ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Курт Кобейн. Графический роман
Отрицательный рейтинг
О да, босс!
Лучшая Академия магии, или Попала по собственному желанию 3. Новые правила
Энциклопедия скандинавских узоров для вязания спицами
Тайны сердца. Загадка имени
Как ладить со всеми. Уверенность и харизма в общении с любым типом личности
Глаза ее куклы
Смертельная белизна
Содержание  
A
A

– Взвод, – предложила Кристал.

– Нет. В прошлый раз из сопровождавшего меня взвода почти никто не вернулся. Или я сделаю это с горсткой людей, или не сделаю вовсе. Ни взвод, ни два все равно не смогут защитить меня при столкновении с целой армией, и если мы наткнемся на хаморианцев, то будем не драться, а прятаться. Поэтому со мной должно быть не больше четырех, лучше даже трех человек. Да – троих я смогу укрыть щитами.

– Договорились, – промолвила Каси. – По правде сказать, Леррис, на тебя вся надежда.

– Правда? Дела так плохи?

– Хуже некуда. Лейтррс только что получил подкрепление: пять тысяч солдат и ружья для своих кандарских союзников. Мы в настоящий момент имеем, считая с новобранцами и ополченцами, восемь тысяч человек и должны будем сражаться против имеющего тройное численное превосходство противника с помощью мечей и стрел. В Кифросе нет умельца, который смог бы изготовить ружье или пушку хаморианского образца. Правда, нам удалось купить у контрабандистов шесть десятков ружей и около тысячи патронов.

– Хорошо еще, – добавила Кристал, – что расположение Расора благоприятствует обороне, а не нападению. К городу ведет узкая длинная бухта, в которую не может войти более десятка кораблей сразу. Ну а их ружья опасны в чистом поле: против каменных стен они не особо помогают. К счастью, мы находимся не Ренклааре или Ворраке с их глубокими, просторным гаванями, подступающими к самим стенам.

Услышанное позволяло надеяться, что Кристал и Каси сумеют удержать Расор, во всяком случае, на некоторое время. Однако это имело смысл лишь в том случае, если некоему Леррису удалось бы перекрыть чародейские дороги.

– Ты справишься? – спросила Каси.

– Не знаю, но ведь как узнаешь, не попробовав?

– Но, надеюсь, ты не собираешься пробовать уже сегодня?

– Вряд ли.

На том и порешили. Каси проводила нас улыбкой, а по пути в комнату Кристал мы молчали. Чтобы не вспоминать лишний раз о предстоящем путешествии.

И только когда дверь за нами была закрыта на засов, она, среди объятий, поцелуев и слов, не имеющих смысла ни для кого, кроме влюбленных, не раз и не два попросила меня не становиться героем.

Потом мы уснули. Но некрепко и ненадолго.

LXXXIII

Черный Чертог, Край Земли (Отшельничий остров)

– Джеллико пал! – объявляет Тэлрин, входя в Палату Совета. – Так же как и Хайдолар.

– Так быстро! – Марис ступает внутрь с восточной отрытой террасы, которую обдувает легкий ветерок. – И откуда ты это узнал?

– От торговцев из Нолдры.

Широкоплечий маг берет стоящий перед Хелдрой кувшин, морщит нос и ставит его на место.

– Это не так сложно, если ты располагаешь пушками, способными дробить стены, а твоим вооруженным ружьями солдатам противостоят бойцы с мечами, луками и стрелами. Берфир погиб, в Хидлене царит неразбериха. То же самое творится и в Кертисе.

– Похоже, добрая сталь теряет свою силу, – говорит Хелдра, поднимая кружку, – За эру нового порядка!

Она наливает пиво из кувшина в кружку.

– Э, да ты пьяна? – с изумлением таращится на нее Марис.

– Думай лучше о том, что нам делать! Зря мы, что ли, собрались так далеко от Найлана?

– Мы еще не погибли, – говорит Тэлрин. – Трио продолжает наносить удары, «Ллиз» снова в строю. На настоящий момент мы потопили более десятка хаморианских судов. Очень скоро Братство спустит на воду новый корабль.

– Какой успех! – кривится Хелдра. – Какой успех! Потопили десять кораблей из шестидесяти.

– Двенадцать, – поправляет ее Тэлрин. – И хотя виконт Кертиса лишился Джеллико…

– И своей жизни, – вставляет Хелдра.

– …это стоило Хамору пяти тысяч солдат. Правда, Хидлен обошелся империи дешевле: там они пустили в ход больше пушек.

– Ни Кифрос, ни Галлос не в состоянии оказать столь сильное сопротивление. Последняя война истощила обе страны, – замечает Марис.

