ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хаос под нами загрохотал, и по поверхности искусственного озерца пошли круги.

Я следил за дорогой, за приближением противника. Валдейн приказал своим людям затушить костры и укрыться.

Хаос уже ощутимо сотрясал почву: над дорогой начинала клубиться пыль. А от воды стал подниматься легкий пар.

Я потянулся чувствами к Джастину, чтобы проследить за его работой. Он создавал десятки узких каналов из смеси хаоса и расплавленного железа, ведущих к реке и моему озерцу.

Армия противника уже находилась на расстоянии в пару кай. Солдаты маршировали открыто, ни от кого не таясь и распевая строевую песню:

…Была красавица одна, нигде не сыщешь краше;

И хоть купчины-толстяка женой она была,

Но догадайтесь от кого, заделавшись мамашей,

Она мальчишку-шалуна недавно родила!

Ать-два, прыг-скок, шмыг солдат за порог!

Джастин и Дайала поднялись на ноги и теперь стояли на прочном скальном уступе так, чтобы их не было видно с дороги. Я сосредоточенно наблюдал за работой Джастина. Смертоносный жар тянулся вверх по созданным им каналам, однако маг не касался этой смеси хаоса и гармонии, а направлял ее куда следовало, создавая удобные, легкие проходы.

Теперь земля заходила ходуном: чтобы устоять на ногах, мне пришлось ухватиться за сосновую ветку, и рука моя стала липкой от сока. Грохот хаоса нарастал.

Заржали кони, но чьи, солнечных дьяволов или наши, было уже не разобрать.

Примерно в кай от моей самодельной плотины и начинавшего закипать озерца вражеская колонна замедлила движение.

Земля ушла из-под ног; ветка, за которую я держался, обломилась. Я упал, поднялся и сел на камень.

Джастин с Дайалой подводили к озеру все новые магические каналы. Потом я ощутил, что Дайала воздвигает на участке склона от речушки до озерца магический щит, а Джастин начинает сводить свои каналы воедино.

Земля заходила ходуном.

Хаморианцы были так близко, что я уже видел знамя и высланных вперед дозорных. Они ехали шагом, присматриваясь ко всему окружающему. Потом один из них указал рукой, – могло показаться, будто прямо на меня, но на самом деле – на кипящую воду. Оба всадника утерли лбы и повернули коней. Земля яростно содрогнулась, и одному из них пришлось ухватиться за гриву. Новый толчок, и другой конь упал.

Над озером со свистом и шипением взметнулся фонтан пара. Вода неистово заклокотала, туман затянул окрестности так, что могло показаться, будто пали сумерки.

Жар под озером достиг немыслимого предела, и тут… Джастин перекрыл свой канал.

Земля под дорогой вспучилась, набухла и пошла трещинами. Дайала изо всех сил удерживала щит между нами и озером. Сквозь трещины в земле наружу устремилась, неся раскаленные камни, магма. Огненная река потекла вниз по склону. Валуны посыпались в каньон, словно пушечные снаряды. Вопли гибнущих людей и животных потонули в грохоте, треске и шипении. Волна белизны – свидетельство сотен смертей – покатилась вверх по склону и захлестнула меня, заставив зажмуриться. А когда я открыл глаза, они отчаянно болели, хотя на сей раз мне даже не пришлось коснуться ни гармонии, ни хаоса.

На месте озера образовалась воронка, на месте дороги, на протяжении двух кай, – сплошной затор из застывающего камня. Выше по склону деревья лишились листвы и коры, став похожими на скелеты. Вторая дорога на Кифрос прекратила свое существование. Но если найти способ перебраться через Отроги было возможно, то никому не удалось бы быстро воссоздать уничтоженную армию.

Насколько я мог судить, Джастин с Дайалой истребили ее полностью и при этом даже не соприкоснулись с хаосом.

Я, хотя едва держался на ногах, а голова моя звенела, как наковальня, подошел к ним. Они выглядели совершенно изможденными и никак не отреагировали на мое появление. Тогда я побрел туда, где привязал Гэрлока: хотелось верить, что с пони ничего не случилось.

Лошадей осталось только семь из девяти, но Гэрлок и Роузфут были на месте. Я погладил его и достал флягу и мешок с провизией.

– Герсик и Нитри пропали, – сказал Валдейн. Лицо его было ошпарено чуть ли не до волдырей.

– Если их угораздило спуститься вниз, они погибли.

