ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– …это ясно?

– Да, сэр.

– Прекрасно. Приступайте. Я понаблюдаю. Можно задавать вопросы без штрафных на этот раз, но если что-то забудете или спросите задним числом, я вам это забыть не позволю. Итак, выходите первым.

Тристин завинтил скафандр и запустил имплантат:

– Проверка связи, командир?

– Проверка, лейтенант.

Учебные корветы, как правило, варили в укрепленных композитных доках в стороне от паутины труб доступа и шлюзов. Поскольку Шевел Бета был крупным обломком скалы с минимумом гравитации, обеспечение искусственного тяготения вне, собственно, станции было бы пустой тратой энергии.

Помня все указания, Тристин прошел через узкий шлюз и немедленно присоединил страховочный трос к кольцу в выемке у люка судна. Несколько провиснув в корабельном гнезде, ВСТ-10 походил больше на частично обмякший металлический пузырь, нежели на корабль.

– Хорошо. Никогда не забывайте закрепить трос, не то неизвестно, что с вами станется, если понадобится использовать позиционные дюзы. У них тут достаточная мощь, чтобы развить первую космическую. – Голос командира гулко прозвучал в динамиках скафандра.

Тристин медленно передвигался по корпусу корвета, подмечая замененные участки обшивки и прочие признаки ремонтов, например, царапины вокруг датчиков и тяжелых слоев теплощита. Как его учили, он производил только визуальный осмотр дюз ориентации и главных сопел. Он даже постарался не проплывать позади последних.

– Всякий ли раз следует физически осматривать внутреннюю часть сопл? – спросил он.

– Нет, если вы не инженер, не заперли корабль и не отключили внутренние сети связи, чтобы никто не мог поиграть с энергией. Даже тогда я не решилась бы. Достаточно импульса случайно разогнанных ионов, чтобы рассеять вас и ваш скафандр по очень большой звездной системе. И вдобавок, много ли вам скажет осмотр?

Он кивнул внутри шлема. Дурацкий вопрос, но иногда он задавал дурацкие вопросы, как бы до того ни вникал в предмет. После предполетного осмотра они прошли по шлюзу обратно в трубу, а затем в шлюз судна, все еще в скафандрах. Тристин убрал механические держатели, и теперь корабль удерживали на месте только магнитные. Как только удостоверился, что давление на корабле в порядке, он щелкнул выключателем обогрева и отвинтил шлем. Его дыхание стало паром в холодном воздухе, он слышал, как ноют вентиляторы, разнося по кораблю медленно теплеющий воздух. Тристин снял скафандр и поставил в стойку. Командир пристроила свой на вторую, которой на стандартном корвете пользуется сержант-техник.

– Что происходит, если заклинит панель? – спросила командир.

Тристин отсутствующе воззрился на нее. Он никогда ничего не читал и не слышал о заклиненных панелях доступа. Затем взглянул на полуоткрытую панель. Вокруг двери красовалось четыре глубоко завинченных шестиугольных гайки. Он оглядел их вблизи.

– Не знаю, сэр. На первый взгляд похоже, что проблему можно решить, если отвинтить эти гайки.

Дю Валья улыбнулась.

– Вы из тех, кто быстро думает, но в цель не попали. Этого не спрашивают на экзаменах, но со мной такое однажды случилось. Неловкая история. Я сделала как раз то, что предложили вы. И до сих пор ношу с собой ключ. – Она достала торцовый ключ из кармана на бедре. – Полагаю, такой и вам не помешал бы. Но не для этого. Если у вас есть тяготение, устройство упадет прямо в конвертер. Если нет, у него слишком большая масса, чтобы быстро двигаться, и тенденция под давлением скользить на корму, а там оно сомнется или повредит сверхпроводимые кабели.

Тристин содрогнулся.

– Самое лучшее – вызывать ремонтников, потому что любой корабль с заклиненными переборками сущее бедствие. Конечно, такое невозможно при обычных обстоятельствах… Так что вы сделаете?

Тристин ждал.

– Оставляете главный люк в покое и пользуетесь своим подручным ключом, чтобы удалить покрытие воздуховода. – Она указала на панель на палубе перед люком доступа. – Затем протиснетесь в трубу, она пластиковая, и удалите покрытие с другой стороны. Мне это показал один старый техник. – Она помедлила. – Вперед, лейтенант.

