ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стряхнув с пальцев немногочисленные крошки, я взглянул на солнце, а потом перевел взгляд на Нижние Рассветные Отроги, где, впрочем, ничего, кроме холмов и деревьев, не увидел.

– Надо попить, помыться и – в путь.

– Ты так и не понял, – в который раз повторила Аласия. Тут девица не ошиблась: ничего, кроме того, что она явно не доверяет мужчинам и магам, я действительно не понял.

Поэтому я продолжал чувствовать себя не в своей тарелке даже после того, как ближе к вечеру мы расстались на Телсенском тракте. В ответ на мое пожелание удачи она даже не обернулась, просто пошла в сторону Телсена. И это после того, как получила от меня на дорогу дождевик, рубаху, запас сыра и галет, два серебреника и несколько медяков. Мне ничего не оставалось, кроме как, проводив ее взглядом, направить Гэрлока в сторону Арастии.

От всей этой истории у меня остался неприятный осадок, Я помог посторонней девушке освободиться от злого хозяина, а она повела себя так, словно в том состояла моя обязанность. При этом Аласия не была затронута хаосом, а если с ней и обращались не лучшим образом, она все же не имела права красть все, до чего могла дотянуться, у человека, никак не связанного с се мучителем Тейлсиром.

Рука у меня болела, голова тоже, и я задавался вопросом: стоило ли для изучения магических огней Герлиса ехать таким кружным путем? К настоящему моменту мне удалось выяснить лишь то, что нанесенные мечом раны не так просто залечить даже с помощью магии гармонии, а также, что если немало народу не в восторге от герцога Берфира, то Кифрос, кифриенцев и в особенности магов жалуют еще меньше. Столь убогие сведения никак не стоили восьми дней скитаний.

XVI

Найлан, Отшельничий остров

– Герлис работает с хаосом у подножия Рассветных Отрогов. Это можно ощутить даже отсюда, – говорит Хелдра, подойдя к окну и окидывая взглядом травянистый склон холма и высаженные на территории Братства ухоженные деревья.

Пальцы ее нежно прикасаются к рукояти черного клинка. Наконец взор женщины останавливается на гавани Найлана и фокусируется на единственном мерцающем щите, создающем у большинства смотрящих в ту сторону впечатление, будто причал пуст и лишь нагретый солнцем воздух слегка подрагивает.

– Он определенно сильнее, чем Антонин, – говорит Марис, пробегая пальцами по лежащей перед ним на столе карте Хидлена. – Как его вообще угораздило измыслить эти ракеты?

– Герлиса? Это не его изобретение. Кто-то украл идею и продал ее Берфиру, – отзывается Хелдра.

– Но кто украл идею? Чья это могла быть работа? – спрашивает Марис.

– Саммела, – отвечает, покраснев, Хелдра. – Да, Саммела. Он вполне мог бы выковать их сам, но не стал даже строить кузницу. Возможно, потому, что счел дальнейшее использование магии гармонии невозможным. Правда, доказательств у меня нет. Пусковые повозки сконструированы в Кандаре, но сами ракеты точно такие же, как наши, если не считать того, что вместо черного железа Берфир использует местную сталь.

– Приятно слышать, что даже непогрешимая Хелдра может ошибиться, – лениво бормочет Марис. – В кои-то веки.

– Надо думать, Берфир нашел мастера, сумевшего их изготовить, – говорит Тэлрин, со стуком поставив на стол свой бокал. – Если принцип действия известен, это не так-то трудно, не то что создать прицельные пушки. Вот почему мы стараемся сохранять такого рода идеи в тайне.

– Не брезгуя такими методами, как убийство того кузнеца из Южного Порта, – замечает Марис, подняв брови.

– Ты о том малом, который баловался с пороховыми патронами и нарезными стволами? Джоро отдал такой приказ до того, как я вошел в состав Совета. Но сдается мне, без этого было не обойтись.

– Вот именно, – поддерживает его Хелдра, – я все равно распорядилась бы устранить того умельца. Вы только вообразите себе Кандар с ракетными установками, нарезными ружьями и белыми магами! Хватит и тех неприятностей, которые сулит война между Берфиром и Коларисом. Даже Доррин, инженер магии, и тот под конец пришел к выводу, что в мире развелось слишком много бесконтрольной машинерии.

