Консоль проверила его отпечаток большого пальца и личный код и одобрительно прогудела. Тристин забрал свою карточку с данными и прошел к раздаче за чаем. Чай стоил столько же, сколько все остальное, но ему требовалось что-то горячее и настоящее.

Он занял угловой столик близ ящика, где цвели живые бархатцы и ризия. Цвет и горьковатый запах первого растения Тристин нашел более приемлемым, чем проносившиеся мимо искусственные ароматы. Ризия, которую разводили повсюду в Клисине, обладала лишь небольшими белыми цветочками, но служила дополнительным источником кислорода. Тристин чувствовал нагревание от солнцеструев лазерного типа, установленных на потолке. Сидя за зеленым круглым пластиковым столиком на зеленом пластиковом стуле, он потягивал чай и наблюдал за людьми, идущими и едущими по туннелю снаружи, отделенных от, собственно, кафе рядом ящиков по грудь высотой, полных цветов, посаженных вперемешку. То и дело Тристину доставались любопытные взгляды, вызванные его светло-песчаными волосами, голубыми глазами и широкими плечами. Но едва взгляды здешней публики натыкались на форму Службы, особенно на офицерские нашивки, как успокоенные прохожие отводили взоры и спешили мимо.

Тристин недурно провел время, смакуя вкус настоящих желтков и белков, потягивая чай и наблюдая за прохожими да проезжими: офицерами и техниками Службы в светло-зеленой форме, техниками по контракту в том, что им вздумалось надеть, и малочисленными темноволосыми и темноглазыми детишками, в основном, в школьных рубахах и штанах. Дети… Не так уж много он их видел с тех пор, как покинул Камбрию, в большинстве семей эко-техов малышей было в лучшем случае два.

Он поджал губы, доел тост, отпил еще глоток чаю. Ультина… В чем-то такая, какой он ее себе рисовал, а в чем-то другая. Конечно, она не так приветлива и открыта, как Эзилдья, но ее нос вовсе не такой клюв, какого он порой опасался. И в любом случае она толковая. Он рассмеялся. Ультина мчит по скоростному пути и вот-вот станет майором. Она ясно дала понять, что нашивку получила заслуженно. Но к чему ее слова, что звания преходящи? Он отпил еще глоток чая, понюхал бархатцы и вновь выпрямился, наблюдая за народом в туннеле. У него есть время. Больше, чем достаточно.

В 08-20 он наконец покинул кафе и быстро зашагал к пешеходному туннелю, связывавшему этот жилой район со Службой Два. В 08-30 Десолл вступал в Службу Два, поддерживающий купол Службы. В 08-40 он миновал вход Ботанического Сада. Эх, зря он не покинул «Бархатец» чуть пораньше, тогда бы времени хватило, чтобы прогуляться в саду. Возможно, позднее. Ему недоставало зелени. Он зашагал дальше. В 08-55 Тристин вступил через скользящую парадную дверь в подземный медцентр и подошел к консоли.

– Лейтенант Тристин Десолл…

– Текущий осмотр в коридоре три В, лейтенант. Держитесь оранжевой полосы до пересечения с голубой. Поверните направо там, где начнется голубая, и держитесь ее до ближайшей приемной. – Темноволосый техник вежливо улыбнулся ему и вернулся к своей консоли.

Тристин пожал плечами и проследовал вдоль оранжевой полосы на стене, примерно на сотню метров до поворота направо. Еще сотня метров с поворотами привела его в зал ожидания. Он подошел к технику у консоли.

– Лейтенант Десолл…

– Присядьте, лейтенант. Медтехник или доктор Ихара вас вызовут.

Стараясь не слишком вертеться, чтобы не показаться суетливым, Тристин огляделся. В переднем ряду жестких пластиковых стульев сидела Ультина Фрейер. Она улыбнулась и указала на свободное сиденье рядом с собой.

– Здесь не очень-то смотрят на звания, – сообщила она вместо приветствия.

– Я заметил, – Тристин устроился на сиденье. – Давно ждете?

– Примерно на пять минут дольше вашего. – Она мимолетно улыбнулась, и его обдало теплом. – Я не прихожу настолько впритык к назначенному времени. Женщины даже в наши дни не могут позволить себе репутацию человека, который опаздывает.

– – Я не замышлял появиться впритык. Медцентр больше чем я предполагал.

– Вы здесь впервые?

Тристин кивнул.

– Мой ежегодный осмотр должен состояться еще через месяц. Как вы думаете, они это совместят?

– Исключено. По уставу вам положен ежегодный служебный медосмотр и вы его дождетесь. – Она отбросила назад прядку волос, едва ли длиннее волос Тристана.

– Десолл! – Медтехник в зеленом у консоли оглядел зал, где, изнывая от скуки, томилась дюжина молодых офицеров.

– Здесь, – Тристин встал.

– Пожалуйста, следуйте за мной, сэр. – «Сэр» в устах техника оказался пустой формальностью, уважения не прозвучало.

Тристин улыбнулся Ультине. Она ответила слабой улыбкой.

– Увидимся после. И уж обязательно по сети.

Она учтиво кивнула. Тристин последовал за медтехником за угол и далее к череде занавешенных кабинок. Техник указал на одну из них с откинутым занавесом.

– Раздевайтесь до белья. Затем встанете перед консолью и позволите себя облечь. Положите руки в держатели и щелкнете клавшей под мизинцем. У каждой руки будет по одной кнопке. Не двигаться. Консоль возьмет образцы крови, кожи и произведет несколько замеров. Когда прозвучит сигнал, и держатели вас отпустят, оденетесь и пройдете в коридор дельта четыре. Там сядете и дождетесь доктора Ихара. – Медтехник поглядел на Тристана. – Вы все поняли, сэр?

– Понял.

Техник кивнул и пропал. Тристин задернул занавес и принялся раздеваться, начав с обуви, которую поставил в углу кабинки. С глубоким вздохом он подошел к консоли и позволил ей себя обнять. Пластик и металл холодно коснулись обнаженной кожи. В бедре дернуло. Имплантат замерцал, указывая на приливы энергии, которая то и дело вторгалась в него, то на миг, то как бы прощупывая. Менее чем через пять минут, судя по указаниям имплантата, процесс был завершен, и держатели поднялись. Кожу в нескольких местах покалывало, и Тристин подумал, а не появится ли там позднее несколько мелких синячков. Но это не страшно. Никакого сравнения с ушибом, который он заработал, свалившись с аварийной лестницы на станции. Он быстро оделся, отодвинул занавес, прошел по коридору и обогнул угол. На новой площадке для ожидания находилось четыре стула. Три занимали майор и два лейтенанта. Одним из лейтенантов оказалась женщина со светло-песчаными волосами, не настолько светлыми, как у Тристина или его сестры, но это первая блондинка, которую он увидел среди сослуживцев. Она подняла взгляд и улыбнулась. Он ответил улыбкой.

16
{"b":"19933","o":1}