Провожаемый испуганными взглядами солдат, я направился к Джастину с Дайалой и предложил им флягу.

– Что там? – хрипло спросил Джастин.

– Вода.

– Ну… хуже пива, но лучше чем ничего.

Лицо его избороздили морщины, волосы поседели. Дайала выглядела немногим лучше. Правда, ее волосы и без того были серебристого цвета, но они лишились блеска, как будто из них ушла часть жизни. Как, наверное, оно и было.

Снова поднявшись по склону, я пошарил в сумах Джастина, нашел немного сухофруктов, а когда коснулся руки Дайалы, добавил и немного гармонии. Она не возражала, и я проделал то же самое с Джастином.

– Понял, что я говорил насчет умения? – спросил он, когда его морщины чуточку разгладились и взгляд стал бодрее.

– Вы оба даже не прикоснулись к хаосу.

– Связь всегда существует. Хорошо, если удается избежать непосредственного соприкосновения, но связь все равно существует.

Земля в очередной раз содрогнулась.

– Надо уходить, – сказал Джастин, медленно поднимаясь. – Покоя здесь не будет еще долго.

– Хаос пребудет здесь много лет, – подтвердила Дайала, к чьим волосам уже начал возвращаться блеск.

Мы вернулись к лошадям и поехали вверх по дороге, на которой кое-где попадались щели, откуда выбивались струйки пара. На сей раз даже Дайала ехала верхом.

Валдейн до последнего момента не терял надежды на спасение двух пропавших бойцов, но никаких следов – ни их, ни их лошадей – обнаружить не удалось.

Джастин с Дайалой держались бок о бок, словно погрузившись в собственный, никому более не доступный мир.

Взглянув на них, внешне постаревших, но оставшихся внутри молодыми, я сглотнул.

И продолжил путь.

CIII

Очертания гор позади Расора размывала легкая дымка, но небо над гаванью оставалось ясным, а водную гладь мутила лишь легкая рябь. Гуннар с Тамрой стояли на северо-восточной угловой башне старого форта, считавшегося некогда надежной защитой. В тридцати локтях внизу подножие башни омывала вода.

Возле магов находилась лишь горстка бойцов: остальных Кристал вывела из цитадели и разместила к северу от реки, откуда они легко могли быть переброшены в любом направлении. Разумеется, маги могли вызывать бурю и находясь там, но существовала опасность, что хаморианцы узнают, откуда исходит угроза, и сосредоточат огонь на чародеях. Если они возьмутся обстреливать форт, это убережет не столь уж многочисленные войска от потерь.

Направив чувства вперед, оба мага выискивали в открытом море стальные корпуса.

– Пять кай, – молвила Тамра, возвращаясь к действительности. – Да, они еще не повернули к гавани. А какова дальнобойность их пушек?

– Да тоже примерно кай пять.

– Ох ты!..

Глаза Гуннара затуманились, но когда Тамра уже вознамерилась последовать чувствами за ним, он коснулся ее плеча.

– Начали поворачивать.

– Когда начнут обстрел?

– Как только будут уверены, что их снаряды достигнут цели. – Гуннар криво усмехнулся. – Пора.

– Что пора?

– Вызывать великие ветры.

– А чем они отличаются от обычных?

– Я не могу это объяснить словами: просто следи за мной и делай, как я.

Тамра поморщилась, но кивнула.

– Не хочется попадать под обстрел, – заметил Гуннар, приглаживая русые волосы.

– А ты можешь устроить бурю до того, как они смогут пустить в ход свои пушки? – спросила Тамра.

– Нет. То есть устроить могу, но эффект будет не тот. В гавани, в замкнутом пространстве, можно добиться большего. Следи за мной и используй чувства: сегодня они понадобятся тебе в полной мере.

Маг сложил руки на груди и сосредоточился. Тамра, прижавшись к парапету, последовала за ним ввысь, к пролегавшим высоко над гаванью, над сухим и теплым Кифросом, холодным воздушным пластам. Стужа небес пронзила ее, словно ледяной клинок, однако она ощутила не только грозную мощь стихии, но и могущество воли Гуннара, заставлявшего эти потоки изменить направление движения. С трудом и опаской она последовала за ним и сумела захватить и изогнуть несколько воздушных струй. Когда Гуннар направил свои потоки к гавани, Тамра присоединила к его ветрам свои.

122
{"b":"19934","o":1}