ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вж-жж! Сс-сс!

Долгий и низкий хриплый скрежет опалил имплантат. Тристин поспешил свериться с метеокартой и заметил, что перемена ветра привела к зарождению бури раньше обычного. Он покачал головой, не желая, впрочем, приглушать чувствительность системы. Вместо этого продолжал изучать четыре экрана, содрогаясь при каждом разряде статики. Ничего, зато поднимающийся ветер зарядит энергосистемы.

Ментальное «дзинь!» означало, что пришло сообщение, и Тристин вызвал сигнал на свой ментальный экран.

«Тристану Десоллу, Пост Безопасности, Восточная Алая Тройка, от Контроля Периметра. Получено от вас 0926 14.10/788. Вышлите полные данные ПерКону и ИССКОМу!»

Глубоко вздохнув, Тристин принялся компилировать данные, запрошенные ПерКоном. Объективно это заняло совсем немного времени, хотя и показалось, будто целую вечность.

«Контролю Периметра и ИССКОМУ (Клисин) от Тристина Десолла, Пост Безопасности, Восточная Алая Тройка. В ответ на запрос, передаю данные…»

Еще только 11-00? Надеюсь, что Иресса и ее исследователи сумели тщательно проверить последних пленных ревяк и я не послал им троянскую конягу, подумал Тристин. Он вытер лоб. Да, ревяки становятся все хитрее…

Он просканировал экраны, но на востоке не обнаружилось ничего, кроме красных песков, холмов, аммиачных кактусов, зарослей сорной травы и надвигающихся облаков, сулящих головную боль.

Встав и потянувшись, Тристин покинул командирское кресло, удалившись от главной консоли. Прямая нейронная реакция ускоряет управление, но правила устанавливались на случай, если откажут системы, основанные на имплантатах, и ему придется руководить обороной вручную. Неспособность достаточно быстро реагировать – это верный путь к гибели, а вручную дело идет куда медленней. Но использование дефектной сети могло перегрузить имплантат и привести к нейронному выгоранию.

Тристин сбегал в камбуз за новой порцией Подкрепунчика, откуда рысцой вернулся на командирское место.

Снаружи в разреженной атмосфере плуги переворачивали почву, а бороны измельчали ее. На западе озеленители производили посадки по установленным образцам. На юге растаяла последняя водяная комета, содержание водяного пара в атмосфере чуть возросло, мало-помалу повышалось содержание кислорода. За красно-голубой дымкой здешних небес корабли-тройды выскакивали из ревячьих систем, и все большее число набитых войсками параглайдеров направлялось к Маре и Тристину.

Почему все-таки ревяки набросились на Коалицию, а не предпочли воевать с системами Хинджи или плутократией Ардженти? Не потому ли, что экологические технологии близки к генетическим манипуляциям, которые породили бессмертных? Или потому, что Коалиция ближе в космосе и у нее больше планет, пригодных к обитанию в настоящем и будущем? И почему все ревяки так отчаянно уверены в праведности их пути?

Он вновь пригубил Подкрепунчика и стал изучать экраны в ожидании Джерфель. Сегодня, как бы он себя ни чувствовал, как бы скверно ни пахло в тренировочном зале, он все же пройдет весь набор упражнений. Сегодня вечером. Итак, он изучал экраны и потягивал напиток.

Глава 4

Прошло два дня, и ревяки больше не беспокоили Восточную Алую Тройку. Прежние проблемы не решались, зато накапливались те, которые еще не дали о себе знать. Скажем, неясные следы ЭМИ позади Пояса, вероятно, предвещали очередной налет тройдов. Вот-вот прозвучит общая тревога в связи с новыми десантами параглайдеров. Помогут ли удержать рубежи данные, полученные им на допросах? Что противопоставит командование новинкам ревяк? Хотел бы он знать. Но кто же станет делиться планами штаба с молодым лейтенантом? Что же, в мирные дни он займется упражнениями в зале.

Тристин более внимательно изучил четыре экрана. Затем сосредоточился на виде со спутника. Ничего. Как всегда, ничего. Он проверил энергоэкран. Запас огранонутриента упал на двадцать процентов, но шестьдесят процентов внешней нагрузки приходится на веера.