Тристин отодвинул крышку назад и вниз по желобам, затем спустился вниз. Корабль казался изношенным. Пожалуй, еще больше, чем видавшие виды тренажеры. И был крупнее. Более настоящим. Запах нагреваемого и охлаждаемого пластика и озона въелся в стены и оборудование, и едва уловимый запашок некогда горячих машин и масла проник в ноздри Десолла. Хотя в главных системах не хватало рабочих частей, множество вспомогательных систем остались полностью укомплектованными. Такие, скажем, как нагревание и вентиляция, или загрузчики для единственного торпедного аппарата. Тристин оглядел энергоцентр, затем начал инспектировать сверхпроводимые линии, особо отметив, что ведущая от аккумулятора чиста от пыли.

Командир ничего не говорила, а лишь наблюдала, как он методично, шаг за шагом проделывал внутренний предполетный осмотр, начав с кормового энергоотсека и продвигаясь назад до самого кокпита.

– Вперед, привязывайтесь, – командир Дю Валья стояла близ сиденья сержанта, откуда на учебных корветах доступны управление кораблем и технические панели. Тристин не мог себе представить, как инструкторам удается одновременно инструктировать, надзирать и действовать за техника. Ему хватало выше головы пилотирования тренажера, а теперь они были на настоящем судне.

Когда Тристин привязался на пилотском месте, командир достала куб с данными.

– Это типичный куб с записью задания, там вся необходимая вам информация. Такая же, как в системе тренажера, и дисплеи такие же, но, очевидно, корвет невозможно подсоединить к учебному отсеку с тренажерами. Лишь одного мы не делаем до вашего последнего учебного полета. А именно, не переходим. В переходе нет ничего особенного, не считая подготовки, и если бы мы совершали множество учебных переходов, мы бы вас так ничему и не научили, а лишь попусту бы извели втрое больше времени, чем затратим его здесь. В реальном мире вы можете получить куб с заданием за несколько дней и успеть изучить его. Или получить его перед тем, как пристегнетесь в кресле. Предположим худшее, что времени нет совсем. – Она вручила ему куб. – У вас пятнадцать минут до расстыковки.

Тристин вставил куб в считыватель, помешкав немного в нулевом «же» корвета и мечтая, чтобы кишки немного унялись. Затем прошел последовательность действий с энергией, расслабившись, когда воцарилась корабельная норма в половину «же», и желудок успокоился. Потом он стал изучать куб… и едва не застонал. Чтобы сэкономить горючее и увеличить возможности фьюзактора на время всего задания, кораблю необходимо тяготение точка два «же». Ему надлежало доставить корвет во внутренний пояс Оорта и найти покинутый корпус ревячьего судна. Корпус был настоящий, вероятно, его поместили там в учебных целях. Пока он знакомился с заданием и приступал к настройке панели и расчетам, командир привязалась на месте сержанта. В отличие от древних самолетов и морских судов или современных легких яхт, не было разницы, где сидит командир. С тех самых пор, с каких все навигационные данные и данные наблюдений передавались в имплантаты по корабельной сети.

– Готовы, лейтенант?

– Готов, сэр.

– Тогда давайте трогаться.

– Бета Контроль, это Скиталец-десять. Прошу разрешить расстыковку, – воззвал Тристин к доковому модулю на ментальном экране и стал ждать разрешения, чтобы размагнитить последние держатели.

– Скиталец-десять, расстыковка разрешена в соответствии с условиями профильного задания.

Он скорчил рожу. Что же, хотя бы напомнили вежливо, что следует делать. Он перерыл профили и подал нужный в сеть.

– Контроль, это Скиталец-десять. Профиль задания загружен в сеть связи. Ключ Бета Чарли один ноль три один четыре.

– Скиталец-десять, разрешена расстыковка.

Тристин ощутил желание вытереть лоб. Но не стал. Размагнитил держатели и оживил дюзы ориентации, чтобы отстыковать корвет от гнезда в доке. Навигационные сигналы потоком текли на репрезентативный экран перед ним и на тот, что в голове, создавая двойной образ. Он просканировал приток энергии и аккумуляторы. Помня совет командира Фолсома, выбрал постепенное наращивание выработки фьюзактора, не черпая энергию из аккумуляторов. По прямой связи он ощущал, как ВСТ-10 поднимается-отплывает-отделяется от Шевел Бета. А также чувствовал, как влажна его рубашка. А ведь он еще только приступил к задаче.

41
{"b":"19933","o":1}