– Это утверждали его последователи, – указывает Тэлрин. – Сам Доррин оставил немало письменных трудов, но, читая их, я не обнаружил там ничего подобного.

– Ладно, у нас разговор не о наследии Доррина! – говорит Хелдра, щурясь на солнце, после чего, не отходя от окна, поворачивается к собеседнику. – Для чего мы здесь собрались? Чтобы покивать и разойтись, позволив миру обратиться к хаосу?

– Нет, если Кассий прав, это естественный процесс. Именуемый энтропией.

– Еще одно чудное словечко из тех, какие в ходу на его родине. Но суть его как раз в обращении к хаосу, чему Отшельничий всегда противостоял, – заявляет Хелдра и, отойдя от широкого окна, возвращается к столу.

– Завидую я твоей уверенности.

– Единственное, что нам нужно, это ощущать Равновесие, – говорит Хелдра. – Оно реально, и наш долг поддерживать его, а не только, – тут она смотрит на Мариса, обеспечивать безопасность торгового судоходства.

– Ты предлагаешь отправить на Кандар убийцу, чтобы прикончить Герлиса, а заодно и Саммела? – спрашивает Марис, теребя квадратную бородку.

– Нет. В настоящий момент от убийства Герлиса не будет никакого проку. О ракетах знают уже многие, но вряд ли их станут изготавливать в слишком уж большом количестве. Они дороги. Пусть пока дерутся, а когда война закончится, мы примем меры.

Хелдра улыбается.

– Ты, похоже, готова поручиться, что Герлис долго не протянет, – замечает Марис, откидываясь в кресле.

– Не протянет. Чем большую силу черпает он из хаоса, тем короче его жизнь. Не говоря уж о том, что Леррис способен сделать ее еще короче, чтобы помочь своей подруге.

– Кристал? Да, полагаю, это возможно, – размышляет вслух Тэлрин. – Она ведь может оказаться во главе сил, которым придется столкнуться с Берфиром и Герлисом. Но как насчет Саммела?

– Саммела? Я сама им займусь.

– Правильно ли я понимаю, что ты хочешь избавиться от Саммела, позволить Леррису избавить нас от Герлиса, предоставить самодержице возможность взять под контроль Рассветные Отроги, а Берфиру с Коларисом – уничтожить друг друга, а потом послать в Кандар черный отряд, дабы устранить всех, кому известен секрет изготовления ракет? – спрашивает Марис.

– План совсем неплох, – отзывается Хелдра, снова отвернувшись к окну. – После всего этого на материке долго не вспомнят ни о каких ракетах.

– Но в Кандаре по-прежнему останется Леррис, а потенциальная возможность концентрации хаоса даже возрастет, – указывает Тэлрин.

– Но я все-таки не понимаю, что такое с Саммелом, – говорит Марис, – почему он так, по-вашему, важен?

– Когда его отправили на гармонизацию, он прихватил с собой книги, – со вздохом отвечает Хелдра. – Никто не ожидал, что этот человек опустится до воровства. Мне казалось, у него есть какие-то идеалы.

Марис переглядывается с Тэлрином, после чего прокашливается.

– Кандар Кандаром, но что, если хаос дошел до Хамора? Тут на днях Гуннар заходил, так, по его словам, нынешняя хаморианская сталь почти не уступает по прочности черному железу. Их торговые суда становятся все больше и быстроходнее, но главное не это. Они строят уйму стальных военных кораблей, гораздо больше, чем может потребоваться по ту сторону океана. И оснащают их пушками.

– Гуннар беспокоится о своем сыне.

– Хелдра, хаморианские пароходы – это не выдумка Гуннара, – возражает Тэлрин. – Доносили нам и об их новых пушках. Правда, я не подумал о стали… и о торговцах. Но с торговцами мы как-нибудь разберемся.

– Кандар от Хамора далеко, – замечает Хелдра.

– Не очень, когда располагаешь столь быстроходными кораблями.

XVII

После развилки Арастийский тракт пошел почти строго на запад, в направлении серных источников и рубежей Кифроса. На дороге виднелись следы подвод, груженных так тяжело, что глубокие колеи после их проезда сохранялись несколько дней.

28
{"b":"19934","o":1}