Он кашлянул. И еще раз. Затем глубоко вздохнул, что лишь спровоцировало новый кашель. Несмотря на усилия Рилы, внешняя атмосфера, согласно непрерывно поступающим данным, просачивалась в помещения куда интенсивней, чем до ремонта. В горле першило от аммиачной едкости. Да производился ли вообще ремонт? Он прошелся по линии, сканируя входы. Странно, нет никаких сведений о заменах или запчастях.

– Рила?

– Да, сэр?

– Журнал показывает, что меры против утечки до сих пор не приняты. Я все еще вдыхаю эту наружную гадость.

– Здесь внизу еще хуже, сэр.

Как и полагал Тристин. Ведь Рила куда ближе к погнутому каркасу.

– Принято. Как насчет ремонта?

– Пострадала Восточная Алая Шестерка. Большая часть нижней секции сметена. Большой налет на западный рубеж.

– Там значительный ущерб?

– Сержантам известно, что ревяки нападали на три станции. Это, несомненно, кое-что объясняло.

– Спасибо. Посмотрю, что могу сделать я.

– Я это оценю, сэр.

Тристин вошел в глубокую сеть только для того, чтобы обнаружить, что все сведения о ремонте блокированы. Он ухмыльнулся. Обходных путей больше чем достаточно. Линии прямой связи в секторе не перекрыты. И он тут же сунулся в РаспредСеть.

Из двадцати станций на западе пять оказались обесточенными. Он кивнул, но прежде чем успел связаться с консолью Рилы, прозвучало металлическое «дзинь». Прямой вызов из Штаба.

– Десолл, Восточная Алая Тройка.

– Лейтенант, это майор Сперто, Штаб, Операционный отдел. У нас и так достаточно хлопот на западе Периметра, и мы не потерпим, чтобы еще и отвлекали любопытные, прощупывающие линию пульсацией. Поскольку вас первого поразило новое оружие противника, можете не оправдываться, ваше беспокойство мы понимаем. И когда во всем разберемся, сообщим, какие шаги следует предпринять. А пока не тревожьте сеть, если этого не требует обстановка. И держите свои соображения при себе.

– Да, сэр.

– Мы оповестим, когда придет пора.

– Да, сэр.

Тристин прочистил горло, затем связался с консолью Рилы.

– Да, сэр.

– Они там здорово пострадали, но Штаб щелкнул меня по носу за то, что сую его, куда не надо. Я дам вам знать, когда поступят подробности. Возможно, задето пять станций, но не исключена и перегрузка системы. Держите это при себе, пока не подтвердят официально.

– Пять. Ублюдки! Спасибо, сэр.

– Я вам не говорил. Поняли?

– Да, сэр.

– Дам вам знать, когда получу хоть какие-то официальные сообщения. Мы располагаем чем-нибудь пригодным, чтобы законопатить щели?

– Я пытался, сэр, но…

– Знаю. – Остаточные газы в воздухе планеты, один из итогов усилий по преобразованию атмосферы, усиливали коррозию.

Еще час сканирования с текущими проверками состояния оборудования в промежутках прошел впустую. Тристин не узнал ничего нового о ревяках.

Трыт-трамм! Тристин напрягся при отдаленном раскате еще до того, как жгучая волна белого шума пронеслась по его имплантату, и звезды замельтешили по внутреннему четырехэкранному дисплею. Глаза Тристина наполнились слезами, а в голове заныло, хотя водяная комета, направленная в новое южное море, пролетела не настолько близко, чтобы вызвать дрожь стен станции. Выпрямившись и потерев лоб, Десолл призадумался: а что испытают ревяки, видя, как вода медленно поднимается вокруг острова, где они заточены? Они вообще-то хоть что-нибудь испытывают? Люди они или нелюди? И что сумела выведать Иресса?

– Лейтенант?

– Да, Рила?

– На одном из вертунов падает выработка энергии. С девяноста до чуть более восьмидесяти пяти. Диагностика ничего не показывает. Я выберусь наружу на скутере.

– Понял. Буду следить.

– Спасибо, сэр.

Тристин наблюдал, как выплывает скутер, сканировал Периметр и вид со спутника, проверял данные о ремонте, которым пока не мог заняться Рила. И ждал. Ждал. Затем выпил еще Подкрепунчика и пожалел об этом: питье так и ухнуло в желудок.

«Дзинь!» Слабый паразвук указывал, что дело несрочное, но Тристин вызвал послание и ознакомился с ним.

6
{"b":"19933","o":1}