– Плоды наших успехов! – фыркает Хелдра, со стуком ставя кружку на стол. – Плоды наших успехов!

– Помолчи, Хелдра!

– Нечего затыкать мне рот! – кричит Хелдра, хватаясь за клинок. – Пусть я пьяна, но у меня еще хватит сил выпустить тебе кишки!

Марис пятится.

– Конечно, это просто. Мне ты кишки выпустить можешь. А вот как насчет Хамора?

– Нечего указывать мне, о чем говорить!

– Но мы собрались по поводу Хамора, – возражает Тэлрин.

– Ладно, – ворчит Хелдра, – но пусть этот торгаш ведет себя как положено.

– Хелдра. – Тэлрин произносит ее имя чуть ли не с угрозой.

– Ладно, все.

– Почему мы не обратились к Гуннару за советом или за помощью? – спрашивает Марис.

– К нему и к пустомелям из его Института? Да какая от них может быть помощь? Разве не он настоял на прекращении использования машин? Лучше уж обратиться к Основателям! – Хелдра указывает на старинный клинок на стене. – Похоже, сейчас так же жарко, как в ту пору, когда они сюда прибыли.

– Как бы то ни было, Гуннар остается великим магом воздушной стихии, – замечает Тэлрин.

– Великий маг, который не устроил ни одной бури на памяти нескольких поколений, – ворчит Хелдра и делает большой глоток.

– Но он мог бы сделать это сейчас, – предполагает Марис.

– Сейчас? – восклицает Хелдра. – Коли так, то выпьем за великого мага-буреносца. За великого мага-буреносца!

LXXXIV

То ли об этом позаботилась сама Кристал, то ли Каси, но в нашу комнату прислали сладкий кекс и горячего сидра. Мы сидели бок о бок за маленьким столом в пробивавшемся сквозь оконце свете жаркого утра.

Снаружи, несмотря на близость моря, царило полное безветрие. Солнце играло на стене, отражаясь от каждой песчинки штукатурки.

Кристал молча держала меня за руки.

Следовало ли мне идти? В этом не было сомнений, и мы оба это знали. Не могли же мы просто ждать, когда дела пойдут еще хуже. Когда армии Хамора вторгнутся в Кифрос и я уже ничего не смогу предпринять.

Я поежился.

– В чем дело?

– Да вот подумал: если бы я не ждал, гадал да размышлял так долго, то, наверное, сейчас уже добрался бы до чародейской дороги.

– Но мы же не знали, что происходит.

– По-настоящему я и сейчас этого не знаю.

– Не переживай так из-за потерянного времени, Леррис. Джеллико еще не пал – во всяком случае, об этом не слышно, и армии не преодолеть такое расстояние за ночь.

– Так ведь и мне тоже.

Она подняла брови, и я покраснел.

Выдержав паузу, Кристал заговорила, понизив голос:

– Леррис, я понимаю, что следует сделать, но это не обязательно должно мне нравиться. Сначала ты схватился с Антонином и вернулся весь израненный и избитый, потом встретился с Герлисом, и тебя еле живого привезли в фургоне. И теперь, после того как ты, наконец, пришел в себя и оправился, объявляется новый маг хаоса, еще более могучий, чем те двое. Маг, который пробивает дорогу сквозь горы, открывая врагу путь на Кифрос. Ни я, ни ты не знаем, хватит ли у тебя сил остановить его, но если тебе это не удастся, наши войска не смогут остановить вторжение.

Кристал смотрит на потрескавшуюся, выцветшую инкрустацию стола.

– Из одной из таких поездок ты не вернешься.

Я тоже сижу, уставясь в стол. Может, она и права, но что делать?

Хамор наводнил Кандар гармонией, наполнил порядком, которого, казалось, так не хватало этому континенту, однако этот порядок зажал людей в стальные тиски, и его сила пробудила в недрах пламя хаоса. Разгораясь, оно делало каждого нового белого мага еще сильнее, что, в свою очередь, позволяло Хамору наращивать мощь своего железного порядка.

Путь на Отшельничий был нам заказан: Братство не приняло бы ни воительницу, какой стала Кристал, ни серого мага, каким сделался я. В руках врага нам грозили смерть или заточение, причем насчет заточения у меня имелись сильные сомнения. Правители склонны считать, что лучшая темница для мага – это могила.

А если мы дадим бой, сколько еще народу погибнет? Сколько еще Шерванов и Пендрилов отдадут свои жизни? Именно по этой причине я не хотел, чтобы меня сопровождал большой отряд.

101
{"b":"19934","o":1}